Центробежный Лондон

В последнее время из Лондона то и дело звучат заявления о возможном выходе Великобритании из Евросоюза. Насколько серьезны такие намерения британских политиков, с чем они связаны? К чему может привести в итоге такой политический сепаратизм? Об этом сегодня активно размышляют в экспертном сообществе.

Центробежный Лондон | ФОТО Iakov-Kalinin/shutterstock.com

ФОТО Iakov-Kalinin/shutterstock.com

«Между Лондоном и Брюсселем продолжается нешуточная схватка за направление развития миграционной политики, – пишет журналист, корреспондент «Нового времени» Иван Яковина. – Британский премьер Дэвид Кэмерон отстаивает право своей страны определять квоты на количество трудовых иммигрантов из других стран ЕС, а также возможность выдворять тех, кто, приехав в Великобританию, так и не сумел найти себе законной работы. Чиновники от Евросоюза и стоящая за ними Германия настаивают, что подобные меры в корне противоречат одному из базовых принципов ЕС – праву на свободное передвижение по всей его территории». «Люди испытывают все больше разочарования, видя, что решения, принимаемые Евросоюзом, все меньше соответствуют их интересам, ведь из-за политики жесткой экономии резко снизился уровень их жизни, а налоги идут на спасение правительств на другой стороне континента», – объясняет свою позицию Кэмерон.

Последнее резкое заявление британского лидера о проведении в стране референдума по дальнейшему членству в ЕС в том случае, если Брюссель не позволит Лондону ограничить приток мигрантов, руководитель Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Алексей Кузнецов называет, однако, «популизмом в русле предвыборной борьбы». «Британия всегда занимала особую позицию в ЕС, – напоминает он. – Например, она до сих пор не входит и не собирается входить в зону евро. Да, у них может пройти референдум в 2017 году. Но с учетом того, что Великобритания сохранила в своем составе Шотландию, а Шотландия настроена проевропейски, шансы сторонников сохранения страны в составе ЕС увеличились.

Нынешние заявления Кэмерона, скорее, свидетельствуют о том, что Лондон пытается в рамках Евросоюза опять выторговать для себя особые условия. В свое время это удалось Тэтчер, когда была принята так называемая британская скидка. Это значит, что Британия платит в общий бюджет ЕС меньше остальных».

«Чтобы провести референдум, Кэмерону нужна победа на выборах в мае 2015 года. Консерваторы должны добиться такого перевеса в палате общин, чтобы сформировать однопартийное правительство. Тогда в 2016 году пройдут переговоры с ЕС, а в 2017-м – референдум», – разъясняет руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН Елена Ананьева. «Но, похоже, – прогнозирует она, – что в 2015 году в Британии снова образуется «подвешенный парламент», и ни одна из партий не наберет 50% плюс одно место в палате общин. Поэтому сейчас такие заявления – это просто переговорная позиция Кэмерона, который в принципе хочет остаться в ЕС. Другое дело, что на него давят и свои же однопартийцы-консерваторы, выступающие за выход из ЕС, и Партия независимости Соединенного Королевства, которая в первом пункте программы говорит о выходе из Евросоюза».

«Заявление Кэмерона – доказательство того, что новое место Великобритании в Европе, против которого выступают лейбористы и либерал-демократы, станет главной темой предвыборной кампании Консервативной партии», – говорит директор Центра европейских исследований Высшей школы экономики Тимофей Бордачев. «Это исключительно внутриполитическая британская история. Она не имеет никакого отношения к положению Британии в Европейском союзе. Впереди выборы. И, как было заявлено ранее, данный вопрос будет основным для Консервативной партии. Этот референдум использовался Великобританией и как способ постоянного шантажа в адрес своих европейских партнеров. Сегодня консерваторы стали использовать его и в своих внутренних политических дискуссиях», – заключает эксперт.

С тем, что Кэмерон играет на теме референдума исключительно в предвыборных интересах своей Консервативной партии, согласен и руководитель Центра британских исследований Института Европы Алексей Громыко. «Возможный выход Великобритании из ЕС действительно станет номером один в предвыборной программе тори. Хотя, с другой стороны, почему британского избирателя должно волновать, что будет в 2017 году, если сами парламентские выборы пройдут в 2015-м? Для него главным сейчас будет совсем другое: позиция ведущих партий по программам, связанным с улучшением благополучия населения, повышением заработных плат, борьбе с безработицей, улучшением ситуации с госбюджетом, – говорит Громыко. – При этом тема выхода из ЕС будет важна для Кэмерона и Консервативной партии, для того чтобы не дать в течение этих полутора лет слишком большому количеству британских граждан перейти на сторону Партии независимости, тем самым поставив под угрозу победу консерваторов в 2015 году».

Несколько по-иному оценивает складывающуюся ситуацию кандидат политических наук научный сотрудник Института США и Канады РАН Геворг Мирзаян. «Дэвид Кэмерон уже взял курс на выход страны из ЕС – его принципиально не устраивает сама философия развития организации «вглубь», выразителем которой является вступивший с 1 ноября в должность главы Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Великобритания предпочла бы видеть ЕС в качестве некоего общеевропейского «клуба по интересам», нежели в роли организации, которой национальные правительства делегируют все больше и больше полномочий. Сейчас же, по мнению Лондона, процесс принятия решений в ЕС настолько централизован и обезличен, что евробюрократы попросту теряют связь с рядовыми избирателями», – констатирует этот политолог и приводит характерное высказывание главы британского МИД Филиппа Хаммонда: «Евросоюз в настоящее время оторван от граждан, от их интересов и насущных нужд, подтверждением чему является, например, участие всего 13% словаков в недавних выборах депутатов Европарламента».

«Но что же будет, если Британия все-таки выйдет из Евросоюза? – задается вопросом экономист, эксперт Международного института энергетической политики и дипломатии МГИМО Нана Яковенко. – Краткосрочные выгоды очевидны. Государство сэкономит 8 млрд фунтов стерлингов (13 млрд долларов США) в год, освободившись от необходимости выплачивать взносы в бюджет Евросоюза. Без необходимости следовать единой аграрной политике Великобритания сможет снизить стоимость пищевых продуктов. Выйдя из единого рынка, страна освободится от надоевших трудовых законов. Сити больше не придется переживать о выплате налога с финансовых операций и о соблюдении всепроникающих финансовых правил Евросоюза.

Тем не менее негативные последствия перевесят преимущества. Выход из ЕС отдалит страну от рынка, на который приходится половина британского экспорта. Автопроизводители, использующие Великобританию в качестве операционной базы, постепенно уйдут, а вместе с ними исчезнет и значительная часть индустрии финансовых услуг. Англичанам придется пересмотреть условия десятков двусторонних торговых соглашений, приняв менее благоприятные условия. Политическое влияние и международная роль Великобритании неминуемо упадет. Цена суверенитета может оказаться исключительно высокой – как для Британии, так и для ее партнеров».

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 005 (5378) от 16.01.2015.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...