Главная городская газета

Забыться нельзя проснуться

Свежие материалы Культура

Концерт для мобильника с оркестром

Сверхдинамично прошла церемония вручения премии имени Сергея Курехина в области современного искусства за 2016 год. Читать полностью

Могучий гул в шелесте страниц

В Музее Анны Ахматовой представили книгу «Золотая клинопись фонарей в Фонтанке». Она написана старшим научным сотрудником музея Татьяной Поздняковой и директором Ниной Поповой. Читать полностью

Остров фотографической свободы

Все 20 авторов фотографий, видео и анимации не являются поклонниками кубинского социализма, но и не испытывают эйфории от возможного возвращения в страну капитализма после недавней смерти Фиделя Кастро. Читать полностью

Бронзовый Порфирий Петрович и виртуальный Федор Михайлович

В Музее Достоевского состоялась встреча филологов и почитателей творчества русского классика с Сергеем Рублевым, московским журналистом, главным редактором сетевого издания «Федор Михайлович Достоевский. Читать полностью

Когда стал Ленин маленьким

Год столетия Октябрьской революции начался так, что вряд ли стоит сомневаться: уж к концу ноября-то каждый из нас узнает наконец всю правду и о самом событии, и о людях, имеющих к нему отношение... Читать полностью

Меценат родился в апреле

Меценаты не просто люди, которые вынули деньги из собственного кармана, у них особый настрой души. Их присутствие в больнице, детском центре, детской деревне, музее создает ауру доброты. Читать полностью
Забыться нельзя проснуться | Эффектные лестницы Александра Боровского стали своеобразной визитной карточкой спектакля. ФОТО предоставлено пресс-службой Александринского театра

Эффектные лестницы Александра Боровского стали своеобразной визитной карточкой спектакля. ФОТО предоставлено пресс-службой Александринского театра

В Александринском театре состоялась премьера спектакля «Третий выбор» – это вторая редакция «Живого трупа» по пьесе Льва Толстого, впервые поставленного Валерием Фокиным в 2007 году. Актерский состав сменился более чем наполовину. В роли Феди Протасова – Петр Семак.

Array
(
    [ID] => 2209
    [~ID] => 2209
    [CODE] => zabytsya_nelzya_prosnutsya
    [~CODE] => zabytsya_nelzya_prosnutsya
    [XML_ID] => 2209
    [~XML_ID] => 2209
    [NAME] => Забыться нельзя проснуться
    [~NAME] => Забыться нельзя проснуться
    [TAGS] => 
    [~TAGS] => 
    [SORT] => 500
    [~SORT] => 500
    [PREVIEW_TEXT] => В Александринском театре состоялась премьера спектакля «Третий выбор» – это вторая редакция «Живого трупа» по пьесе Льва Толстого, впервые поставленного Валерием Фокиным в 2007 году.

[~PREVIEW_TEXT] => В Александринском театре состоялась премьера спектакля «Третий выбор» – это вторая редакция «Живого трупа» по пьесе Льва Толстого, впервые поставленного Валерием Фокиным в 2007 году.
[PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 2593 [TIMESTAMP_X] => 15.03.2015 19:18:54 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 333 [WIDTH] => 500 [FILE_SIZE] => 65360 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/26f [FILE_NAME] => 4zabitsya.jpg [ORIGINAL_NAME] => 4Zabitsya.jpg [DESCRIPTION] => Эффектные лестницы Александра Боровского стали своеобразной визитной карточкой спектакля. ФОТО предоставлено пресс-службой Александринского театра [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => b00f21181378928e461bb75d735034fd [~src] => [SRC] => /upload/iblock/26f/4zabitsya.jpg [ALT] => Забыться нельзя проснуться [TITLE] => Забыться нельзя проснуться ) [~PREVIEW_PICTURE] => 2593 [DETAIL_TEXT] =>

Про «третий выбор» сказано в пьесе у графа Толстого: «Всем ведь нам в нашем круге, в том, в котором я родился, три выбора – только три. Служить, наживать деньги, увеличивать ту пакость, в которой живешь. Это мне было противно, может быть, не умел, но, главное, было противно. Второй – разрушать эту пакость; для этого надо быть героем, а я не герой. Или третье: забыться – пить, гулять, петь. Это самое я и делал. И вот допелся». Воля к забытью, к радикальному эскапизму и неотделимому от него саморазрушению – основная движущая сила героя фокинского спектакля.

В спектаклях Валерия Фокина приветствуются фантасмагории, всевозможные двойники, гротескные эскапады, но строго-настрого запрещен вход ностальгическим общественным миражам. Добродушный московский быт, «матерый человечище», мучимый тоской, непонятной простым смертным (таким когда-то играл Федора Протасова Николай Симонов), воля, «степь, десятый век» в номерах с цыганами и, конечно же, знаменитая «Невечерняя» – всем этим стереотипам зрительского восприятия пьесы режиссер предпочел социальную драму.

Вместо московского уюта – домашних чаепитий, светских приемов, таборных удовольствий, трактирного загула – строгий классический сквозняк петербургских лестниц. Толстовские персонажи ведь все время ждут известий, и поэтому обязательно нужно встретить прямо у лифта, накинуться с расспросами: «Что? Как он?» (что сказал Федор? А доктор? А температура у Мики? А следователь? А маман?). Они не успевают зайти домой – дом, увиденный глазами Феди Протасова, отныне запретен. Федор в этом спектакле бежит не с дивана на диван (из дома – к цыганам), а буквально: с верхних этажей лестницы – в самый низ, в клетку подвала. Здесь у него нет и не может быть товарищей, он совсем один. Тирания домашнего комфорта, «семейных застенков» ничто по сравнению с железной общественной иерархией (лучше затейливых лестничных пролетов Александра Боровского тут и впрямь ничего быть не может), и семья Протасовых занимает свой этаж на площадке именно этой «общественной» лестницы.

Вся история происходит в пространстве одного дома: квартиры Протасовых и Карениных расположены в одной парадной, следственная часть и суд находятся где-то неподалеку. На самом верху, под крышей, обитает художник Петушков, под лестницей процветает темная личность по фамилии Турецкий (он-то и станет доносчиком), а когда князю Абрезкову (незаменимый Николай Мартон) случится посетить Федю в его подвале, он просто спустится туда – прямо в домашних тапочках на босу ногу. Потому что недалеко. И все этажи соединяет старинный лифт – на нем катаются полицейские чины с непотребными девицами (натурально, под разухабистую «Невечернюю»), на нем же в последний путь, в «место, где свет», вознесется застрелившийся Федор. Образ социального лифта воплощен в спектакле буквально.

В первой редакции «Живого трупа» в Александринке Фокину удалось важное: он объяснил, почему мир, из которого бежал добрый Федя, был совершенно невыносим. И сейчас каждый из этих «хороших, хороших людей» четко знает свою ступеньку. Спектакль начинает Анна Павловна, мать Лизы Протасовой (Мария Кузнецова), – интонация актрисы, ставшая камертоном мирка «хороших людей», бесподобна в своей точности: в перечислении Фединых грехов слышится не только осуждение человека, причинившего горе дочери, но и порицание «нарушителя конвенции».

Теща – высший чин в семейной табели о рангах. Как, впрочем, и свекровь – Анна Дмитриевна Каренина (Светлана Шейченко) – сатира не менее точная и не менее тонкая. В этом доме все, подчиняясь незыблемым общественным установлениям, носят «невидимые миру» погоны – даже дамы. Женская «квадрига», фронтально выстроившаяся на высоком балконе, – непобедимый авангард, удерживающий плацдарм семейного уклада. Здесь есть все: и здравый смысл, и житейская мудрость, и до настырности бесконечная забота, и супружеская верность, и восторженная влюбленность юной Саши (Василиса Алексеева нашла свежие забавные нюансы для своей героини). И все это невыносимо. Фокин сдвигает интонацию на каких-нибудь полтона – и в искренности персонажей дребезжит не слышная им самим фальшь.

Но, каких масштабов достигнет эта фальшь в новой редакции спектакля, поначалу и предположить было нельзя. «Третий выбор» – это территория бесконечных и опасных взаимных иллюзий. Важным мотивом ухода Протасова, как известно, была давняя привязанность его жены Лизы и Виктора Каренина – ради их счастья Федор готов был застрелиться. Раньше казалось, что беда претворится в благо, хотя бы для этих двоих. Сейчас же очевидно, что союз Лизы (необыкновенно трогательная и лиричная Юлия Марченко) и Каренина (необыкновенно странный даже для роли «маменькиного сынка» Андрей Матюков) – это сплошная ложь, жалкая попытка замены объекта. Не в меру трепетный Виктор, проговариваясь, ставит любовь к Феде на первое место, а Лиза и вовсе ничего не в силах скрыть и истошно вопит, едва завидев Федора. Не потому, что испугалась. А потому, что то было настоящее. А это, нынешнее, – вынужденная дань общественной морали, ежеминутный повод для принужденно сладких улыбок.

Получается, что оставивший жену Федор был не великодушен и мудр, а всего лишь безразличен. Но он и сам страдает от фантомной боли несуществующей любви – в «Третьем выборе» юная Маша (Олеся Соколова), смело входящая в Федину клетку, окончательно «развоплотилась», превратившись из девушки в видение. Она, конечно же, не толстовская цыганка, но и не сердобольная курсистка из первой редакции. Барышня то ли ошиблась подиумом, то ли вот уже целую неделю как приступила к обязанностям социального работника, применяя к объекту своей благотворительности интересные, нетрадиционные меры воздействия. На ее слова о любви Федор восхищенно бормочет: «Удивительно!» – но слушает их, как далекое эхо, как нечто, возможно, и прекрасное, но точно не имеющее к нему никакого отношения.

В свое время Федор Протасов, сыгранный Сергеем Паршиным, был лишен претензий на личную исключительность. Не надо быть титаном, взыскующим иррациональной «воли», чтобы почувствовать себя загнанным в клетку. В положении и мировоззрении «живого трупа» нет решительно ничего героического – как нет и никакого особого просветления в Федином самоубийстве (от предсмертных придыханий «Как хорошо...» и т. д. александринский спектакль по счастью избавлен). Загадкой героя был добровольный уход, отказ от мира.

Актер Малого драматического театра Петр Семак, занявший в этом сезоне пост «гостевого премьера» Александринки, в роли Протасова совсем не таков. Его герой сам по себе загадка. Обстоятельства места и времени уже не так и важны – важен лишь этот человек, лежащий в углу ничком. Блеск растерянных глаз и непослушное, ненужное тело. Этому Федору тесно в клетке – точно так же, как актеру в двухчасовом спектакле, состоящем из коротких острых зарисовок. Четыре акта, каждый по пять часов, играть в несколько вечеров, по особым дням – двое суток с утра до ночи, – вот настоящий масштаб истории героя Петра Семака (бывшему императорскому театру, несомненно, по силам развить достижения МДТ, воспитавшего выдающегося актера).

К концу спектакля – заваленная пустой стеклотарой авансцена (это одинокую-то винную бутылку в углу клетки Феде все поминают?!), побратавшийся партер, хором распевающий «Невечернюю», и студенты на галерке, горячо толкующие о смысле жизни (в духе самозваного «гения» Александрова, превосходно сыгранного Иваном Ефремовым). И не надо, в самом деле, никаких цыган, вот она – степь и воля!

Однако ничего этого нельзя. Поэтому Феде лишь остается дурашливо хвастать перед случайным слушателем своей «ловкостью» (умно он с самоубийством придумал!) и тихонько радоваться, что его наконец-то все оставили в покое. Когда потребуется вновь сбежать – он сбежит окончательно, найдя наконец тот предел, где «социальный лифт» останавливается.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

[~DETAIL_TEXT] =>

Про «третий выбор» сказано в пьесе у графа Толстого: «Всем ведь нам в нашем круге, в том, в котором я родился, три выбора – только три. Служить, наживать деньги, увеличивать ту пакость, в которой живешь. Это мне было противно, может быть, не умел, но, главное, было противно. Второй – разрушать эту пакость; для этого надо быть героем, а я не герой. Или третье: забыться – пить, гулять, петь. Это самое я и делал. И вот допелся». Воля к забытью, к радикальному эскапизму и неотделимому от него саморазрушению – основная движущая сила героя фокинского спектакля.

В спектаклях Валерия Фокина приветствуются фантасмагории, всевозможные двойники, гротескные эскапады, но строго-настрого запрещен вход ностальгическим общественным миражам. Добродушный московский быт, «матерый человечище», мучимый тоской, непонятной простым смертным (таким когда-то играл Федора Протасова Николай Симонов), воля, «степь, десятый век» в номерах с цыганами и, конечно же, знаменитая «Невечерняя» – всем этим стереотипам зрительского восприятия пьесы режиссер предпочел социальную драму.

