Тунис: взрыв в «тихом омуте»

Ирак, Сирия, Ливия, Йемен – кровавые конфликты в этих арабских странах носят уже, по сути, перманентный характер. Никто в мире не удивляется нарастающим сводкам оттуда о жертвах военных действий и терактов. Но в середине минувшего марта нападение исламистских боевиков на музей Бардо в Тунисе логично причислило эту считавшуюся до сих пор относительно спокойной страну к опасным очагам экстремизма. Чем же вызван мартовский теракт, унесший жизни 22 человек, в облюбованном туристами, в том числе и российскими, североафриканском государстве? Об этом размышляют сегодня политологи.

Тунис: взрыв в «тихом омуте» | ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

Директор американского Центра изучения преступлений на почве ненависти и экстремизма Университета штата Калифорния Брайан Левин считает, что причиной теракта могли быть дружественные отношения Туниса с западными странами. «Наиболее вероятным исполнителем теракта является «Ансар аль-Шария» – радикальная салафистская террористическая группировка, основанная в Тунисе спустя три месяца после январской революции 2011 года, – утверждает он. – Если эта организация решила пойти на такое преступление, чтобы подчеркнуть свои связи с «Исламским государством» (ИГ), то место и время были выбраны правильно. У Туниса дружеские отношения с Западом, у него сильная экономика. Крупнейшие отрасли страны – туризм и добыча полезных ископаемых. Поэтому вполне возможно, что за терактом стоят «Исламское государство» или «Ансар аль-Шария» – обе эти группировки придерживаются радикальных антизападных взглядов».

Известный арабист старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Владимир Сотников также склонен считать, что за тунисским терактом стоит ИГ. «Скорее всего, это было организовано его подразделениями, которые проникли в Тунис, как незадолго до этого в соседнюю Ливию, или «Аль-Каиды». Характер захвата заложников, убийства людей и то, что пострадали именно европейцы, – это их почерк. Хотя нельзя полностью исключать и того, что действовала какая-то ранее неизвестная группировка, местные боевики, но все равно при внешней поддержке тех же представителей ИГ», – говорит он. В целом политическую обстановку в Тунисе в последние годы этот эксперт называет непростой. «Ситуация в Тунисе довольно сложная. Одно время там все притихло, но потом возникла оппозиция уже новым властям. И оппозиция эта носит исламистский характер. Особенно это противостояние обострилось около года назад. Нынешний теракт может быть его кульминацией», – предположил Сотников.

Советник по безопасности и информационному противоборству Российского фонда развития высоких технологий Николай Димлевич уверен, что Тунис был выбран целью далеко не случайно: «Раз ИГ не смогло показать себя в Египте, ему нужно на другой территории доказать свою эффективность, громко заявить о себе. Иначе прекратится финансирование организации. А финансовые потоки ИГ – зараза, которая является серьезной проблемой не только для Ближнего Востока, но и для Европы. Их слова «Мы придем в Европу» – не простая бравада. Вербовщики ИГ в Европе работают вовсю. А Тунис – идеальная площадка для базирования сил».

Вместе с тем эксперты приводят тревожную статистику: согласно данным Международного центра по исследованию радикализма и политического насилия (ICSR), именно Тунис является мировым лидером по количеству граждан, сражающихся на территории Сирии и Ирака. Таких добровольцев на театре активных военных действий насчитывается до 3000 человек. В пятерку топовых стран по этому показателю также входят Саудовская Аравия, Иордания, Марокко и Ливан.

По словам эксперта Московского центра Карнеги профессора Алексея Малашенко, международный терроризм «как пузырь, перемещается в пространстве». «Исламский терроризм – вершина огромного айсберга, – отмечает он. – Это сложный политический и религиозный феномен, который одномоментно устранить невозможно». Как ему представляется, избавиться от этого зла в обозримом будущем вряд ли удастся: «Волна терроризма идет по нарастающей».

Старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Андрей Яшлавский также полагает, что джихадизм не идет на убыль. «Это гидра, чудовище, у которого одну голову отсекаешь, а на ее месте, к сожалению, вырастают две новые», – подчеркивает он, не исключая возникновения новых «очагов заболевания» в разных странах. «Например, тот же самый Тунис относительно других арабских стран был довольно безопасным, – напоминает Яшлавский. – Там самый крупный теракт был в 2004 году, когда смертник взорвал заминированный грузовик на острове Джерба около синагоги, в результате чего были убиты много иностранных туристов. Тем не менее Тунис традиционно воспринимался, по крайней мере до «арабской весны», как одна из самых «тихих гаваней» арабского мира. Увы, сегодня это уже далеко не так».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 069 (5442) от 20.04.2015.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...