Остров отдыха и культуры

Павел СЕЛЕЗНЕВ | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Центральный парк культуры и отдыха имени С. М. Кирова остается любимым местом отдыха горожан. Сейчас это практически часть исторического центра Петербурга, где соединяются трудно сочетаемые вещи – объект культурного наследия, памятник природы, место массового отдыха. А еще петербуржцы всех возрастов любят приезжать в парк кормить белок. Наш сегодняшний собеседник –Павел Селезнев – почти 20 лет возглавляет это сложное хозяйство.

– Павел Андреевич, летний сезон 2020 года был, по понятным причинам, необычным?

– Он отличался тем, что мы не проводили почти никаких мероприятий. Пришлось отменить наши самые известные ежегодные проекты «Фестиваль тюльпанов на Елагином острове», X международный фестиваль уличных театров «Елагин парк», акцию «Стекло и керамика в пейзаже», а также важный социальный проект – международный фестиваль спорта для всех «Есть контакт!».

Кроме того, не состоялись популярные приглашенные фестивали: известный международный музыкальный фестиваль «Усадьба Jazz», семейный фестиваль Metro family day, а также проект, посвященный домашним животным и всем любителям своих питомцев Pet shop days и многие другие проекты. Повезло только петербургскому проекту «Опера – всем!», который в итоге состоялся, в том числе и на Елагином острове.

– Сколько времени был закрыт ЦПКиО?

– Три месяца – апрель, май, июнь. Май – для парка обычно самый эффективный и посещаемый месяц, так как это сезон цветения тюльпанов и один из самых красивых периодов в году для Елагина острова.

– Сразу спросим, сколько посетителей было в июле – октябре?

– Около 200 тысяч гостей посетили Елагин остров с июля по октябрь в выходные дни именно по билетам, но уверенно можно говорить, что парк в будние плюс выходные дни посетили около 500 тысяч человек, а может, и более. В будние дни мы не ведем подсчет посетителей, также все льготные категории граждан обладают правом бесплатного прохода, и обычно это 30 – 40 процентов посетителей.

– А сколько их было за тот же период 2019 года?

– В выходные дни по билетам с июля по октябрь 2019 года парк посетили около 400 тысяч человек, то есть если прибавить посещаемость в будние дни и льготные категории, то получится примерно 800 тысяч человек точно.

– Карантин сильно ударил по экономике ЦПКиО?

– Конечно. Мы потеряли примерно 45 процентов годового дохода, так как май-июнь действительно одни из самых посещаемых месяцев в году, также мы не проводили фестивалей, что тоже повлияло.

– А куда уходит доход от платного входа?

– Около 55 процентов доходов ЦПКиО идут персоналу на прибавки к государственной зарплате.

Государственная зарплата тем, кто следит за состоянием деревьев, занимается санитарными рубками, выращивает тюльпаны, то есть основному трудовому ресурсу, очень скромная – это 17 – 20 тысяч рублей. А сотрудники, чей труд часто требует высокого профессионализма, интеллектуального уровня и нередко серьезной психоэмоциональной вовлеченности в процесс, – их государственная заработная плата составляет обычно до 30 тысяч рублей. В парке трудятся всегда около 260 человек, я бы не сказал, что это очень много для такого объекта и объемов работ (от организации международных фестивалей и музейной работы до уборки территории парка). И наша задача – держать среднюю заработную плату не меньше 50 тысяч рублей. Подчеркну, это совсем немного для того уровня задач, которые стоят перед коллективом.

В целом 55 процентов дохода от платного входа – это фонд заработной платы, и 45 процентов уходит обычно на текущий ремонт и текущее содержание парка. Другого варианта, поверьте, пока нет.

– Во время вынужденного простоя из-за карантина были доплаты?

– Да, были. Мы не успели в первом-втором кварталах потратить средства на запланированные работы и мероприятия, за счет этого и смогли платить всем сотрудникам.

– Какие главные проблемы существуют у ЦПКиО?

– Последние годы мы делали акцент на исторические постройки XIX века. Почти все из них приведены в порядок. В 2021 году планируем открыть Елагиноостровский дворец-музей после четырех лет реставрации. Сейчас главная задача – природа, в ней все деревья живут, как люди. Кто-то покрепче, кто-то послабее, кто-то по естественным причинам болеет и увядает.

В июле во время шторма в парке упали два дуба, старовозрастных, под 200 лет каждому. В сентябре – еще три старовозрастных дерева – два дуба и липа. Частая причина – слишком влажная почва, ослабляющая корни. К этому добавилась тяжесть намокшей от дождя кроны.

Но это шторм, стихийное бедствие, да и деревья были не самыми здоровыми. А два года назад после затяжных осадков грунтовые воды подняли снизу хороший крепкий дуб, и он просто вывалился из почвы и лег поперек дороги. Эта ситуация нас, конечно, очень беспокоит: и сохранение деревьев, и безопасность посетителей. Сейчас в шторм мы закрываемся именно из-за безопасности.

– Что делать?

– Надо заниматься и дренажной системой, проводить другие работы. Но сколько стоят земля, песок, их доставка, проект дренажа...

Пока решаем проблему так: старовозрастные (разумеется, не все) и засохшие деревья десятками пилим и десятками сажаем. Конечно, удаление дерева – это крайняя мера. Основная работа – это обследование и лечение деревьев. С 2013 года каждую осень мы проводим благотворительную экологическую акцию «Посади дерево», в которой приняли участие уже десятки горожан. В рамках этой акции мы восстанавливаем исторические посадки деревьев. У нас есть показательные снимки. Сначала супружеская пара фотографирует упавший дуб, а через несколько дней участвует в акции и сажает молодое дерево. Свой дуб посадили и участники II Петербургской ландшафтной конференции, которая состоялась в сентябре в ЦПКиО.

– Выступая на конференции, вы как раз говорили о проблеме укрепления береговой линии парковых прудов.

– Один из дубов, упавший в этом году, стоял на краю береговой линии пруда. Укрепление береговой линии, чтобы берег не полз, оказалось не просто дорогой, а безумно дорогой историей. 25 метров укрепления берега 2-го Южного пруда нам стоили около 1,2 млн рублей. Там находится шикарная лиственница. Если бы не проведенная работа, дерево бы скоро погибло. В этом и следующем году мы собираемся делать укрепление береговой линии с общей длиной 180 метров – это примерно 17 млн рублей.

– Сколько всего метров берега надо укрепить в ЦПКиО?

– Где-то совсем плохие берега, где-то лучше, но речь идет о сотнях метров. То, что я озвучил, – лишь малая часть, так как еще требуется укрепить примерно 800 метров береговой линии.

– Самому ЦПКиО не заработать столько денег?

– Конечно, нет, если учесть все необходимые на содержание траты. Про эту проблему все знают, но, притом что у города дефицит бюджета, трудно рассчитывать на многое. Мы обращались в комитет по природопользованию. Они все понимают и, конечно, помогают.

– Может, поискать какой-то грант, попробовать вписаться в какую-нибудь программу общенационального масштаба?

– Надо подумать над этим. Но в любом случае нужны обследования, проекты, чтобы понимать, какую сумму указать в заявке. На эти работы тоже нужны деньги.

– На той же конференции вы говорили, что рыбаков не пускаете в ЦПКиО, и они смирились. А как обстоит дело с владельцами собак, велосипедистами, самокатчиками, роликобежцами и т. д.?

– Сложный вопрос. Есть претензии к владельцам элетросамокатов. Есть те, кто спокойно катается, а есть те, кто устраивает слалом на пешеходных дорожках. Понятно, что на скорости рано или поздно кто-то на кого-то наедет. Мы останавливали, уговаривали... Но теперь вход с электросамокатами на территорию Елагина острова запрещен. Мы, кстати, делали небольшой опрос в наших социальных сетях на эту тему, большинство голосовали как раз против электросамокатов.

С велосипедистами полегче, им разрешено ездить по асфальтовым дорожкам. Посмотрим, что будет весной.

– Может быть, за дополнительные деньги пускать на всех подручных средствах?

– Ни в коем случае. Представьте себе, что человек приехал на велосипеде, заплатил 500 рублей, меньше нет смысла затевать этот сбор. Так он может абсолютно пренебрегать правилами вовсе и ездить, где захочет.

– С собаками в ЦПКиО приходить можно?

– Вообще, по закону, нельзя. Но если собака свободно помещается в небольшую сумку, то есть «карманная» собачка, то мы закрываем на это глаза. Хотя возьмите таксу: в любой книге об охоте можно прочитать черным по белому, что такса – охотничья собака. Но хозяева вносят этих собак и сразу спускают их с поводка. Такса, повинуясь инстинкту, бежит ловить белок.

– Раз речь зашла о белках – фирменном знаке ЦПКиО, небольшое наблюдение. Идя сюда, видел, как одна белка просто требовала от пожилой дамы, тихо сидевшей на скамейке, что-нибудь поесть. Белки уже не в состоянии добывать пищу самостоятельно?

– Действительно, наши белки и утки серьезно обленились и часто не добывают пищу самостоятельно. Не надо бы их кормить, но всем это интересно. Хотя специалисты-зоологи предупреждают, что проблема есть, белки и утки деградируют. Мы призываем не кормить уток хлебом и лучше вообще не кормить, белкам давать только некоторые орехи. Это важно для их здоровья. Природа – это не про развлечения для человека, это наша радость и наше здоровье, а не аттракцион.

– Еще обратил внимание на клетку с тремя черными воронами. Почему они в клетке?

– Эти птицы не живут в наших краях. Поэтому они являются частью экспозиции животного мира. Так же как и павлины, северные олени, индейки, цесарки, куры. В свое время на Елагином острове был скотный двор, мы музеефицируем эту традицию.

– Куры яйца несут?

– Да, конечно.

– Как сочетать в ЦПКиО тот самый отдых, заложенный в вашем названии, и заботу об историческом наследии?

– Два года назад наше полное название стало таким: «Музейно-досуговый комплекс «Центральный парк культуры и отдыха имени С. М. Кирова». Эта форма позволяет сочетать музейную деятельность и культурно-массовые мероприятия. Мы – федеральный памятник историко-культурного наследия, при этом находимся в ведении Санкт-Петербурга. К нам приходят отдыхать в зеленой зоне и наслаждаться атмосферой и эстетикой архитектурно-паркового ансамбля начала XIX века.

– Какие ограничения существуют на культурный отдых?

– Мы не будем проводить рок-концерты, строить сумасшедшие сцены с огромным количеством оборудования. Если вы хотите пошуметь, то рядом с нами – Приморский парк Победы с его аттракционами. Насколько мне известно, он и в дальнейшем будет развиваться как место для активного современного отдыха. Это, на мой взгляд, комфортное сочетание. Там – активно, здесь – созерцательно.

С природой и музеями сочетаются джаз, уличные театры. И популярный фестиваль «Опера – всем». Мы очень избирательны, когда формируем нашу афишу мероприятий, нас обязывает это делать историческая эстетика Елагина острова.

– Прокат лодок – это для тех, кого не интересуют музеи?

– А что, те, кто катается на лодках, в музеи не ходят? Бывает очень по-разному.

– Думаю, что в данном случае не ходят, им просто времени не хватит.

– А я думаю, что придут и в музеи, и в выставочные залы. Наша задача – создавать музейные экспозиции и выставки для семейного просмотра. В Елагином дворце – показ декоративно-прикладного искусства XVIII – начала XX века, экспозиция мебели, концерты в Овальном зале, костюмированные балы. Рядом – в Оранжерейном корпусе, где когда-то был прокат лыж, расположен Музей художественного стекла.

В двух шагах от Музея стекла – стеклодувная мастерская, где можно попробовать свои силы в этом древнем ремесле. Елагин остров – это многовариативное пространство для отдыха: сегодня вы катаетесь на лодке, а завтра решите и пойдете в Музей художественного стекла – так зачастую и происходит. Но, конечно, прогулку по парку предпочитают посещению выставки.

– Вы, конечно, ездили в Венецию, смотрели на знаменитые стеклодувные мастерские?

– Конечно, и не один раз. Если ты занимаешься спортом, то олимпийский чемпион для тебя в любом случае образец. Музеи в Мурано – олимпийские чемпионы. Смотрели мы интересные музеи и в других европейских странах.

– Что подсмотрели, что неплохо бы позаимствовать?

– Современная эстетика, оборудование, построение экспозиции, сервис – много всего. Когда мы делали Музей художественного стекла в 2000-е годы, в России еще не было столь развитой креативной индустрии, чтобы можно было перенять опыт и передовые технологии.

– Уместны ли фестивали на газонах?

– Вы намекаете на фестиваль «Усадьба Jazz», проводимый на Масляном лугу?

– Конечно.

– Только их и пускаем, это очень элегантная история. Остальных не пускаем, у нас есть другие площадки. Вообще у нас всегда просчитан график нагрузки на газоны для фестивалей, и мы его всегда придерживаемся. Масляный луг – это один раз за летний сезон, и все. Кстати, там тоже надо дренаж делать, в дождливые годы вода появляется и медленно уходит.

– Сколько времени требуется на восстановление луга после джазменов?

– Обычно две недели. Но если проводить на лугу два-три фестиваля в год, то этих двух недель не хватит. На восточной поляне два-три события в год, в частности выставку «Стекло и керамика в пейзаже», проводить можно, чтобы успеть траву восстановить.

В то же время нашим посетителям мы постоянно напоминаем, что по траве не надо ходить всего на трех гектарах из 98 гектаров, занимаемых парком. Масляный луг и восточная поляна – это неотъемлемая часть композиции архитектурно-паркового ансамбля начала XIX века, этой композицией приятно любоваться.

– Вы руководите ЦПКиО почти двадцать лет. Не разочаровались в выборе, сделанном тогда?

– Я пришел сюда после того, как закончил службу в органах внутренних дел. Почти случайно. Мне предложили проблемный объект, по сути, стать кризисным менеджером. Все было проблемой: от порядка до того, что ничего не работало. У нас была одна из последних в Петербурге угольных котельных.

В 2006 году по инициативе губернатора Валентины Ивановны Матвиенко была создана концепция восстановления всего Елагина острова. По сути, начиная от прокладки инженерных коммуникаций до необходимого асфальтирования дорожек и комплексной реставрации исторических архитектурных объектов. Концепция реализована сейчас процентов на 80 – 85.

– Что нужно сделать в ЦПКиО в ближайшие годы?

– Про берега прудов я уже говорил. Надо напоминать «Мостотресту», что некоторые участки гранитного парапета Елагина острова требуют ремонта. После нашей беседы буду связываться с ними также и по поводу ремонта 1-го Елагина моста. Понимаю, что с деньгами сейчас сложно, но наши объекты должны быть в поле зрения тех, от кого зависит выделение финансирования.

К счастью, 3-й Елагин мост был отремонтирован во время реконструкции Приморского шоссе. Деревянный 2-й Елагин мост ремонтировали два года назад.

Что касается того, что должно происходить в ЦПКиО, то я вижу целью не увеличивать нагрузку за счет роста потока публики, а стараться поддерживать качество мероприятий. Если мы весной высаживаем цветы в Собственном садике императрицы, то это должны быть особенные цветники, например.

– Наверное, вы помните времена, когда летом из центра города до ЦПКиО можно было за 20 минут добраться на регулярном речном трамвайчике?

– Помню, но думаю, что сейчас это неактуально. Хотя как знать. Может быть, идея сети маршрутов водного транспорта вернется в повестку дня. Тогда остановка «ЦПКиО» на пути к «Лахта-центру» станет обязательной.


Материалы рубрики

22 Января, 09:49
Марк ЭПШТЕЙН
11 Января, 09:41
НАЗАРИЙ
28 Декабря, 13:20
Сергей СЕЛИН
25 Декабря, 10:31
Екатерина ТЕРЮКОВА

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Умерла 12-летняя петербурженка Алиса Адамова, пострадавшая в бассейне турецкого отеля
28 Августа 2019

Умерла 12-летняя петербурженка Алиса Адамова, пострадавшая в бассейне турецкого отеля

Девочка скончалась через 10 дней после ЧП, несмотря на все попытки врачей спасти ей жизнь.

Женщине отрезало обе руки во время инцидента в подземке Петербурга
28 Августа 2019

Женщине отрезало обе руки во время инцидента в подземке Петербурга

Петербурженке, упавшей под поезд на станции «Гражданский проспект», отрезало обе руки.

Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года
26 Августа 2019

Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года

Рассказываем, что ждет учащихся уже через несколько дней.

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?
26 Августа 2019

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?

С 1 января пользование скважинами и колодцами будет разрешено только по документу.

Польский турист честно рассказал о трагедии в бассейне Турецкого отеля
23 Августа 2019

Польский турист честно рассказал о трагедии в бассейне Турецкого отеля

Администрация курорта обвинила родителей Алисы Адамовой в произошедшем ЧП.

В программу ремонта дорог в Петербурге включили 13 новых объектов
23 Августа 2019

В программу ремонта дорог в Петербурге включили 13 новых объектов

Среди них - участки Северного проспекта, Выборгского шоссе, проспекта Энгельса и еще десяти магистралей города.

«Ленинградка» повзрослела. Женскую волейбольную команду из Петербурга не узнают в новом сезоне
23 Августа 2019

«Ленинградка» повзрослела. Женскую волейбольную команду из Петербурга не узнают в новом сезоне

Настолько опытной по составу представляющая город в женской суперлиге команда не была никогда.

Как продлить жизнь при помощи питания?
21 Августа 2019

Как продлить жизнь при помощи питания?

Врач-диетолог рассказала, что нужно есть, чтобы долго жить и не болеть.

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти
20 Августа 2019

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти

Помогаем не очень опытным грибникам и любителям пробовать новое разобраться, в какие леса лучше всего выходить с ножом и лукошком.

Автоледи перекрыла Конюшенную улицу ради шопинга в ДЛТ
20 Августа 2019

Автоледи перекрыла Конюшенную улицу ради шопинга в ДЛТ

По словам петербуржцев, женщина припарковала свой BMW вторым рядом и ушла за покупками в ДЛТ.

Безопасно ли покупать грибы у частников?
20 Августа 2019

Безопасно ли покупать грибы у частников?

У всех станций метро бабушки торгуют лисичками, белыми и подберезовиками. Но можно ли их есть?