Вместо московского уюта – домашних чаепитий, светских приемов, таборных удовольствий, трактирного загула – строгий классический сквозняк петербургских лестниц. Толстовские персонажи ведь все время ждут известий, и поэтому обязательно нужно встретить прямо у лифта, накинуться с расспросами: «Что? Как он?» (что сказал Федор? А доктор? А температура у Мики? А следователь? А маман?). Они не успевают зайти домой – дом, увиденный глазами Феди Протасова, отныне запретен. Федор в этом спектакле бежит не с дивана на диван (из дома – к цыганам), а буквально: с верхних этажей лестницы – в самый низ, в клетку подвала. Здесь у него нет и не может быть товарищей, он совсем один. Тирания домашнего комфорта, «семейных застенков» ничто по сравнению с железной общественной иерархией (лучше затейливых лестничных пролетов Александра Боровского тут и впрямь ничего быть не может), и семья Протасовых занимает свой этаж на площадке именно этой «общественной» лестницы.

Вся история происходит в пространстве одного дома: квартиры Протасовых и Карениных расположены в одной парадной, следственная часть и суд находятся где-то неподалеку. На самом верху, под крышей, обитает художник Петушков, под лестницей процветает темная личность по фамилии Турецкий (он-то и станет доносчиком), а когда князю Абрезкову (незаменимый Николай Мартон) случится посетить Федю в его подвале, он просто спустится туда – прямо в домашних тапочках на босу ногу. Потому что недалеко. И все этажи соединяет старинный лифт – на нем катаются полицейские чины с непотребными девицами (натурально, под разухабистую «Невечернюю»), на нем же в последний путь, в «место, где свет», вознесется застрелившийся Федор. Образ социального лифта воплощен в спектакле буквально.

В первой редакции «Живого трупа» в Александринке Фокину удалось важное: он объяснил, почему мир, из которого бежал добрый Федя, был совершенно невыносим. И сейчас каждый из этих «хороших, хороших людей» четко знает свою ступеньку. Спектакль начинает Анна Павловна, мать Лизы Протасовой (Мария Кузнецова), – интонация актрисы, ставшая камертоном мирка «хороших людей», бесподобна в своей точности: в перечислении Фединых грехов слышится не только осуждение человека, причинившего горе дочери, но и порицание «нарушителя конвенции».

Теща – высший чин в семейной табели о рангах. Как, впрочем, и свекровь – Анна Дмитриевна Каренина (Светлана Шейченко) – сатира не менее точная и не менее тонкая. В этом доме все, подчиняясь незыблемым общественным установлениям, носят «невидимые миру» погоны – даже дамы. Женская «квадрига», фронтально выстроившаяся на высоком балконе, – непобедимый авангард, удерживающий плацдарм семейного уклада. Здесь есть все: и здравый смысл, и житейская мудрость, и до настырности бесконечная забота, и супружеская верность, и восторженная влюбленность юной Саши (Василиса Алексеева нашла свежие забавные нюансы для своей героини). И все это невыносимо. Фокин сдвигает интонацию на каких-нибудь полтона – и в искренности персонажей дребезжит не слышная им самим фальшь.

Но, каких масштабов достигнет эта фальшь в новой редакции спектакля, поначалу и предположить было нельзя. «Третий выбор» – это территория бесконечных и опасных взаимных иллюзий. Важным мотивом ухода Протасова, как известно, была давняя привязанность его жены Лизы и Виктора Каренина – ради их счастья Федор готов был застрелиться. Раньше казалось, что беда претворится в благо, хотя бы для этих двоих. Сейчас же очевидно, что союз Лизы (необыкновенно трогательная и лиричная Юлия Марченко) и Каренина (необыкновенно странный даже для роли «маменькиного сынка» Андрей Матюков) – это сплошная ложь, жалкая попытка замены объекта. Не в меру трепетный Виктор, проговариваясь, ставит любовь к Феде на первое место, а Лиза и вовсе ничего не в силах скрыть и истошно вопит, едва завидев Федора. Не потому, что испугалась. А потому, что то было настоящее. А это, нынешнее, – вынужденная дань общественной морали, ежеминутный повод для принужденно сладких улыбок.

Получается, что оставивший жену Федор был не великодушен и мудр, а всего лишь безразличен. Но он и сам страдает от фантомной боли несуществующей любви – в «Третьем выборе» юная Маша (Олеся Соколова), смело входящая в Федину клетку, окончательно «развоплотилась», превратившись из девушки в видение. Она, конечно же, не толстовская цыганка, но и не сердобольная курсистка из первой редакции. Барышня то ли ошиблась подиумом, то ли вот уже целую неделю как приступила к обязанностям социального работника, применяя к объекту своей благотворительности интересные, нетрадиционные меры воздействия. На ее слова о любви Федор восхищенно бормочет: «Удивительно!» – но слушает их, как далекое эхо, как нечто, возможно, и прекрасное, но точно не имеющее к нему никакого отношения.

В свое время Федор Протасов, сыгранный Сергеем Паршиным, был лишен претензий на личную исключительность. Не надо быть титаном, взыскующим иррациональной «воли», чтобы почувствовать себя загнанным в клетку. В положении и мировоззрении «живого трупа» нет решительно ничего героического – как нет и никакого особого просветления в Федином самоубийстве (от предсмертных придыханий «Как хорошо...» и т. д. александринский спектакль по счастью избавлен). Загадкой героя был добровольный уход, отказ от мира.

Актер Малого драматического театра Петр Семак, занявший в этом сезоне пост «гостевого премьера» Александринки, в роли Протасова совсем не таков. Его герой сам по себе загадка. Обстоятельства места и времени уже не так и важны – важен лишь этот человек, лежащий в углу ничком. Блеск растерянных глаз и непослушное, ненужное тело. Этому Федору тесно в клетке – точно так же, как актеру в двухчасовом спектакле, состоящем из коротких острых зарисовок. Четыре акта, каждый по пять часов, играть в несколько вечеров, по особым дням – двое суток с утра до ночи, – вот настоящий масштаб истории героя Петра Семака (бывшему императорскому театру, несомненно, по силам развить достижения МДТ, воспитавшего выдающегося актера).

К концу спектакля – заваленная пустой стеклотарой авансцена (это одинокую-то винную бутылку в углу клетки Феде все поминают?!), побратавшийся партер, хором распевающий «Невечернюю», и студенты на галерке, горячо толкующие о смысле жизни (в духе самозваного «гения» Александрова, превосходно сыгранного Иваном Ефремовым). И не надо, в самом деле, никаких цыган, вот она – степь и воля!

