Медсанбат сражается

Всю войну майор медицинской службы Илья Соловьев находился на передовой. Он был врачом 121-й гаубичной артиллерийской Новгородской Краснознаменной ордена Александра Невского бригады, которая действовала в составе Волховского фронта, а потом и 3-го Прибалтийского.

Все раненные во время боев и вражеских артобстрелов попадали в его медсанбат, где Соловьеву приходилось в полевых условиях делать хирургические операции, прежде чем отправить пострадавшего в тыл. А бывало и так, что во время сражений, когда не хватало санитаров, он сам под пулями доставлял в медсанбат раненых красноармейцев. Орден Отечественной войны II степени, Илья Соловьев получил за то, что, находясь непосредственно на огневых позициях, спас семь человек от неминуемой гибели.

За несколько лет до Великой Отечественной войны Соловьев окончил в Ленинграде Военно-медицинскую академию. Илья Егорович был настолько опытным врачом, что мог раненых офицеров и солдат поставить на ноги у себя в медсанбате. И тогда они, не покидая своего воинского подразделения, снова могли бить врага.

«С этим медсанбатом отец дошел до Берлина, откуда привез мне красивую куклу, сказав, что ее подарила ему для дочки в знак благодарности вылеченная им немецкая фрау», – рассказывает Людмила Ильинична Жуйкова.

Когда началась война, ей исполнилось четыре года, старшему брату пять лет, младшему – два года. Они жили тогда в Литве, где отец служил военврачом в одной из воинских частей. Мамы не было – умерла при родах. Соловьева в первый день войны призвали на фронт, а детей отправили в Ленинград. «Мы лежали на дне кузова полуторки, закиданные березовыми ветками. И этот запах березы потом преследовал меня десятилетиями», – говорит Людмила Ильинична. В Ленинграде дети жили с родителями отца. После войны Илья Егорович сначала работал в госпитале, а потом врачом «скорой помощи». В «Бессмертном полку» его представляли правнуки.

Комментарии