Восстание Юнкера

В канун 2015 года саммит Европейского совета одобрил в общих чертах комплексный инвестиционный план, получивший название «плана Юнкера». Но свидетельствует ли запуск этого плана о выходе ЕС из финансово-экономического кризиса?

Восстание Юнкера | ФОТО canadastock/shutterstock.com

ФОТО canadastock/shutterstock.com

Рано бить
в литавры

Предшественник Жан-Клода Юнкера на посту председателя Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу несколько раз публично объявлял о том, что системный кризис, преследующий ЕС с 2008 года, остался позади. И хотя положительная динамика (увеличение темпов экономического роста, снижение дефицита общественного бюджета, оживление экономической активности) в ушедшем году действительно имела место для большинства входящих в Евросоюз государств, до победных реляций все-таки еще далековато.

Реальный экономический рост на пространствах ЕС в 2014-м не превысил даже отметки один процент. Более того, ведущие страны еврозоны, такие как Германия, Франция и Италия, на протяжении нескольких кварталов прошлого года испытывали даже состояние экономического спада. Одновременно безработица во многих странах (особенно на юге ЕС) продолжала расти, и сейчас она вышла на уровень 11,5% трудоспособного населения. Низкая инфляция в ряде стран Евросоюза уже успела перерасти в дефляцию, что также не свидетельствует об отменном финансовом здоровье ЕС.

Итоги выборов в мае прошлого года показали рост влияния «евроскептических» сил в самых разных государствах ЕС, как «богатых», так и «бедных». При этом «еврократия» опасается как угрозы «справа» (например, со стороны британских консерваторов, все время грозящих выходом Соединенного Королевства из ЕС), так и «слева» (перспектива победы в Греции и Испании антилиберальных левых сил, ратующих за пересмотр соглашений с Брюсселем о предоставлении финансовой помощи).


«Большая коалиция»
по-европейски

Несмотря на то что выборы в европарламент продемонстрировали рост влияния правых и левых радикалов, они не привели к фундаментальным изменениям в соотношении сил в ЕС и в его основных институтах. Можно даже сказать, что в целом оно сохранилось.

Как и раньше, ведущей политической силой осталась Европейская народная партия (ЕНП). Объединяющая правоцентристские партии Старого Света, она сохраняет господствующие позиции в совете министров ЕС и в Европейском совете, половина членов Европейской комиссии также входят в эту партию. Новый глава ЕК люксембуржец Ж.-К. Юнкер, как и руководитель Европейского совета экс-премьер Польши Дональд Туск, представляют интересы именно ЕНП. Не забудем также и то, что традиционно на ведущих ролях в этой партии находятся немецкие христианские демократы во главе с канцлером ФРГ Ангелой Меркель...

Но европейская политическая культура предполагает согласованность позиций не только ведущих стран ЕС, но и господствующих политических сил. В абсолютном большинстве стран Евросоюза сегодня у власти находятся двух- или многопартийные правительственные коалиции. Многие государства ЕС (например, Германия и Италия) управляются «большими коалициями» с участием ведущих лево- и правоцентристских партий.

В общем-то, аналогичная ситуация сохраняется и в масштабе всего Евросоюза. В нынешнем составе Европейской комиссии работают комиссары от ЕНП, Партии европейских социалистов и либералы. Так что «план Юнкера» является согласованным и компромиссным проектом, к выработке которого приложили руку все основные политические игроки Старого Света. Хотя «отцом» этого амбициозного документа является все-таки сам Юнкер.


Ставка на частных инвесторов

Еще до того как занять статусную должность главы ЕК, он выступил в июле с идеей выработать план для занятости и роста. Как отмечал Юнкер, «Европа нуждается в инвестиционном плане, целями которого будут... создание рабочих мест, экономический подъем без увеличения государственного долга и проблем для европейских общественных финансов, улучшение конкурентоспособности экономики ЕС».

После длительных проработок и согласований саммит Европейского совета в минувшем декабре принял за основу «план Юнкера». Предполагается, что в случае успеха благодаря этому плану в ЕС будет создано до 1,3 млн дополнительных рабочих мест. Всего на инвестиции в различные сектора планируется выделить аж 315 млрд евро. Эти «европейские инвестиции» должны, по замыслу Ж.-К. Юнкера и его товарищей из ЕК, пойти в проекты, направленные на ускорение темпов экономического роста.

Конкретные проекты еще надлежит согласовать. Но в основной части одобренного плана говорится о том, что они будут направлены в транспортную инфраструктуру, на развитие промышленных центров, в область исследований и высшего образования (программа «Горизонт-2020»), на инновации и развитие европейской энергетики.

Для финансирования трансевропейских инвестиционных проектов появится новый орган – Европейский фонд по стратегическим инвестициям (ЕФСИ). Стартовый капитал этого фонда будет состоять из 5 млрд евро от Европейского инвестиционного банка (ЕИБ), плюс еще 16 млрд евро гарантий выделит собственно Евросоюз. Предполагается, что ЕФСИ начнет функционировать с середины июня нынешнего года.