Однако ничего этого нельзя. Поэтому Феде лишь остается дурашливо хвастать перед случайным слушателем своей «ловкостью» (умно он с самоубийством придумал!) и тихонько радоваться, что его наконец-то все оставили в покое. Когда потребуется вновь сбежать – он сбежит окончательно, найдя наконец тот предел, где «социальный лифт» останавливается.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

[DETAIL_PICTURE] => Array ( [SRC] => /upload/iblock/26f/4zabitsya.jpg [WIDTH] => 500 [HEIGHT] => 333 [DESCRIPTION] => Эффектные лестницы Александра Боровского стали своеобразной визитной карточкой спектакля. ФОТО предоставлено пресс-службой Александринского театра ) [~DETAIL_PICTURE] => [DATE_ACTIVE_FROM] => 16.03.2015 00:01:00 [~DATE_ACTIVE_FROM] => 16.03.2015 00:01:00 [ACTIVE_FROM] => 16.03.2015 00:01:00 [~ACTIVE_FROM] => 16.03.2015 00:01:00 [DATE_ACTIVE_TO] => [~DATE_ACTIVE_TO] => [ACTIVE_TO] => [~ACTIVE_TO] => [SHOW_COUNTER] => 1585 [~SHOW_COUNTER] => 1585 [SHOW_COUNTER_START] => 16.03.2015 00:11:38 [~SHOW_COUNTER_START] => 16.03.2015 00:11:38 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_ID] => 10 [~IBLOCK_ID] => 10 [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_NAME] => Статьи [~IBLOCK_NAME] => Статьи [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [DATE_CREATE] => 15.03.2015 19:18:54 [~DATE_CREATE] => 15.03.2015 19:18:54 [CREATED_BY] => 58 [~CREATED_BY] => 58 [CREATED_USER_NAME] => (surikovspv@mail.ru) Игорь Суриков [~CREATED_USER_NAME] => (surikovspv@mail.ru) Игорь Суриков [TIMESTAMP_X] => 28.04.2017 00:13:53 [~TIMESTAMP_X] => 28.04.2017 00:13:53 [MODIFIED_BY] => 58 [~MODIFIED_BY] => 58 [USER_NAME] => (surikovspv@mail.ru) Игорь Суриков [~USER_NAME] => (surikovspv@mail.ru) Игорь Суриков [IBLOCK_SECTION_ID] => 93 [~IBLOCK_SECTION_ID] => 93 [DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => /news/culture/zabytsya_nelzya_prosnutsya/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/culture/zabytsya_nelzya_prosnutsya/ [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [EXTERNAL_ID] => 2209 [~EXTERNAL_ID] => 2209 [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 16.03.2015 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Забыться нельзя проснуться, Культура, Лилия ШИТЕНБУРГ, [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => В Александринском театре состоялась премьера спектакля «Третий выбор» – это вторая редакция «Живого трупа» по пьесе Льва Толстого, впервые поставленного Валерием Фокиным в 2007 году. <br /> [SECTION_META_TITLE] => Забыться нельзя проснуться [SECTION_META_KEYWORDS] => Забыться нельзя проснуться [SECTION_PAGE_TITLE] => Забыться нельзя проснуться [ELEMENT_META_TITLE] => Забыться нельзя проснуться ) [FIELDS] => Array ( [ID] => 2209 [CODE] => zabytsya_nelzya_prosnutsya [XML_ID] => 2209 [NAME] => Забыться нельзя проснуться [TAGS] => [SORT] => 500 [PREVIEW_TEXT] => В Александринском театре состоялась премьера спектакля «Третий выбор» – это вторая редакция «Живого трупа» по пьесе Льва Толстого, впервые поставленного Валерием Фокиным в 2007 году.
[PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 2593 [TIMESTAMP_X] => 15.03.2015 19:18:54 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 333 [WIDTH] => 500 [FILE_SIZE] => 65360 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/26f [FILE_NAME] => 4zabitsya.jpg [ORIGINAL_NAME] => 4Zabitsya.jpg [DESCRIPTION] => Эффектные лестницы Александра Боровского стали своеобразной визитной карточкой спектакля. ФОТО предоставлено пресс-службой Александринского театра [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => b00f21181378928e461bb75d735034fd [~src] => [SRC] => /upload/iblock/26f/4zabitsya.jpg [ALT] => Забыться нельзя проснуться [TITLE] => Забыться нельзя проснуться ) [DETAIL_TEXT] =>

Про «третий выбор» сказано в пьесе у графа Толстого: «Всем ведь нам в нашем круге, в том, в котором я родился, три выбора – только три. Служить, наживать деньги, увеличивать ту пакость, в которой живешь. Это мне было противно, может быть, не умел, но, главное, было противно. Второй – разрушать эту пакость; для этого надо быть героем, а я не герой. Или третье: забыться – пить, гулять, петь. Это самое я и делал. И вот допелся». Воля к забытью, к радикальному эскапизму и неотделимому от него саморазрушению – основная движущая сила героя фокинского спектакля.

В спектаклях Валерия Фокина приветствуются фантасмагории, всевозможные двойники, гротескные эскапады, но строго-настрого запрещен вход ностальгическим общественным миражам. Добродушный московский быт, «матерый человечище», мучимый тоской, непонятной простым смертным (таким когда-то играл Федора Протасова Николай Симонов), воля, «степь, десятый век» в номерах с цыганами и, конечно же, знаменитая «Невечерняя» – всем этим стереотипам зрительского восприятия пьесы режиссер предпочел социальную драму.

Вместо московского уюта – домашних чаепитий, светских приемов, таборных удовольствий, трактирного загула – строгий классический сквозняк петербургских лестниц. Толстовские персонажи ведь все время ждут известий, и поэтому обязательно нужно встретить прямо у лифта, накинуться с расспросами: «Что? Как он?» (что сказал Федор? А доктор? А температура у Мики? А следователь? А маман?). Они не успевают зайти домой – дом, увиденный глазами Феди Протасова, отныне запретен. Федор в этом спектакле бежит не с дивана на диван (из дома – к цыганам), а буквально: с верхних этажей лестницы – в самый низ, в клетку подвала. Здесь у него нет и не может быть товарищей, он совсем один. Тирания домашнего комфорта, «семейных застенков» ничто по сравнению с железной общественной иерархией (лучше затейливых лестничных пролетов Александра Боровского тут и впрямь ничего быть не может), и семья Протасовых занимает свой этаж на площадке именно этой «общественной» лестницы.

Вся история происходит в пространстве одного дома: квартиры Протасовых и Карениных расположены в одной парадной, следственная часть и суд находятся где-то неподалеку. На самом верху, под крышей, обитает художник Петушков, под лестницей процветает темная личность по фамилии Турецкий (он-то и станет доносчиком), а когда князю Абрезкову (незаменимый Николай Мартон) случится посетить Федю в его подвале, он просто спустится туда – прямо в домашних тапочках на босу ногу. Потому что недалеко. И все этажи соединяет старинный лифт – на нем катаются полицейские чины с непотребными девицами (натурально, под разухабистую «Невечернюю»), на нем же в последний путь, в «место, где свет», вознесется застрелившийся Федор. Образ социального лифта воплощен в спектакле буквально.

В первой редакции «Живого трупа» в Александринке Фокину удалось важное: он объяснил, почему мир, из которого бежал добрый Федя, был совершенно невыносим. И сейчас каждый из этих «хороших, хороших людей» четко знает свою ступеньку. Спектакль начинает Анна Павловна, мать Лизы Протасовой (Мария Кузнецова), – интонация актрисы, ставшая камертоном мирка «хороших людей», бесподобна в своей точности: в перечислении Фединых грехов слышится не только осуждение человека, причинившего горе дочери, но и порицание «нарушителя конвенции».

Теща – высший чин в семейной табели о рангах. Как, впрочем, и свекровь – Анна Дмитриевна Каренина (Светлана Шейченко) – сатира не менее точная и не менее тонкая. В этом доме все, подчиняясь незыблемым общественным установлениям, носят «невидимые миру» погоны – даже дамы. Женская «квадрига», фронтально выстроившаяся на высоком балконе, – непобедимый авангард, удерживающий плацдарм семейного уклада. Здесь есть все: и здравый смысл, и житейская мудрость, и до настырности бесконечная забота, и супружеская верность, и восторженная влюбленность юной Саши (Василиса Алексеева нашла свежие забавные нюансы для своей героини). И все это невыносимо. Фокин сдвигает интонацию на каких-нибудь полтона – и в искренности персонажей дребезжит не слышная им самим фальшь.

Но, каких масштабов достигнет эта фальшь в новой редакции спектакля, поначалу и предположить было нельзя. «Третий выбор» – это территория бесконечных и опасных взаимных иллюзий. Важным мотивом ухода Протасова, как известно, была давняя привязанность его жены Лизы и Виктора Каренина – ради их счастья Федор готов был застрелиться. Раньше казалось, что беда претворится в благо, хотя бы для этих двоих. Сейчас же очевидно, что союз Лизы (необыкновенно трогательная и лиричная Юлия Марченко) и Каренина (необыкновенно странный даже для роли «маменькиного сынка» Андрей Матюков) – это сплошная ложь, жалкая попытка замены объекта. Не в меру трепетный Виктор, проговариваясь, ставит любовь к Феде на первое место, а Лиза и вовсе ничего не в силах скрыть и истошно вопит, едва завидев Федора. Не потому, что испугалась. А потому, что то было настоящее. А это, нынешнее, – вынужденная дань общественной морали, ежеминутный повод для принужденно сладких улыбок.

Получается, что оставивший жену Федор был не великодушен и мудр, а всего лишь безразличен. Но он и сам страдает от фантомной боли несуществующей любви – в «Третьем выборе» юная Маша (Олеся Соколова), смело входящая в Федину клетку, окончательно «развоплотилась», превратившись из девушки в видение. Она, конечно же, не толстовская цыганка, но и не сердобольная курсистка из первой редакции. Барышня то ли ошиблась подиумом, то ли вот уже целую неделю как приступила к обязанностям социального работника, применяя к объекту своей благотворительности интересные, нетрадиционные меры воздействия. На ее слова о любви Федор восхищенно бормочет: «Удивительно!» – но слушает их, как далекое эхо, как нечто, возможно, и прекрасное, но точно не имеющее к нему никакого отношения.

В свое время Федор Протасов, сыгранный Сергеем Паршиным, был лишен претензий на личную исключительность. Не надо быть титаном, взыскующим иррациональной «воли», чтобы почувствовать себя загнанным в клетку. В положении и мировоззрении «живого трупа» нет решительно ничего героического – как нет и никакого особого просветления в Федином самоубийстве (от предсмертных придыханий «Как хорошо...» и т. д. александринский спектакль по счастью избавлен). Загадкой героя был добровольный уход, отказ от мира.

Актер Малого драматического театра Петр Семак, занявший в этом сезоне пост «гостевого премьера» Александринки, в роли Протасова совсем не таков. Его герой сам по себе загадка. Обстоятельства места и времени уже не так и важны – важен лишь этот человек, лежащий в углу ничком. Блеск растерянных глаз и непослушное, ненужное тело. Этому Федору тесно в клетке – точно так же, как актеру в двухчасовом спектакле, состоящем из коротких острых зарисовок. Четыре акта, каждый по пять часов, играть в несколько вечеров, по особым дням – двое суток с утра до ночи, – вот настоящий масштаб истории героя Петра Семака (бывшему императорскому театру, несомненно, по силам развить достижения МДТ, воспитавшего выдающегося актера).

К концу спектакля – заваленная пустой стеклотарой авансцена (это одинокую-то винную бутылку в углу клетки Феде все поминают?!), побратавшийся партер, хором распевающий «Невечернюю», и студенты на галерке, горячо толкующие о смысле жизни (в духе самозваного «гения» Александрова, превосходно сыгранного Иваном Ефремовым). И не надо, в самом деле, никаких цыган, вот она – степь и воля!

Однако ничего этого нельзя. Поэтому Феде лишь остается дурашливо хвастать перед случайным слушателем своей «ловкостью» (умно он с самоубийством придумал!) и тихонько радоваться, что его наконец-то все оставили в покое. Когда потребуется вновь сбежать – он сбежит окончательно, найдя наконец тот предел, где «социальный лифт» останавливается.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

[DETAIL_PICTURE] => [DATE_ACTIVE_FROM] => 16.03.2015 00:01:00 [ACTIVE_FROM] => 16.03.2015 00:01:00 [DATE_ACTIVE_TO] => [ACTIVE_TO] => [SHOW_COUNTER] => 1585 [SHOW_COUNTER_START] => 16.03.2015 00:11:38 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_ID] => 10 [IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_NAME] => Статьи [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [DATE_CREATE] => 15.03.2015 19:18:54 [CREATED_BY] => 58 [CREATED_USER_NAME] => (surikovspv@mail.ru) Игорь Суриков [TIMESTAMP_X] => 28.04.2017 00:13:53 [MODIFIED_BY] => 58 [USER_NAME] => (surikovspv@mail.ru) Игорь Суриков ) [PROPERTIES] => Array ( [SUBNAME] => Array ( [ID] => 56 [TIMESTAMP_X] => 2015-05-14 21:48:54 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Подзаголовок [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SUBNAME [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => HTML [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [height] => 200 ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Подзаголовок [~DEFAULT_VALUE] => ) [NOJOURNALIST] => Array ( [ID] => 60 [TIMESTAMP_X] => 2015-05-14 21:46:13 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Внештатник [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => NOJOURNALIST [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Внештатник [~DEFAULT_VALUE] => ) [JOURNALIST] => Array ( [ID] => 61 [TIMESTAMP_X] => 2017-02-19 00:02:24 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Журналист [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => JOURNALIST [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 9 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EList [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [size] => 1 [width] => 0 [group] => N [multiple] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 15435 [VALUE] => 939 [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => 939 [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Журналист [~DEFAULT_VALUE] => ) [ISSUE] => Array ( [ID] => 62 [TIMESTAMP_X] => 2014-10-13 17:18:21 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Выпуск [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => ISSUE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 11 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => E [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 15436 [VALUE] => 2201 [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => 2201 [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Выпуск [~DEFAULT_VALUE] => ) [LID] => Array ( [ID] => 63 [TIMESTAMP_X] => 2015-05-14 21:48:54 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Вводка (лид) [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => LID [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => HTML [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [height] => 200 ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 15437 [VALUE] => Array ( [TEXT] => В Александринском театре состоялась премьера спектакля «Третий выбор» – это вторая редакция «Живого трупа» по пьесе Льва Толстого, впервые поставленного Валерием Фокиным в 2007 году. Актерский состав сменился более чем наполовину. В роли Феди Протасова – Петр Семак. [TYPE] => html ) [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [TEXT] => В Александринском театре состоялась премьера спектакля «Третий выбор» – это вторая редакция «Живого трупа» по пьесе Льва Толстого, впервые поставленного Валерием Фокиным в 2007 году. Актерский состав сменился более чем наполовину. В роли Феди Протасова – Петр Семак. [TYPE] => html ) [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Вводка (лид) [~DEFAULT_VALUE] => ) [ARTICLE_DAY] => Array ( [ID] => 64 [TIMESTAMP_X] => 2014-07-23 12:28:46 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Материал дня [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => ARTICLE_DAY [DEFAULT_VALUE] => N [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => Checkbox [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 15542 [VALUE] => N [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => N [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Материал дня [~DEFAULT_VALUE] => N ) [REVIEWER] => Array ( [ID] => 65 [TIMESTAMP_X] => 2014-11-18 14:49:44 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Рекомендуем [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => REVIEWER [DEFAULT_VALUE] => N [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => Checkbox [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 15439 [VALUE] => Y [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Y [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Рекомендуем [~DEFAULT_VALUE] => N ) [TO_MAIN] => Array ( [ID] => 66 [TIMESTAMP_X] => 2014-07-23 12:32:43 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => На главную [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => TO_MAIN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => На главную [~DEFAULT_VALUE] => ) [ONLY_SITE] => Array ( [ID] => 77 [TIMESTAMP_X] => 2015-03-24 23:29:15 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Только на сайте [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => ONLY_SITE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Только на сайте [~DEFAULT_VALUE] => ) [PHOTO_LINK] => Array ( [ID] => 78 [TIMESTAMP_X] => 2015-05-07 12:41:19 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Ссылка под фото [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PHOTO_LINK [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Ссылка под фото [~DEFAULT_VALUE] => ) [NORSS] => Array ( [ID] => 96 [TIMESTAMP_X] => 2016-10-12 13:31:44 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Не выгружать в RSS [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => NORSS [DEFAULT_VALUE] => N [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => Checkbox [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => N [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => N [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Не выгружать в RSS [~DEFAULT_VALUE] => N ) [SLIDER_1] => Array ( [ID] => 103 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-27 11:15:15 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => #SLIDER_1# [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDER_1 [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => #SLIDER_1# [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDER_2] => Array ( [ID] => 104 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-27 11:15:15 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => #SLIDER_2# [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDER_2 [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => #SLIDER_2# [~DEFAULT_VALUE] => ) [SLIDER_3] => Array ( [ID] => 105 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-27 11:15:15 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => #SLIDER_3# [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SLIDER_3 [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => #SLIDER_3# [~DEFAULT_VALUE] => ) [MAIN_SLIDER] => Array ( [ID] => 106 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-27 11:15:15 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Слайдер вместо главной картинки [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => MAIN_SLIDER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Слайдер вместо главной картинки [~DEFAULT_VALUE] => ) [STATUS] => Array ( [ID] => 107 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-26 23:56:13 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Статус публикации [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => STATUS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Статус публикации [~DEFAULT_VALUE] => ) [IS_FIRST] => Array ( [ID] => 108 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-26 23:56:13 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Зафиксировать на 1-м месте [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => IS_FIRST [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Зафиксировать на 1-м месте [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEO] => Array ( [ID] => 109 [TIMESTAMP_X] => 2017-04-27 11:15:15 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Видео [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => VIDEO [DEFAULT_VALUE] => Array ( ) [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => video [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [BUFFER_LENGTH] => 10 [CONTROLBAR] => bottom [AUTOSTART] => N [VOLUME] => 90 [SKIN] => [FLASHVARS] => [WMODE_FLV] => transparent [BGCOLOR] => FFFFFF [COLOR] => 000000 [OVER_COLOR] => 000000 [SCREEN_COLOR] => 000000 [SILVERVARS] => [WMODE_WMV] => windowless [WIDTH] => 400 [HEIGHT] => 300 [SMART_FILTER] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => Array ( ) [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( ) [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Видео [~DEFAULT_VALUE] => Array ( ) ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [LID] => Array ( [ID] => 63 [TIMESTAMP_X] => 2015-05-14 21:48:54 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Вводка (лид) [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => LID [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => HTML [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [height] => 200 ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 15437 [VALUE] => Array ( [TEXT] => В Александринском театре состоялась премьера спектакля «Третий выбор» – это вторая редакция «Живого трупа» по пьесе Льва Толстого, впервые поставленного Валерием Фокиным в 2007 году. Актерский состав сменился более чем наполовину. В роли Феди Протасова – Петр Семак. [TYPE] => html ) [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [TEXT] => В Александринском театре состоялась премьера спектакля «Третий выбор» – это вторая редакция «Живого трупа» по пьесе Льва Толстого, впервые поставленного Валерием Фокиным в 2007 году. Актерский состав сменился более чем наполовину. В роли Феди Протасова – Петр Семак. [TYPE] => html ) [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Вводка (лид) [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => В Александринском театре состоялась премьера спектакля «Третий выбор» – это вторая редакция «Живого трупа» по пьесе Льва Толстого, впервые поставленного Валерием Фокиным в 2007 году. Актерский состав сменился более чем наполовину. В роли Феди Протасова – Петр Семак. ) [ISSUE] => Array ( [ID] => 62 [TIMESTAMP_X] => 2014-10-13 17:18:21 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Выпуск [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => ISSUE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 11 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => E [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 15436 [VALUE] => 2201 [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => 2201 [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Выпуск [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => 044 (5417) [LINK_ELEMENT_VALUE] => ) [JOURNALIST] => Array ( [ID] => 61 [TIMESTAMP_X] => 2017-02-19 00:02:24 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Журналист [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => JOURNALIST [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 9 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EList [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [size] => 1 [width] => 0 [group] => N [multiple] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 15435 [VALUE] => 939 [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => 939 [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Журналист [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => [LINK_ELEMENT_VALUE] => ) [ARTICLE_DAY] => Array ( [ID] => 64 [TIMESTAMP_X] => 2014-07-23 12:28:46 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Материал дня [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => ARTICLE_DAY [DEFAULT_VALUE] => N [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => Checkbox [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 15542 [VALUE] => N [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => N [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Материал дня [~DEFAULT_VALUE] => N [DISPLAY_VALUE] => Нет ) [NORSS] => Array ( [ID] => 96 [TIMESTAMP_X] => 2016-10-12 13:31:44 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Не выгружать в RSS [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => NORSS [DEFAULT_VALUE] => N [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => Checkbox [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => N [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => N [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Не выгружать в RSS [~DEFAULT_VALUE] => N [DISPLAY_VALUE] => Нет ) [REVIEWER] => Array ( [ID] => 65 [TIMESTAMP_X] => 2014-11-18 14:49:44 [IBLOCK_ID] => 10 [NAME] => Рекомендуем [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => REVIEWER [DEFAULT_VALUE] => N [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => Checkbox [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 15439 [VALUE] => Y [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Y [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Рекомендуем [~DEFAULT_VALUE] => N [DISPLAY_VALUE] => Да ) ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 10 [~ID] => 10 [TIMESTAMP_X] => 26.04.2017 21:42:03 [~TIMESTAMP_X] => 26.04.2017 21:42:03 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => news [~CODE] => news [NAME] => Статьи [~NAME] => Статьи [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/#CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/#CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/ [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/ [PICTURE] => 12198 [~PICTURE] => 12198 [DESCRIPTION] => Санкт-Петербургские ведомости - общественно-политическое издание Северо-Запада России [~DESCRIPTION] => Санкт-Петербургские ведомости - общественно-политическое издание Северо-Запада России [DESCRIPTION_TYPE] => text [~DESCRIPTION_TYPE] => text [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => Y [~RSS_FILE_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_LIMIT] => -1 [~RSS_FILE_LIMIT] => -1 [RSS_FILE_DAYS] => 1 [~RSS_FILE_DAYS] => 1 [RSS_YANDEX_ACTIVE] => Y [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => Y [XML_ID] => [~XML_ID] => [TMP_ID] => 05a4053d18754649d3798ea75a6e1d8b [~TMP_ID] => 05a4053d18754649d3798ea75a6e1d8b [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => Y [~INDEX_SECTION] => Y [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => C [~LIST_MODE] => C [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => Y [~SECTION_PROPERTY] => Y [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы [~SECTIONS_NAME] => Разделы [SECTION_NAME] => Раздел [~SECTION_NAME] => Раздел [ELEMENTS_NAME] => Статьи [~ELEMENTS_NAME] => Статьи [ELEMENT_NAME] => Статья [~ELEMENT_NAME] => Статья [PROPERTY_INDEX] => Y [~PROPERTY_INDEX] => Y [CANONICAL_PAGE_URL] => [~CANONICAL_PAGE_URL] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => spbvedomosti.ru [~SERVER_NAME] => spbvedomosti.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( [0] => Array ( [ID] => 93 [~ID] => 93 [TIMESTAMP_X] => 2014-07-18 13:50:16 [~TIMESTAMP_X] => 2014-07-18 13:50:16 [MODIFIED_BY] => 1 [~MODIFIED_BY] => 1 [DATE_CREATE] => 2014-07-18 13:50:16 [~DATE_CREATE] => 2014-07-18 13:50:16 [CREATED_BY] => 1 [~CREATED_BY] => 1 [IBLOCK_ID] => 10 [~IBLOCK_ID] => 10 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [NAME] => Культура [~NAME] => Культура [PICTURE] => [~PICTURE] => [LEFT_MARGIN] => 9 [~LEFT_MARGIN] => 9 [RIGHT_MARGIN] => 10 [~RIGHT_MARGIN] => 10 [DEPTH_LEVEL] => 1 [~DEPTH_LEVEL] => 1 [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => text [~DESCRIPTION_TYPE] => text [SEARCHABLE_CONTENT] => КУЛЬТУРА [~SEARCHABLE_CONTENT] => КУЛЬТУРА [CODE] => culture [~CODE] => culture [XML_ID] => [~XML_ID] => [TMP_ID] => [~TMP_ID] => [DETAIL_PICTURE] => [~DETAIL_PICTURE] => [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [SECTION_PAGE_URL] => /news/culture/ [~SECTION_PAGE_URL] => /news/culture/ [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [ELEMENT_META_KEYWORDS] => Культура, Статьи, , [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [SECTION_META_TITLE] => Культура [SECTION_META_KEYWORDS] => Культура [SECTION_PAGE_TITLE] => Культура [ELEMENT_META_TITLE] => Культура ) ) ) ) [SECTION_URL] => /news/culture/ )

Про «третий выбор» сказано в пьесе у графа Толстого: «Всем ведь нам в нашем круге, в том, в котором я родился, три выбора – только три. Служить, наживать деньги, увеличивать ту пакость, в которой живешь. Это мне было противно, может быть, не умел, но, главное, было противно. Второй – разрушать эту пакость; для этого надо быть героем, а я не герой. Или третье: забыться – пить, гулять, петь. Это самое я и делал. И вот допелся». Воля к забытью, к радикальному эскапизму и неотделимому от него саморазрушению – основная движущая сила героя фокинского спектакля.

В спектаклях Валерия Фокина приветствуются фантасмагории, всевозможные двойники, гротескные эскапады, но строго-настрого запрещен вход ностальгическим общественным миражам. Добродушный московский быт, «матерый человечище», мучимый тоской, непонятной простым смертным (таким когда-то играл Федора Протасова Николай Симонов), воля, «степь, десятый век» в номерах с цыганами и, конечно же, знаменитая «Невечерняя» – всем этим стереотипам зрительского восприятия пьесы режиссер предпочел социальную драму.

Вместо московского уюта – домашних чаепитий, светских приемов, таборных удовольствий, трактирного загула – строгий классический сквозняк петербургских лестниц. Толстовские персонажи ведь все время ждут известий, и поэтому обязательно нужно встретить прямо у лифта, накинуться с расспросами: «Что? Как он?» (что сказал Федор? А доктор? А температура у Мики? А следователь? А маман?). Они не успевают зайти домой – дом, увиденный глазами Феди Протасова, отныне запретен. Федор в этом спектакле бежит не с дивана на диван (из дома – к цыганам), а буквально: с верхних этажей лестницы – в самый низ, в клетку подвала. Здесь у него нет и не может быть товарищей, он совсем один. Тирания домашнего комфорта, «семейных застенков» ничто по сравнению с железной общественной иерархией (лучше затейливых лестничных пролетов Александра Боровского тут и впрямь ничего быть не может), и семья Протасовых занимает свой этаж на площадке именно этой «общественной» лестницы.

Вся история происходит в пространстве одного дома: квартиры Протасовых и Карениных расположены в одной парадной, следственная часть и суд находятся где-то неподалеку. На самом верху, под крышей, обитает художник Петушков, под лестницей процветает темная личность по фамилии Турецкий (он-то и станет доносчиком), а когда князю Абрезкову (незаменимый Николай Мартон) случится посетить Федю в его подвале, он просто спустится туда – прямо в домашних тапочках на босу ногу. Потому что недалеко. И все этажи соединяет старинный лифт – на нем катаются полицейские чины с непотребными девицами (натурально, под разухабистую «Невечернюю»), на нем же в последний путь, в «место, где свет», вознесется застрелившийся Федор. Образ социального лифта воплощен в спектакле буквально.

В первой редакции «Живого трупа» в Александринке Фокину удалось важное: он объяснил, почему мир, из которого бежал добрый Федя, был совершенно невыносим. И сейчас каждый из этих «хороших, хороших людей» четко знает свою ступеньку. Спектакль начинает Анна Павловна, мать Лизы Протасовой (Мария Кузнецова), – интонация актрисы, ставшая камертоном мирка «хороших людей», бесподобна в своей точности: в перечислении Фединых грехов слышится не только осуждение человека, причинившего горе дочери, но и порицание «нарушителя конвенции».

Теща – высший чин в семейной табели о рангах. Как, впрочем, и свекровь – Анна Дмитриевна Каренина (Светлана Шейченко) – сатира не менее точная и не менее тонкая. В этом доме все, подчиняясь незыблемым общественным установлениям, носят «невидимые миру» погоны – даже дамы. Женская «квадрига», фронтально выстроившаяся на высоком балконе, – непобедимый авангард, удерживающий плацдарм семейного уклада. Здесь есть все: и здравый смысл, и житейская мудрость, и до настырности бесконечная забота, и супружеская верность, и восторженная влюбленность юной Саши (Василиса Алексеева нашла свежие забавные нюансы для своей героини). И все это невыносимо. Фокин сдвигает интонацию на каких-нибудь полтона – и в искренности персонажей дребезжит не слышная им самим фальшь.

Но, каких масштабов достигнет эта фальшь в новой редакции спектакля, поначалу и предположить было нельзя. «Третий выбор» – это территория бесконечных и опасных взаимных иллюзий. Важным мотивом ухода Протасова, как известно, была давняя привязанность его жены Лизы и Виктора Каренина – ради их счастья Федор готов был застрелиться. Раньше казалось, что беда претворится в благо, хотя бы для этих двоих. Сейчас же очевидно, что союз Лизы (необыкновенно трогательная и лиричная Юлия Марченко) и Каренина (необыкновенно странный даже для роли «маменькиного сынка» Андрей Матюков) – это сплошная ложь, жалкая попытка замены объекта. Не в меру трепетный Виктор, проговариваясь, ставит любовь к Феде на первое место, а Лиза и вовсе ничего не в силах скрыть и истошно вопит, едва завидев Федора. Не потому, что испугалась. А потому, что то было настоящее. А это, нынешнее, – вынужденная дань общественной морали, ежеминутный повод для принужденно сладких улыбок.

Получается, что оставивший жену Федор был не великодушен и мудр, а всего лишь безразличен. Но он и сам страдает от фантомной боли несуществующей любви – в «Третьем выборе» юная Маша (Олеся Соколова), смело входящая в Федину клетку, окончательно «развоплотилась», превратившись из девушки в видение. Она, конечно же, не толстовская цыганка, но и не сердобольная курсистка из первой редакции. Барышня то ли ошиблась подиумом, то ли вот уже целую неделю как приступила к обязанностям социального работника, применяя к объекту своей благотворительности интересные, нетрадиционные меры воздействия. На ее слова о любви Федор восхищенно бормочет: «Удивительно!» – но слушает их, как далекое эхо, как нечто, возможно, и прекрасное, но точно не имеющее к нему никакого отношения.

В свое время Федор Протасов, сыгранный Сергеем Паршиным, был лишен претензий на личную исключительность. Не надо быть титаном, взыскующим иррациональной «воли», чтобы почувствовать себя загнанным в клетку. В положении и мировоззрении «живого трупа» нет решительно ничего героического – как нет и никакого особого просветления в Федином самоубийстве (от предсмертных придыханий «Как хорошо...» и т. д. александринский спектакль по счастью избавлен). Загадкой героя был добровольный уход, отказ от мира.

Актер Малого драматического театра Петр Семак, занявший в этом сезоне пост «гостевого премьера» Александринки, в роли Протасова совсем не таков. Его герой сам по себе загадка. Обстоятельства места и времени уже не так и важны – важен лишь этот человек, лежащий в углу ничком. Блеск растерянных глаз и непослушное, ненужное тело. Этому Федору тесно в клетке – точно так же, как актеру в двухчасовом спектакле, состоящем из коротких острых зарисовок. Четыре акта, каждый по пять часов, играть в несколько вечеров, по особым дням – двое суток с утра до ночи, – вот настоящий масштаб истории героя Петра Семака (бывшему императорскому театру, несомненно, по силам развить достижения МДТ, воспитавшего выдающегося актера).

К концу спектакля – заваленная пустой стеклотарой авансцена (это одинокую-то винную бутылку в углу клетки Феде все поминают?!), побратавшийся партер, хором распевающий «Невечернюю», и студенты на галерке, горячо толкующие о смысле жизни (в духе самозваного «гения» Александрова, превосходно сыгранного Иваном Ефремовым). И не надо, в самом деле, никаких цыган, вот она – степь и воля!

Однако ничего этого нельзя. Поэтому Феде лишь остается дурашливо хвастать перед случайным слушателем своей «ловкостью» (умно он с самоубийством придумал!) и тихонько радоваться, что его наконец-то все оставили в покое. Когда потребуется вновь сбежать – он сбежит окончательно, найдя наконец тот предел, где «социальный лифт» останавливается.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook