Красивые решения

Мария ДАНИЛЬЧЕНКО | Фото из личного архива

Фото из личного архива

Гость редакции - победитель студенческой олимпиады «Я –  профессионал» Мария ДАНИЛЬЧЕНКО.

Всероссийская студенческая олимпиада «Я –  профессионал» –  один из основных проектов президентской платформы «Россия –  страна возможностей». Среди ее организаторов три десятка вузов, Российский союз промышленников и предпринимателей, «Росатом». Призы –  денежные и карьерные. В этом году студенты показывали себя уже в 72 направлениях. Наша собеседница, выпускница бакалавриата факультета радиотехники и телекоммуникаций СПбГЭТУ «ЛЭТИ», стала обладательницей золотой медали в номинации «Электроника, радиотехника и системы связи».

С лучшим начинающим радиотехником страны мы поговорили о связи 5G; о том, как узнавать математика по походке; и почему хороший инженер на заре карьеры вдруг переквалифицируется в учителя «началки».

–  Мария, тут, наверное, какая-то ошибка: про вас написано, что вы учились на бакалавриате 11 лет.

–  Нет, не ошибка, мне 28. Четыре года бакалавриата разбавлены тремя академками. Два академических отпуска –  это рождение дочек. Третий –  из-за лейкоза.

–  Вот про это не написано...

–  Я рада, что учеба так затянулась: помню, когда родилась первая дочка, я готова была заниматься только ею, а через год уже чего-то не хватало –  начинаешь искать всякие курсы на «Курсере», откапывать какие-то книжки. И со второй было то же самое!

К тому же, если есть дети, сразу понимаешь, насколько ценно твое время, и если уж выбрался на лекцию, это будет на 100% эффективно. Правда, когда возвращаешься после очередной академки, у тебя уже другая группа, на пару лет тебя младше. Потом на четыре, на шесть...

–  Почему выбрали радиотехнику?

–  Мое самое любимое в радиотехнике, статистическая радиотехника и цифровая обработка сигналов, –  скорее математика. По натуре я математик. Окончила физматлицей № 239, который сейчас называется Президентским.

Забавно получилось: меня после 239-го ждал матмех СПбГУ, но в 11-м классе я подумала: а не пойти ли мне в Муху?

–  В академию Штиглица? Не слишком логично для математика.

–  Да, тем более что в художественной школе я не училась, а в Мухе конкурс был 400 заявлений на 18 мест.

Был 2010 год, такое же жаркое лето. Друзья оставили мне квартиру рядышком, рыбок кормить, пока они путешествуют. Я с утра покупала два литра сока, шла в Муху на экзамены, рисовала по шесть часов, возвращалась, валилась спать –  с утра все повторялось, и так неделю. Потрясающий опыт!

В числе принятых меня не оказалось, и к лучшему: все-таки я привыкла к технической тусовке. Это и особый склад ума, и общий юмор, и похожий способ выстраивать размышления на любые темы. Иногда получается по первому взгляду узнать «своего», например, по манере быстро и не слишком внятно говорить или по нескладной походке. Мне кажется, это потому, что мысли и идеи занимают технарей сильнее, чем внешние факторы.

Тем не менее я продолжаю художественную деятельность, у меня есть победы на международных конкурсах. Мои работы выставлялись в Петербурге, Рязани, Вологодском кремле, уезжали во Францию. Очень горжусь, что мне посчастливилось сделать логотип для друзей из картографического издательства «Кон-Тики».

И все же искусство –  это не основное мое дело, так что я не жалею, что у меня нет специального высшего образования.

–  Тогда почему вы, математик, не оказались на каком-нибудь математическом факультете?

–  Действительно, был план пойти на матмех СПбГУ, если не поступлю в Муху. Но перед подачей документов я подумала: «У меня же свадьба скоро...». Мы с моим любимым будущим мужем начали встречаться, когда мне было еще 14. И хотели пожениться сразу, как только мне наконец исполнится 18. До матмеха добираться каждый день по четыре часа, я поняла, что просто не смогу постоянно туда ездить, а если буду все пропускать, меня выгонят... А если выгонят –  зачем поступать?

И тут мимо проходящий папа сказал бессмертное: «Если некуда идти, верный путь тебе в ЛЭТИ». Папа сам инженер-радиотехник. И я с детства видела, что эта специальность дает невероятные возможности: папа три года отработал в Сибири по распределению, вернулся, заинтересовался физиологией –  устроился инженером в Институт физиологии имени Павлова в Колтушах, делал установки. Потом решил, что ему интересна ионосфера Земли, –  пошел инженером в Институт земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн. Дописал кандидатскую.

Инженер –  специальность, которая открывает двери везде. Я подумала: классная идея! Было понятно, что идти надо в вуз, где радиотехника –  флагманский факультет. Правда, был нюанс: поскольку я держала в запасе только матмех, то со спокойной совестью проспала все «лишние» ЕГЭ, в том числе физику, необходимую для ЛЭТИ. У меня был план –  пойти, куда возьмут без физики, а через семестр перевестись на радиотехнику. И 1 сентября я иронично обнаружила себя на самой непривлекательной для себя специальности, на факультете экономики и менеджмента «ЛЭТИ». Было даже забавно: «Как так получилось?!».

Осенью я выиграла конкурс для первокурсников по математике и после первой сессии действительно перевелась на факультет радиотехники и телекоммуникаций.

Весь путь обучения получился витиеватым. Начались академки, смены групп, досдачи предметов, которые в мое отсутствие росли в учебных планах как грибы. Были олимпиады в 2017 –  2018 годах, на которые я приезжала из больницы в маске, тогда это еще было не модно. Я очень благодарна своему деканату и преподавателям, они поддерживали меня, хотя со мной всегда все не по плану.

Вообще я не прогадала с «ЛЭТИ». Туда всегда хотелось возвращаться. Последний дипломный год выдался очень насыщенный. Повезло, что многие лекции проходили дистанционно, мне было удобнее: я успевала с утра детей учить (дети выросли, и мы с подругами организовали семейный класс), днем успевала сама учиться и вечером готовиться к олимпиадам и писать диплом. Получалось экономить время на разъездах. Было тяжело, но ничего из этого не хотелось бросать. Со школой у нас в поселке все печально, поэтому действовали по классике: хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо, сделай это сам.

–  А что у нас не так с начальным и средним образованием?

–  Мне самой в начальной школе очень повезло с учителем, и все было здорово. А в средних классах повезло с педиатром, которая постоянно давала мне освобождения от учебы под предлогом какой-нибудь астении. Мол, устала –  отдохни.

Я сидела дома, читала книжки, в школу заходила изредка и либо дралась с мальчишками, либо выигрывала какую-нибудь олимпиадку. Не любила колтушскую школу всей душой. Так и было, пока в седьмом классе мама благодушно не сказала: «Как-то ты странно школу посещаешь. Поеду-ка я в город, выберу тебе другую».

И мама, уже сильно беременная моей средней сестрой, за одну поездку посмотрела пару школ, одна из которых оказалась «Два три девять», там как раз висело объявление о вступительных экзаменах. У меня вообще очень удачливая мама. Дома порешали демонстрационные задания, за пару недель подготовились, и я поступила. С восьмого класса уже нормально училась.

Так вот, насчет «началки»: я считаю, что в младших классах нельзя много времени тратить на дорогу, а в ближайших к нам школах по 37 человек в классе. Учителя уставшие, выжатые, перегруженные бессмысленной бумажной работой, довольно уродскими стандартами, странными ФГОСами.

Я взяла прекрасные учебники, в том числе те, по которым сама когда-то училась, и сначала собиралась просто дома заниматься с дочерью. Но мне было также очень важно развивать у нее навыки взаимодействия, общения и отношений. Например, как поступать, если в одной команде во время игры оказалась любимая сестра, а в другой лучшая подруга?

Понимать, как переживать такие и подобные ситуации, не менее значимо, чем знать русский и математику, а у учителей в переполненных классах, мне кажется, нет времени и сил модерировать. Мне важно, чтобы мои ученики научились быть честными, верными своему делу, имели счастье делить радость с друзьями, умели признавать свои ошибки, просить прощения и прощать, принимать слабости и особенности другого. И чтобы у них была действительно качественная академическая база.

Так и получилось, что я уже два года –  учитель замечательного крошечного класса из пяти девочек. Веду основные предметы и каллиграфию, есть учительница английского и преподаватель хореографии. Мне хочется показывать, как удивителен мир –  мы ходим на прогулки, пленэры, на майские сходили в пеший поход в Крымские горы. По результатам госаттестаций у нас три круглые отличницы.

В этом году подросли младшие сестры, и в сентябре у нас станет два класса: третий и первый.

–  Как бы вы своим ученикам объяснили суть вашей дипломной работы: про применение нейронных сетей в передаче сигналов?

–  Рассказала бы, что нейронные сети –  это попытка математически смоделировать работу мозга, мышление. Только если в мозге нейроны –  это нервные клетки, то в моей сфере нейроны –  некие вычислительные узлы, в которые приходит информация. И каждый узел что-то с этой информацией делает, передает ее дальше другому нейрону, или следующему слою, состоящему из множества нейронов.

Или можно провести наглядную параллель с человеческим обществом. Один человек получает информацию, и для него она важна, всю его жизнь изменит, он всем рассказывает о своем опыте –  кто-то послушает, кто-то нет. Другой просто примет к сведению, полученная информация мало повлияет на его принятие решений. Если мы представим, что люди выстроены в какую-то структуру и в ее конце один человек по принятым от остальной цепочки данным выносит решение –  мы и получаем то или иное событие.

Каждого такого человека (точнее, каждый нейрон) нельзя научить, как именно воспринимать информацию, но есть вариант лучше: обучать целые сети, чтобы нейроны сами догадывались, как действовать. Мы тренируем сеть, подавая ей информацию и показывая, что должно получиться на выходе, а нейроны постепенно настраивают свою работу, чтобы лучше достигать результата.

С сегодняшними вычислительными возможностями можно строить сети невероятных размеров. Чего только они ни умеют: обрабатывать изображение, звук, предсказывать, классифицировать, даже фантазировать. И, конечно, мне захотелось применить этот потрясающий инструмент к обработке сигналов. Новый стандарт связи, 5G, из-за высокой пропускной способности не может использовать классические оптимальные методы, это вынуждает искать субоптимальные методы обработки.

–  Можно на каком-нибудь примере: что мы получим от 5G кроме самого утилитарного –  «быстрее фильмы скачивать».

–  Можно объяснить на примере Олимпиады в Сочи –  кажется, там впервые в России тестировали формат 4G+. И, кстати, это была первая олимпиада, на которой работала сеть 4G (LTE). Болельщики передавали по мобильному Интернету сотни терабайт данных! Всем хотелось делиться впечатлениями. Представьте себе: десятки тысяч людей на стадионе, все хотят снимать на смартфоны и стримить в прямом эфире. Это какие должны быть пропускные способности у базовой станции!

Как в одной рекламе говорилось: «Сколько цветов в вашем смартфоне?». Миллионы! И каждый цвет нужно закодировать в каждом пикселе изображения. А сколько пикселей? И сколько таких кадров в секунду? Какие получаются объемы информации в секунду? Это упрощенно, но суть понятна. И ведь каждый из нескольких десятков тысяч зрителей на стадионе хочет быстрого мобильного Интернета для передачи своих фото и видео.

Радиотехникам тогда поставили условие: «Сделайте нам классную связь. Но только чтобы без вышек. А то антенны некрасиво будут смотреться». И они круто придумали: сделать антенны под видом искусственных пальм.

–  Остроумно.

–  Это мне и нравится в инженерных специальностях. Быстрота ума, нахождение красивых решений. Математика в первую очередь очень красива. Это приносит большое удовольствие. Как сказал математик Эдуард Френкель: «Возьмите любую формулу, это и будет формула любви».

–  Год, вы говорите, у вас был сложный –  но вы в нескольких конкурсах участвовали, в том числе в «Я –  профессионал».

–  Знаете, про «ЛЭТИ» еще говорят: «Как вЛЭТИшь, так и выЛЭТИшь». Учиться надо серьезно. Что и дает свои плоды. А насчет конкурсов –  я азартная очень. Люблю соревнования любой степени ответственности и дурацкости. Нет бы диплом писать спокойно в субботу, а я поехала в Тихвин выступать за Всеволожский район на шашечном турнире, хотя в шашки с детства не играла. Просто в команде не хватало девушки. Вернулись с золотом, но мне ценнее его было четыре часа дороги слушать невероятные истории от старших товарищей по команде. Обоим за семьдесят, один –  внук казачьего атамана, второй –  гаджиевский подводник. Обожаю старшее поколение слушать. Диплом, кстати, я написала хорошо. Он был признан лучшей бакалаврской работой этого года в «ЛЭТИ».

В других всероссийских и региональных олимпиадах по специальности этого года я была второй, а это часто «грустный человек» на пьедестале. Даже третий повеселее: радуется, что попал на пьедестал в принципе. Но в «Я –  профессионал» я наконец закрыла свою цель выиграть Всерос.

–  Вы так рассказываете, будто все это довольно легко.

–  Не скажу, что легко, но самым тяжелым для меня испытанием было встать в пять утра, чтобы доделать задание финала. Вообще-то на них дали почти сутки, но у меня же школа –  с утра провела занятия, после них успела пару часов порешать задачи, потом подруга позвала скакать –  у нее лошади, а это то, от чего я не могу отказаться. Обожаю лететь галопом по лесу и не успевать дышать от восторга. Вернулась, ужин, уложила детей, поняла, что засыпаю, поставила будильник на утро, чтобы доделать...

Работу надо было защищать перед жюри в Zoom,е в определенный час, было не очевидно, что в этот раз время указано екатеринбургское. Спасибо организаторам, что позвонили мне! Прошло внезапно, на адреналине, но я такое люблю. По всем профориентациям выходило, что мне надо идти в спасатели МЧС, я в экстренных ситуациях действую быстро и четко.

Но, когда пришел результат олимпиады, была, честно говоря, удивлена.

–  То есть вы лучший начинающий радиоинженер. Работу предлагают?

–  Звонят из магистратур разных вузов, приглашают. Предложение –  от «Может, космосом хотите заняться?» до должности инженера екатеринбургского завода. Это приятно. Но в ближайшие два, а то и четыре года я не буду ничего менять. Хочу довести своих школьников до средней школы. Мне кажется, что преподавание –  это дело, которое фундаментально влияет на мир вокруг. Ты можешь каждый день маленькими шагами строить то общество и страну, о которых мечтаешь.

Вообще мне везет. Например, я знаю, что существует коррупция, но сама с ней никогда не сталкивалась: окончила лучшую школу в России, поступила, окончила университет, сдала на права, пережила лейкоз и не встречала даже намека на взятки. С людьми везет и крупно, и в бытовых мелочах: например, я никогда коляску сама в переходах метро по лестницам не таскала –  обязательно кто-то подхватит, часто какой-нибудь юноша в наушниках, просто автоматически, почти не оборачиваясь. Меня все время кто-то подхватывает. Я очень благодарна этому. И стараюсь сама делать что-то нужное, важное, полезное. Здесь и сейчас, каждый день.

Да, у меня прекрасное образование, я хороший инженер. Но прямо сейчас я в первую очередь выберу учить детей. Хотя не исключено, что параллельно в свободное время впишусь во что-нибудь научное, инженерное.




Материалы рубрики

17 сентября, 15:02
Юрий МАЗИНГ
10 сентября, 10:37
Кирилл ЗЛОКАЗОВ
03 сентября, 10:56
Эльдар АЛИЕВ
27 августа, 10:26
София ЛЕБЕДЕВА
13 августа, 10:50
Евгений РАХЛИН

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Умерла 12-летняя петербурженка Алиса Адамова, пострадавшая в бассейне турецкого отеля
28 августа 2019

Умерла 12-летняя петербурженка Алиса Адамова, пострадавшая в бассейне турецкого отеля

Девочка скончалась через 10 дней после ЧП, несмотря на все попытки врачей спасти ей жизнь.

Женщине отрезало обе руки во время инцидента в подземке Петербурга
28 августа 2019

Женщине отрезало обе руки во время инцидента в подземке Петербурга

Петербурженке, упавшей под поезд на станции «Гражданский проспект», отрезало обе руки.

Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года
26 августа 2019

Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года

Рассказываем, что ждет учащихся уже через несколько дней.

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?
26 августа 2019

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?

С 1 января пользование скважинами и колодцами будет разрешено только по документу.

Польский турист честно рассказал о трагедии в бассейне Турецкого отеля
23 августа 2019

Польский турист честно рассказал о трагедии в бассейне Турецкого отеля

Администрация курорта обвинила родителей Алисы Адамовой в произошедшем ЧП.

В программу ремонта дорог в Петербурге включили 13 новых объектов
23 августа 2019

В программу ремонта дорог в Петербурге включили 13 новых объектов

Среди них - участки Северного проспекта, Выборгского шоссе, проспекта Энгельса и еще десяти магистралей города.

«Ленинградка» повзрослела. Женскую волейбольную команду из Петербурга не узнают в новом сезоне
23 августа 2019

«Ленинградка» повзрослела. Женскую волейбольную команду из Петербурга не узнают в новом сезоне

Настолько опытной по составу представляющая город в женской суперлиге команда не была никогда.

Как продлить жизнь при помощи питания?
21 августа 2019

Как продлить жизнь при помощи питания?

Врач-диетолог рассказала, что нужно есть, чтобы долго жить и не болеть.

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти
20 августа 2019

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти

Помогаем не очень опытным грибникам и любителям пробовать новое разобраться, в какие леса лучше всего выходить с ножом и лукошком.

Автоледи перекрыла Конюшенную улицу ради шопинга в ДЛТ
20 августа 2019

Автоледи перекрыла Конюшенную улицу ради шопинга в ДЛТ

По словам петербуржцев, женщина припарковала свой BMW вторым рядом и ушла за покупками в ДЛТ.

Безопасно ли покупать грибы у частников?
20 августа 2019

Безопасно ли покупать грибы у частников?

У всех станций метро бабушки торгуют лисичками, белыми и подберезовиками. Но можно ли их есть?