Но реально основная ставка делается на частных инвесторов. Если сам по себе большой инвестиционный проект соответствует неокейнсианским социал-реформистским идеям (и это, разумеется, вполне удовлетворяет современную европейскую социал-демократию), то механизм запуска и реализации конкретных проектов вполне соответствует консервативно-либеральному экономическому подходу, доминирующему в сегодняшнем ЕС. Как справедливо отмечает доктор экономических наук профессор СПбГУ Станислав Ткаченко, «план Юнкера правильно указывает, что единственное решение в данной ситуации – наращивание инвестиций и оживление экономики, в том числе за счет крупных инфраструктурных проектов. Но план ни словом не говорит, откуда придут и что это будут за инвестиции».

Либерально-консервативный характер «плана Юнкера» как раз и заключается в том, что львиная доля предполагаемых инвестиций, которые пойдут на оживление экономики ЕС, придет от частных инвесторов, то есть бизнеса. Юнкер надеется: его план превратится в «самую значительную попытку за недавнюю историю Европейского союза мобилизовать бюджет, чтобы стимулировать дополнительные инвестиции и добиться этого без изменения правил». В частности, без возрастания государственного долга.

Во многом за успех «плана Юнкера» внутри ЕК будет отвечать известный европейский консервативный политик, в прошлом глава правительства Финляндии, а ныне еврокомиссар по конкуренции Юрки Катайнен. Он уже не раз публично заявлял о том, что создаваемый ЕФСИ планирует прежде всего привлекать средства со стороны частных банков, имеющих значительные финансовые ресурсы. Потенциальными инвесторами в будущем могут выступить суверенные фонды капиталов из стран Аравийского полуострова и Юго-Восточной Азии, а также хедж-фонды. Как говорит Катайнен, «наш новый фонд является открытым». Члены Европейской комиссии исходят из того, что внешним партнерам выгодно инвестировать в развитие инфраструктуры европейской экономики, особенно в хорошо разработанные и подготовленные проекты.

Стратегически общая инвестиционная программа нацелена на то, чтобы объединить создающийся фонд со списком проектов для финансирования и регулятивных изменений, направленных на улучшение условий ведения бизнеса в ЕС. Предполагается, что Европейский инвестиционный банк, действующий сегодня во многом в интересах Берлина, будет более активен «на рынках» и возьмет на себя больше рисков. В будущем этот банк сможет выдать кредитов на 63 млрд евро, то есть на сумму, в три раза превосходящую первоначальный капитал ЕФСИ.

Безусловно, очень важным, даже стержневым, моментом для «плана Юнкера» является то, что он получил принципиальную поддержку со стороны «державы номер один» в ЕС – из Германии. Канцлер ФРГ А. Меркель отмечает: «Федеральное правительство поддерживает принципы программы. Но мы хотим знать, какие проекты будут поддерживаться в будущем». В аналогичном ключе выступил и президент Франции Франсуа Олланд. На его родине эксперты предложили уже 32 крупных инвестиционных проекта в самых разных сферах – инновациях в цифровой экономике, транспорте и энергетике, образовании и строительстве.


Не все эксперты в восторге

Хотя «план Юнкера» получил широкую поддержку как со стороны влиятельных президентов и глав правительств европейских стран, так и со стороны основных политических сил ЕС, было бы неправильно делать скоропалительный вывод о том, что этот проект обречен на безусловный успех. Не случайно после оглашения «дорожной карты» плана о скептическом отношении к нему заявили представители самых левых и самых правых сил Старого Света. Так, лидеры Партии европейских левых, в ряды которой входят многие коммунистические и левосоциалистические партии стран – членов ЕС, убеждены, что механизм запуска «плана Юнкера» не способен обеспечить стабильного экономического подъема. В свою очередь руководители правонационалистических партий западноевропейских стран обвиняют Еврокомиссию в том, что она в очередной раз пытается поставить принципы неолиберальной экономики на службу ЕС.

Далеко не все эксперты в восторге от того, каким образом будут привлекаться инвестиции в соответствии с логикой «плана Юнкера». Французский специалист в области европейской экономики Николя Гоцман квалифицирует план нового председателя ЕК не иначе как «мираж века». Эксперт показывает: вся запланированная в 315 млрд евро сумма равняется лишь 2,3% валового внутреннего продукта Евросоюза. Но главная проблема, по его мнению, заключается в том, что «реальные деньги» будут представлены только 21 млрд евро, то есть суммами, гарантированными ЕС и ЕИБ. Но кто сможет утвердительно сказать, что этих денег хватит, чтобы создать тот самый кумулятивный эффект, который в итоге должен привести к выделению почти 295 млрд евро со стороны частных компаний и игроков?

Очевидно, что для общего успеха «плана Юнкера» недостаточно только координации действий ЕК, ЕИБ и Европейского центрального банка. Нужны еще рациональные и выполнимые сами инвестиционные проекты. Нужен эффект от финансово-экономических мер отдельных национальных правительств, которые сегодня проводят далеко не во всем согласованную политику: где-то продолжается курс в духе «строгой экономики», где-то на первый план выходят интервенционистские действия в пользу роста. Поможет ли в такой сложной и не очень предсказуемой ситуации «план Юнкера» Евросоюзу? Пока вопрос о том, сколь эффективна будет эта помощь, похоже, остается без ответа.

Руслан КОСТЮК,
доктор исторических наук,
профессор факультета международных отношений СПбГУ


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 034 (5407) от 27.02.2015.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...