Главная городская газета

Ужасные приключения ученого джентльмена

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

В кино без смекалки никак

В начале июля на одном из кронштадтских фортов проходили заключительные съемки фильма... Читать полностью

В штаб пришел художник с книгой

В Главном штабе Эрмитаж открыл постоянную экспозицию - Кабинет книги художника, где представил шедевры иллюстрированной книги ХХ века из своего собрания. Читать полностью

Голливуд на  101-м километре

Состоялась премьера нового телесериала «Город», который перенес зрителей в 1961 год. Похоже, что мода на оттепель проникла и в такое жанровое ответвление сериального кино, как детектив. Читать полностью

Меломаны пошли по «Грибы»

Петербургское лето - сезон рекордов: погодные рекорды сменяются культурными. Читать полностью

Лев с бронзовой лапой

Первый сюрприз преподнесла реставрация 29 чугунных львов, которые почти 250 лет охраняют дачу Кушелева-Безбородко на Свердловской набережной. Читать полностью

Кто попал в Белую книгу

В Меншиковском дворце состоялась ежегодная ассамблея Всемирного клуба петербуржцев. Читать полностью
Реклама
Ужасные приключения ученого джентльмена | ФОТО предоставлено пресс-службой Театра музыкальной комедии<br>Этот мюзикл получился настоящим «ужастиком»...

ФОТО предоставлено пресс-службой Театра музыкальной комедии
Этот мюзикл получился настоящим «ужастиком»...

Мюзикл «Джекилл и Хайд» Стива Кадена и Фрэнка Уайлдхорна по мотивам повести Р.-Л. Стивенсона стал второй премьерой сезона в Театре музыкальной комедии. Леденящая душу история о страшном эксперименте ученого над собой предстала в постановке хорошо знакомого петербуржцам венгерского режиссера Миклоша Габора Кереньи, или KERO.

Первые спектакли нового мюзикла прошли при аншлагах, причем в залах превалирует молодежная аудитория. Так же как и успешнейший «Бал вампиров», мюзикл подхватил тему экспансивной нечистой силы, только и ждущей своего часа.

По сюжету, молодой (во всяком случае таков возраст актера Кирилла Гордеева, который играет главную роль в очередь с Иваном Ожогиным и Ростиславом Колпаковым) доктор Джекилл оказался близок к научному открытию. Он изобрел некое вещество, которое может помочь человечеству справляться с проявлениями агрессии, звериного начала в человеке. Попечительский совет лечебницы при одном воздержавшемся не одобрил предложение Джекилла испытать препарат на человеке. Тогда Джекилл решает попробовать его на себе. Так начинается мюзикл. Представители этого совета в лице колоритных Епископа (Сергей Брага), Генерала (Вячеслав Штыпс), леди Бэконсфилд (Манана Гогитидзе), а также другие ближе к концу погибают. Возникшее под влиянием препарата второе «я» Джекилла – негодяй Хайд зверски убивает их всех, за исключением лишь воздержавшегося при голосовании сэра Кэрью (Андрей Матвеев), отца невесты главного героя. Злое начало вышло у доктора из-под контроля, и в финале ему не оставалось ничего, как потребовать, чтобы друг застрелил его во избежание большей катастрофы.

Когда читаешь небольшую повесть Стивенсона, в глаза как будто и не бросается такое количество зверских убийств, они словно остаются за кадром. Но на то и мюзикл, чтобы раскрывать скобки и воздействовать на эмоции зрителя. Кажется, что с момента создания повесть эта ждала своего часа, чтобы из во многом схематичного и сбивчивого литературного послания обернуться мюзиклом и обрести громкую известность. Мировая премьера «Джекилла и Хайда», положенного на музыку Фрэнком Уайлдхорном на либретто Лесли Брикасса, состоялась в 1997 году на Бродвее.

Без Уайлдхорна не обошлась и нынешняя версия в Театре музыкальной комедии: именно он порекомендовал взять в качестве постановщика Миклоша Габора Кереньи (KERO), чья продукция в свое время восхитила американского композитора. Приехать на петербургскую премьеру Фрэнк не смог, но прислал видеообращение, в котором выражал всяческие восторги по поводу события. Кереньи знаком петербургскому зрителю по «Летучей мыши» Штрауса, в которой черты большого стиля сочетаются с чем-то очень локально-местечковым. Шутки там переперчены и пересолены.

В «Джекилле и Хайде» вся энергия режиссера ушла на работу с главным героем, поскольку ее исполнителю предстояло молниеносное перевоплощение из добропорядочного джентльмена в дикого зверя. Внешне постановщики почти ничего не изобретали, поэтому весь ужас трансформации героя после приема экспериментального эликсира актеру пришлось передать с помощью актерских средств. И Кириллу Гордееву это удалось, кажется, на триста процентов.

Музыку Уайлдхорна не только Гордеев, но и остальные артисты исполняли с громадной самоотдачей, благо она содержательна и эмоциональна. Мотив противоположностей, несопоставимых начал воплотили две девушки Джекилла – его невеста чистоплотная Эмма (в несколько прямолинейной интерпретации Веры Свешниковой) и рыжая певичка Люси (блистательная вокально-драматическая работа Натальи Диевской) из бордельного кабаре, где уже Хайд подпитывал свою идентичность оборотня-убийцы. Благодаря знакомству с Хайдом, который в минуты просветления вновь становился Джекиллом, Люси было встала на путь просветления, распрощавшись со злачным заведением, но грехи прошлого не дали ей вырваться – Хайд настиг девушку, прирезав в порыве животной страсти.

Обитателей дневного и ночного Лондона, персонажей лондонских трущоб колоритно воплотила танцующая массовка в эффектных нарядах (хореограф – Акош Тихани, художник по костюмам – Анни Фюзер). Видеоинсталляции видов Лондона дополняли фактурные декорации художника-постановщика Черса Кела. Сильнодействующим средством оказался и оркестр под управлением Алексея Нефедова, бросавший слушателя то в жар, то в холод, заставляя искать ответ на вопрос о природе Добра и Зла в человеке.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook