Главная городская газета

Минфин хочет повысить НДС до 22%, а страховые взносы до 22% снизить

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Экономика

Промышленность растет по холодку

Студеный май заставил заводы работать быстрее Читать полностью

Маршруты без препятствий

Жители Петербурга и Ленобласти останутся в единой транспортной среде Читать полностью

Бумага наша, спецэффекты ваши

Петербург станет лидером производства обоев Читать полностью

Праздник не помеха

В июне российские ткачи и швейники отмечают свой профессиональный праздник Отечественный легпром переживает нелегкие времена, отвоевывая доли рынка у поставщиков импорта. Читать полностью

Летний гардероб в изгнании

Как правило, обновление летнего гардероба происходит в два последних весенних месяца. В этом году настроения покупать летние вещи у горожан не было. Читать полностью

Диванные инвесторы

Граждане помогли стране, скупив облигации 399 российских компаний Читать полностью
Минфин хочет повысить НДС до 22%, а страховые взносы до 22% снизить | Иллюстрация imanhakim/shutterstock.com

Иллюстрация imanhakim/shutterstock.com

Под занавес прошлого года мы рассказывали о возможной налоговой реформе в России. Чиновники выдвинули немало предложений: повысить налог на добавленную стоимость (НДС), заменить налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) налогом на добавленный доход (НДД) и ряд других мер. Однако президент РФ поставил точку с запятой в дискуссии функционеров и бизнеса, отодвинув возможные новации фискальной сферы до 2019 года. Почему тогда мы говорим о точке с запятой? Да потому, что диспуты о справедливом для граждан, компаний и государства налогообложении возобновились уже в 2017-м.

Своя подать не тянет

В этом году Минфин выдвинул предпринимателям идею нового общественного договора. «Мы не увеличиваем налоговую нагрузку, а вы платите налоги по законодательству», – объявил министр финансов Антон Силуанов на налоговом форуме Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП).

По версии Минфина, ставки страховых взносов с фонда оплаты труда можно снизить с действующих 30 до 22%, а вот НДС, наоборот, увеличить с 18 до 22%. Фискальный эффект эксперты оценивают по-разному: с одной стороны, бюджет может недополучить около 180 млрд руб. в год. С другой – правительственные чиновники убеждены, что подобный налоговый маневр поможет экспортно ориентированным предприятиям.

Напомним, что торгующие с заграницей компании платят таможенные пошлины, а вот часть НДС им возмещается. Поэтому предприятиям-экспортерам выгодно сэкономить на снижении «налога на рабсилу», как в шутку называют взносы в соцфонды. Таким образом, снижение отчислений в фонды может повысить инвестиционную привлекательность отечественного реального сектора, работающего на экспорт.

Выпадающие доходы от снижения процентов страховых взносов Минфин планирует компенсировать заменой нескольких ставок на одну, что повысит собираемость налогов. Таким образом, де-факто мы возвращаемся к идее единого социального налога, отмененного несколько лет назад.

Наиболее радикальные предложения Минфин выработал для сырьевого сектора экономики, точнее – нефтегазовой его составляющей. Чиновники предлагают завершить стартовавший несколько лет назад налоговый маневр, по которому экспортную пошлину постепенно заменяли НДПИ. По мнению Антона Силуанова, к 2025 году пошлину нужно отменить вовсе, налог на добычу полезных ископаемых – тоже, а вместо них ввести для нефтяников налог на добавленный доход (НДД).

Вкратце суть НДД такова: с нефтяников будет взиматься 50% доходов от продажи углеводорода за вычетом расходов на добычу и транспортировку, но не более определенной суммы с каждой добытой тонны.

В прошлом году, когда параллельно взимали НДД, НДПИ и таможенные пошлины, нефтяники констатировали резкий рост себестоимости добычи нефти, а прибыль компаний снизилась. Подобное в свою очередь лишает финансирования проекты по строительству нефтеперерабатывающих заводов и освоению новых месторождений в Арктике. Причина – источник инвестиций в обновление основных фондов компании зачастую находили в собственной прибыли, ведь высокие ставки по банковским кредитам резко снижали рентабельность долгоиграющих проектов.

Сила маленького пункта

Пока сложно сказать, какие из предложенных нововведений сильнее скажутся на простых потребителях, то есть на нас с вами. Конечно, наипервейшим кандидатом на роль опустошителя кошельков придется взять возросший НДС. Напомним, что этот косвенный налог фактически взимается с покупателей товаров в магазинах, а не с предприятий, как налог на прибыль. Хотя, конечно, деньги в бюджет перечисляют юридические лица и индивидуальные предприниматели, продавшие нам товар.

Суть НДС проста: продавец отчисляет в казну не фиксированный процент (например, 18%, как сейчас для большинства видов деятельности) со всех продаж, а процент с разницы между объемом продаж и стоимостью товаров и услуг, приобретенных у поставщиков. Например, запчастей и материалов для выпуска автомобилей, сырья для производства продуктов питания и пр.

Таким образом исключается двойное налогообложение, и НДС предприниматель платит с добавленной в процессе производства стоимости. Разумеется, что даже небольшой рост НДС увеличит себестоимость продукции и заставит бизнес поднять цены.

Если в прошлом году чиновники предлагали увеличить этот налог на 1 – 2 процентных пункта, то в этом Минфин задумал ни много ни мало поднять ставку НДС на 4 процентных пункта – до 22%. Конечно, такой подъем неминуемо вызовет пусть небольшой, но рост розничных цен. Учесть надо еще один фактор: себестоимость продукции повысится на каждой стадии производственного процесса, ведь увеличенный НДС будут платить все поставщики. Получится своего рода цепная реакция, усиленная высокой степенью монополизации рынков в России.

Эксперты полагают, что повышение НДС выше 20-процентного уровня снизит его реальную собираемость. Значительная часть бизнеса воспользуется «серыми» схемами, чтобы минимизировать отчисления по НДС. В 1990-е это было массовым явлением, когда возникали тысячи фирм-однодневок, через которые нерадивые предприниматели возмещали НДС.

Конечно, сейчас в этой сфере постепенно наводится порядок, но все, как говорится, имеет свою цену. Если ключевой налог, от которого зависит наполняемость федерального бюджета, резко увеличат, то бизнес увидит реальные стимулы для ухода от обложения податью. Это испортит и деловую среду, и собираемость налогов.

В абсолютных показателях по Петербургу весомость НДС выглядит так. В январе – ноябре 2016 г. (более свежей развернутой налоговой статистики нет) городские предприятия заплатили НДС в федеральный бюджет на сумму 200 млрд рублей. Отчисления по налогу на доходы физлиц в региональную казну составили 171,9 млрд руб., по налогу на имущество – 46 млрд руб., по налогу на прибыль предприятий – 119,2 млрд руб.

Если при грубом расчете мы вычтем из 200 миллиардов поступлений по НДС вышеозначенные 4%, то выйдет 8 млрд руб. Это больше, чем Петербург за первые 11 месяцев 2016-го получил за пользование природными ресурсами (3,5 млрд руб.).

Как видим, даже небольшой налоговый маневр может серьезно изменить экономическую картину не только в отдельном регионе, но и по всей стране.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook