Главная городская газета

Удивительное путешествие «Арлекина»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Живой как хореограф

Танцовщик Мариинки поставил балет на музыку Вивальди Читать полностью

Заповедник на экофестивале

В воскресенье памятник природы Елагин остров (ЦПКиО им. С. М. Кирова) станет «столицей» всех особо охраняемых природных территорий (ООПТ) Петербурга. Читать полностью

Выйти на нужный уровень

В немецком городе Мюнстере открылась одна из самых необычных периодических выставок современного искусства. Читать полностью

Голова пережила войну

Петербуржцы, участвующие в городской программе экскурсий, лекций и квестов «Открытый город», совершили первые поездки в дворцово-парковый ансамбль Сергиевка. Читать полностью

Великая милостью, красотой и любовью...

Выставка «Нефертари и Долина цариц» из Египетского музея Турина открылась в манеже Малого Эрмитажа. Читать полностью

В «Тесноте», да не в обиде

Я совершенно не предполагал, что такой молодой и тонко устроенный человек сделает столь серьезное, жесткое, мужское кино. Читать полностью
Удивительное путешествие «Арлекина» | В гротескных масках Пиноккио, Кота и Лисы трудно узнать героев, знакомых по сказке про Буратино.<br>ФОТО из архива театра

В гротескных масках Пиноккио, Кота и Лисы трудно узнать героев, знакомых по сказке про Буратино.
ФОТО из архива театра

Завершился XII всероссийский фестиваль театрального искусства для детей «Арлекин». В конкурсной программе было представлено шесть спектаклей, во внеконкурсной – еще десять, а обширная спецпрограмма на этот раз была посвящена беби-театру, специально предусмотренному для самых маленьких зрителей, чей возраст начинается с шести месяцев.

«Арлекин», не случайно называемый «детской «Золотой маской», – особенное театральное событие. На его спектаклях основная фестивальная публика, услышав объявление «предназначено для детей от шести лет», принимается горделиво хихикать и возбужденно толкаться. Что, как и зачем ставить для этой непредсказуемой аудитории — всегда было и надолго еще останется главным вопросом детского театра.

К счастью, в программе «Арлекина» были собраны спектакли, которые заботились не столько о том, что можно, а чего нельзя показывать ребенку, сколько о том, что должно по-настоящему заинтересовать детей и способно увлечь актеров и режиссеров, для них работающих.

«Арлекин» открылся «Удивительным путешествием кролика Эдварда» Кейт ДиКамилло, поставленным молодым режиссером Глебом Черепановым в МХТ имени Чехова. История игрушечного фарфорового кролика-пижона, поглощенного своими фарфоровыми совершенствами и неспособного искренне полюбить свою маленькую хозяйку, позволила режиссеру попробовать множество современных постановочных приемов: там были и анимированные картинки, и театр теней, и видеопроекции.

Но забавнее всего оказалось превращение самого кролика: из сомнительного фата (к пушистым кроличьим ушам были прибавлены жуликоватые усики) он, в своей кроличьей одиссее теряя хозяев и друзей, поразительно очеловечивался – то есть становился одинокой, грустной, несчастной, вдребезги разбитой и заново склеенной игрушкой, способной на самопожертвование. Ехидный дребезжащий кукольный голосок (производящий уморительное впечатление в исполнении рослого молодого человека, щедрого на саркастичные реплики) сменялся на вполне человеческий. Актер Александр Молочников получил за эту роль спецпремию жюри фестиваля.

Кролику Эдварду довелось пережить смерть дорогого ему существа – вопрос о том, не напугает ли подобная тема детей, по-прежнему остается открытым. Но театры, которые не считают своего зрителя сделанным из фарфора, а главное, уверены в том, что и мир, в который те попадают, вырастая, тоже далек от игрушечного, – такие театры решаются говорить с детьми о самом сложном.

Впрочем, можно пойти и более традиционным путем – и выиграть. Причем буквально. Совместный труд БДТ и творческого объединения «КульПроект» спектакль Евгения Ибрагимова «Когда я снова стану маленьким» по книге Януша Корчака только что получил «Золотую маску», а на «Арлекине» собрал все главные призы, включая премии за лучший спектакль, лучшую работу режиссера и лучшее исполнение мужской роли.

Актер Тарас Бибич ведет повествование от автора, располагая в качестве декораций хитроумно устроенными чемоданами, куда помещается целый город, дома и квартиры, а партнерами ему служат прелестные куклы, изготовленные Натальей Мишиной (приз за лучшее художественное оформление). Нежные куколки – папа, мама, братья, сестры, мальчики и девочки из соседнего двора – хрупкие и чуточку печальные, помогают сделать ностальгию по временам далекого варшавского детства почти невыносимой. Лучше всего у них выходит с готовностью смотреть в небо, задирая носы, мечтать и выступать с пламенными речами. Тарас Бибич в роли рассказчика мягок, трогательно ребячлив и не чужд сентиментальности, а романтические полеты в воздухе, которые с его помощью совершают крохотные обитатели авторских воспоминаний, могут служить лучшей иллюстрацией универсального детского театра. Это то, что нравится всем.

А вот «Пиноккио», копродукция Екатеринбургского театра кукол и флорентийского Zaches Teatro в режиссуре Луаны Граменья, выглядит как спектакль из серии «театра не для всех». Как, собственно, обычно и бывает с произведениями, прочно связанными со старинными техниками и народным площадным искусством.

История о деревянном мальчике, изложенная небезупречно, но временами захватывающе, завораживала таинственной сложностью мира, который открывался простодушной кукле, а заодно и публике. Маски Франческо Дживоне были изысканны и беспощадны: и прелестное личико Феи с голубыми волосами, и глуповатая физиономия Пиноккио, и жизнеподобные, но вовсе не безопасно-плюшевые маски-головы Кота, Лисы и Осла, и грозные Черные Кролики-дзанни, – ни в одном из них не было, кажется, ничего специально пугающего, но все вместе складывалось в картину настоящего, бесконечно волнующего фантастического гротеска. Пиноккио очень нужны были простые надежные правила (не врать, ходить в школу, принимать горькие лекарства) – потому что иначе ему нипочем бы не постичь и не справиться с этой непонятной, притягательной и опасной реальностью, которая его окружала. Мораль обнаруживалась в самом сердце художественного приема – что еще надо для детского театра?!

Не «снисходить» до маленького зрителя, рискуя оказаться поверхностными и слащавыми (как в спектакле «Лететь» Томского ТЮЗа), но завораживать его – принцип, в той или иной степени объединяющий два других конкурсных спектакля: «Далеко-далеко» петербургского БТК (Анна Иванова-Брашинская поставила версию сказки Андерсена «Дикие лебеди») и «Как Эква-Пырись на охоту ходил» (молодой питерский режиссер Александр Савчук в Няганском детском театре взял за основу эпос народов манси).

«Далеко-далеко» – поэтичный спектакль, где кукла, игровой предмет и «живой план» находятся в сложносочиненных родственных отношениях: от игры мамы с папой в ладушки на свет появляются дети – беленькие мальчиковые распашонки и одно платьице. Игрушечные тела юных принцев, приставленные к настоящим актерским головам, исполняют зажигательный танец, в равной степени виртуозный и потешный. Театр теней, устроенный братьями, чтобы развеселить Элизу, пародирует сказочный сюжет, а белые мужские рубашки – если их использовать умело и с фантазией – превращаются в лебединые крылья в лучшей, пластически безупречной сцене спектакля.

«Эква-Пырись» ходил на свою охоту в излюбленной манере Александра Савчука, известного многолетним проектом постановки древнешумерского эпоса «Гильгамеш». Настоящего ритуального театра и для взрослых не сыскать днем с огнем, но молодой режиссер сумел создать ритуальный театр для самых маленьких. И тут, скорее всего, нет противоречия. Как нет ничего странного в той радости, с которой юного амбициозного охотника Эква-Пырися встречали в далеком лесу его страшноватые многоголовые предки.

«Сказки из маминой сумки», поставленные Марфой Горвиц, автором блистательной «Золушки», в московском театре с ужасно симпатичным названием «Домик Фанни Белл» – сорокаминутное представление того самого беби-театра.

В руках прелестных девушек-рассказчиц предметы волшебным образом превращались в героев коротенькой сказки про Ежика (в этой роли блистала небольшая щетка). Изобретательность и остроумие, с которыми заколки, скрепки, яблоки, расчески, ножницы, луковая шелуха и бумажки оживали в руках актрис, будили малышовую фантазию самым веселым и гарантированно безвредным способом.

Нигде к публике не бывают так внимательны и почтительны, как в беби-театре. И нигде зрители с такой серьезностью не стараются вести себя, как зайчики. В конце концов, и зрители, и актеры понимают, что главное – это как следует поиграть. А потом еще как следует поиграть.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook