Мы говорим о Пушкине

Юлия ВЕРЕТНОВА | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Гость редакции — заведующая Литературным музеем Института русской литературы Российской академии наук Юлия ВЕРЕТНОВА.

В 2024 году исполнится 225 лет со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина. Отмечать эту дату будут театры, музеи и научные учреждения по всей стране. Литературный музей Института русской литературы Российской академии наук (Пушкинский Дом), конечно, в их числе.

О том, как сейчас живет этот музей, и о планах на будущий год рассказывает наша собеседница.

— Юлия Вячеславовна, история Пушкинского Дома начинается с 1899 года. Это был год 100‑летия со дня рождения Пушкина…

— Да, эта дата — своего рода точка отсчета. Тогда была устроена большая юбилейная выставка, обсуждали идею памятника, но потом решили учредить «Дом имени Пушкина», «пантеон-музей русской литературы», где бы собирались и хранились реликвии русских писателей, начиная с Александра Сергеевича. В результате в 1905 году был создан Пушкинский Дом — учреждение, которое призвано собирать музейную, архивную и библиотечную коллекции, связанные с классиками русской литературы. Мы ведем свою историю с того времени.

— Экспозиции Литературного музея изначально тоже были связаны с именем Пушкина?

— Само название — Пушкинский Дом — наводит на мысль, что это музей в первую очередь — о Пушкине. Так было изначально. Сейчас музейную пушкинскую коллекцию вы здесь не увидите, потому что она находится в других учреждениях, которые создавались как филиалы Пушкинского Дома. Это и Всероссийский музей А. С. Пушкина, и музей-заповедник «Михайловское». Их история неразрывно связана с Пушкинским Домом. Они стали отдельными музеями только в 1953 году.

— Но ведь у вас остались какие‑­то пушкинские материалы?

— В зале Золотого века мы показываем комплекс, связанный с Пушкиным и литературными салонами его времени. Это портреты лицеистов, виды Царского Села, детский портрет Катеньки Бакуниной, в которую был влюблен поэт, вышитый ею цветочный венок… У нас есть несколько автографов (которые экспонируются в копиях): фрагменты VIII главы «Евгения Онегина», рукопись поэмы «Медный всадник» с собственноручными пометками Николая I, материалы о дуэли и смерти Пушкина из собрания Василия Андреевича Жуковского. Мы говорим о предшественниках Пушкина: в первую очередь о Державине и о тех, кто вместе с ним составляет тот самый Золотой век русской литературы: о Батюшкове, Жуковском, Гоголе, Лермонтове.

— Как построена ваша экспозиция?

— Это «пантеон русской литературы» от Пушкина до Чехова, если следовать изначальной концепции Пушкинского Дома. Основная коллекция, которую можно увидеть, — личные вещи писателей и тех, кто был причастен к литературному процессу. Включая письменные столы, кресла, стулья, а также портреты: живописные, скульптурные, графические, фотографические. Рукописи, которые собирались в Пушкинском Доме, хранятся в рукописном отделе. В музее посетители видят только копии, экспонирование которых необходимо для демонстрации творческой кухни писателей.

— Но ведь с момента основания Пушкинского Дома прошло больше ста лет…

— Сам принцип рассказа о писателях в нашем музее отражает концепцию первоначальной экспозиции. Она возникла в 1927 году, когда Пушкинский Дом переехал в здание на набережной Макарова. И если мы посмотрим на фотографии этой экспозиции, то увидим условные кабинеты писателей и реликвии, связанные с именем того или иного литератора. Те, кто создавал музей, стремились привнести ауру, связанную с домами, квартирами, и именно в таком виде представить коллекцию.

Эта структура сохраняется до сих пор. Понятно, что в разные периоды существовали разные темы. Когда‑то был раздел о социалистическом реализме. Сейчас экспозиция завершается залом о литературе Серебряного века, который появился только в начале 2000‑х годов.

— Чем интересен этот зал и как он формировался?

— По замыслу авторов, экспозиция должна была отразить духовные искания эпохи на фоне исторических событий и позволяла погрузиться в «мистическую» атмосферу литературы Серебряного века. Салон Мережковского и Гиппиус, вечера у Сологуба, московские собрания Брюсова и Бальмонта. С этим «мистицизмом» сравнивалось реалистическое направление, представленное Чеховым, Горьким, Куприным, Буниным. В качестве концептуальной идеи за основу были взяты лекции Бориса Аверина «Реализм и мистицизм в русской литературе Серебряного века».

Выставленные в копиях и подлинниках плакаты и афиши 1900 – 1920‑х годов воссоздавали «многоголосие эпохи», а литературные манифесты, театральные спектакли и художественные выставки зримо представляли словесные и художественные формы того времени.

В 2022 году мы осуществили частичную реэкспозицию зала. Стремились не только переместить многие уникальные предметы в фонды музея, чтобы они отдохнули после длительного экспонирования, но и пересмотреть саму концепцию.

— Что изменилось?

— Сейчас здесь выставлено много нового и интересного из нашего музейного собрания. Мы хотели раскрыть сложный и противоречивый образ эпохи Серебряного века и авангардных течений того времени не только и не столько в парадигме «мистицизм — реализм». Мы показываем подлинные живописные и скульп­турные портреты как всемирно известных, так и мало известных деятелей русской литературы того периода. Именно в этом зале собрано максимальное количество мемориальных столов писателей и предметов, материалов, которые связаны с личностью их владельцев. Сам стол акцентируется как главный мемориальный экспонат — материальный объект, бывший частью «творческой кухни» того или иного автора: Дмитрия Мережковского, Федора Сологуба, Осипа Мандельштама, Леонида Андреева, Сергея Есенина.

Кроме того, демонстрируются фотографии основателей Пушкинского Дома. Именно в эту эпоху началась его история. И 1905 год (год основания Пушкинского Дома), и знаменитое посвящение Александра Блока со строкой «Имя Пушкинского Дома — не пустой для сердца звук» — все это тоже символы Серебряного века.

— Ваша экспозиция не очень проста для восприятия, понимания. Особенно если говорить о детях…

— Конечно, не каждый обладает обширными познаниями, связанными с биографиями писателей, поэтому у нас есть аудиогид, мы предлагаем обзорную и тематические экскурсии. Для детей придуманы интерактивные экскурсии. Например, есть маршрут «Море писателей» (море — и потому, что писателей много, и потому, что здание, в котором находится Пушкинский Дом, связано с морем — это бывшая морская таможня). В этом маршруте мы связываем конкретное место в музее с конкретным писателем, экспонатом и тем литературным произведением, которое посвящено теме моря или путешествия. Таким образом мы пытаемся внести литературу в литературный музей. Мы строим понятный для юных посетителей сюжет, связанный с тем, что Ломоносов, Пушкин, Крылов, Лермонтов, Толстой, Гоголь, Гончаров, Тургенев в своих произведениях обращались к теме моря и мореплавания.

— О каких произведениях Пушкина вы говорите на этой экскурсии?

— О стихотворении «К морю», потому что на парадной лестнице нас встречает картина художника Николая Дмитриевича Прокофьева «Пушкин на берегу Черного моря» — повторение оригинала Ильи Ефимовича Репина и Ивана Константиновича Айвазовского.

— Одним из первых приобретений Пушкинского Дома стала когда‑то библиотека Пушкина. А какие материалы поступили в собрание в последние годы?

— Последнее приобретение было в 2019 году. Это икона, принадлежавшая Константину Николаевичу Батюшкову, которую заказал его дед Лев Андреевич по случаю рождения внука. Она будет экспонироваться на выставке, посвященной Пушкину и Батюшкову.

— Что это за выставка?

— Проект «Философ резвый и пиит. Судьбы А. С. Пушкина и К. Н. Батюшкова» — о встречах, о реальных и литературных пересечениях двух поэтов. Эта выставка будет открыта в будущем году весной в Кирилло-Белозерском музее-заповеднике.

— А как сам Пушкинский Дом и его музей планируют отметить 225‑летие со дня рождения Александра Сергеевича?

— Пушкинский Дом готовит очень значимый проект «Пушкин цифровой», который связан с оцифровкой рукописей поэта и созданием научно-просветительского ресурса. Этим занимаются отдел пушкиноведения и рукописный отдел. Кроме того, рукописный отдел организует научную конференцию к 150‑летию со дня рождения Бориса Львовича Модзалевского, одного из основателей Пушкинского Дома, литературоведа-пушкиниста.

И, конечно, Литературный музей примет участие в нескольких выставках. Об одной я уже сказала. Другая пройдет в Русском музее, третья — в Москве, в Государственном музее А. С. Пушкина, и еще одна — в Ульяновском художественном музее.

— В самом Литературном музее будут какие‑то события?

— Мы планируем новую экскурсию «Я говорю о Пушкине», посвященную поэту. Мы не можем полноценно представить коллекцию, связанную с ним, потому что она послужила основой для создания мемориальных музеев и находится там. Но мы поговорим о нем через призму представлений и взглядов на него других русских писателей. Вспомним стихи Владимира Маяковского, Анны Ахматовой, Бориса Пастернака, Сергея Есенина, посвященные Пушкину. Мы хотим в Литературном музее, представляющем целое древо русской словесности, соединить имя Пушкина с именами всех тех, кто является героями нашей историко-литературной экспозиции.



Материалы рубрики

22 февраля, 14:51
Владимир ОКРЕПИЛОВ
09 февраля, 11:36
Владимир ЗАПЕВАЛОВ
02 февраля, 14:10
Андрей ПЕТРОВ

Комментарии