Главная городская газета

Почему Трамп? Почему Сандерс?

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Политика

Быть или не быть? Вот в чем вопрос Македонии

Премьер-министры Греции и Македонии договорились о переименовании бывшей югославской республики в Северную Македонию. Однако не все так просто.


Читать полностью

Откажется ли Индия от покупки российского зенитно-ракетного комплекса?

Defense News, освещающая деятельность Пентагона, сообщила, что в начале июля состоится встреча глав военных ведомств США и Индии, где американская сторона предпримет последнюю попытку удержать индийцев от приобретения российского ЗРК. Читать полностью

Итоги саммита ШОС: «Шанхайский дух» крепнет

В китайском Циндао 9 и 10 июня прошел саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Очевидно, что эта встреча в верхах может рассматриваться как одно из основных международно-политических событий нынешнего года. Читать полностью

Саммиты Трампа. Итоги вояжей президента США в Канаду и Сингапур

Очередной саммит «большой семерки», прошедший в Канаде, принес массу разочарований, волнений и даже тревог. Причина понятна - поведение непредсказуемого и порывистого Дональда Трампа. Но его встреча с главой КНДР Ким Чен Ыном, напротив, вселила в мировое сообщество надежду на лучшее будущее. Читать полностью

Линия президента

Президент РФ Владимир Путин вчера в 16-й раз провел «Прямую линию» с россиянами. Читать полностью

Иран наращивает мощь

Напряженность в регионе Ближнего Востока усиливается все больше. Читать полностью
Почему Трамп? Почему Сандерс?  | Иллюстрация Lightspring/shutterstock.com

Иллюстрация Lightspring/shutterstock.com

Год назад казалось, что к нынешнему этапу все устаканится: от республиканцев – Джеб Буш (сын и младший брат, соответственно, 41-го и 43-го президентов США), от демократов – Хиллари Клинтон (супруга 42-го президента США). И тут бац – Буш выбывает из гонки, и мир следит, что сегодня отчебучит Дональд Трамп, а госпоже Клинтон до сих пор составляет конкуренцию коллега по партии Берни Сандерс, сенатор от штата Вермонт.

Известный американский специалист в медиа- и политических процессах Стивен Ливингстон, посетив Россию, высказывался исключительно от себя, не от учреждений, в которых работает, но места его работы говорят сами за себя: Университет Джорджа Вашингтона и Брукингский институт, один из ключевых аналитических центров в США.

Разгневанные

– Как истеблишмент демократической партии шокирован появлением Сандерса, так и истеблишмент республиканцев шокирован появлением Трампа, – констатирует Стивен Ливингстон.

Профессор демонстрирует главную, на его взгляд, причину курьеза: график экономического кризиса 2008-го.

– Трудно себе вообразить всю глубину его воздействия на американское общество.

Незадолго до кризиса владение недвижимостью в США оценивалось в 13 трлн долларов, вскоре «после» – в 8,8 трлн. Почти наполовину упали сбережения и общее благосостояние нации. По оценке федеральной резервной системы, между 2007 и 2009 годами 67% американцев претерпели существенные финансовые потери. Ну и что что прошло почти 8 лет. «Эффект ощущается и сейчас», – уверен г-н Ливингстон. Кроме того, не забылось, что кризис, подорвав достаток рабочего класса, резко обогатил ботатейшие слои (не только в США), и потенциальные избиратели помнят, что виной тому – художества ряда финансистов, которые действовали на грани дозволенного (по версии Голливуда – за гранью; см. оскароносную «Игру на понижение»). Респектабельный The Altlantic публикует статью под заголовком «Почему они до сих пор не в тюрьме?», и этим вопросом задается не только журнал.

– Трамп и Сандерс – порождение гнева тех, кто потерял так много, – говорит Стивен Ливингстон.

Однако личностные различия Трампа и Сандерса и различия между их сторонниками – очень выразительные, подчеркивает профессор.

Трамп – да, республиканец. Но, как уведомил журнал National Review, «Республиканская партия Рейгана умерла». Трамп нехарактерно для республиканца малоактивен в высказываниях по международным вопросам и военным делам. «Он – антитеза того, что делали республиканцы на протяжении последних 40 лет», – комментирует профессор. Не говоря уже о том, что послушать Трампа – любо-дорого: то обзовет Марко Рубио «маленьким Марко», то Джеба Буша – «низкоэнергичным» (социологи везде считывают сексуальный подтекст), то «проедется» по супруге Теда Круза – а ведь это однопартийцы. Не самое типичное поведение для кандидата на главный пост великой державы.

Зато Трамп – палочка-выручалочка для СМИ, ежедневно мучающихся вопросом «чем забить 24 часа эфира?».

– Я полтора часа сидел в аэропорту, был включен канал CNN – и все полтора часа не было ничего, кроме Трампа, – сообщает г-н Ливингстон. – Его прерывала только реклама «Виагры». Я не шучу.

Если Трампа выдвинут в качестве единого кандидата на национальной конвенции республиканцев, «это будет совершенно другая Республиканская партия». Возможно, полагает Ливингстон, что-то вроде европейских правых. «Традиционные» республиканцы будут искать себе место в каких-то иных рядах.

...Берни Сандерс – левак, ратует за пролетариат и средний класс. Обычно в кампании всех кандидатов вкладываются в основном 57 богатейших американских семей. Средства на кампанию Сандерса жертвуют «простые американцы» – в среднем по 27 долларов. И по этим сборам он уже обогнал прежнего рекордсмена Обаму.

И Сандерс, и Трамп (и их «разгневанные» сторонники) понимают стоящие перед ними проблемы совершенно по-разному – и способы решения у них, соответственно, разные.

– Если Сандерс говорит о необходимости большего контроля над финансовыми институтами, то Трамп обвиняет других. «Давайте построим стену от мексиканцев! Очень красивую стену!» Мы не слышали столько упоминаний о «Стене» со времен последних гастролей «Пинк Флойд».

Со всеми неудобствами

Разговор о главном (несмотря ни на что) претенденте на президентское кресло господин Ливингстон начинает словами «бедная Хиллари Клинтон» (он с ней, к слову, знаком – как, впрочем, со всеми последними президентами США). «Яркая, талантливая, целеустремленная» – и категорически невезучая в политической карьере, сетует профессор.

В прошлой президентской кампании (2008 год) она все делала правильно: стала сенатором не от чего ни попадя, а от штата Нью-Йорк («галочка») – и вдруг откуда ни возьмись мало кому известный до того сенатор Барак Обама. Стойкая госпожа Клинтон становится госсекретарем США («галочка») и продолжает набирать вес в истеблишменте – и на тебе: президентская гонка выдалась в то время, когда истеблишмент исключительно непопулярен.

То, что Хиллари Клинтон во многом продолжатель политики Обамы, также не в ее пользу. С одной стороны, Барак Обама, как и обещал, реформировал систему здравоохранения (правда, СМИ ее критикуют) и добился роста рабочих мест (правда, не производственных, а мест обслуживания, там зарплата пожиже). Да, пик рецессии пришелся на правление демократов, кризис начался еще при республиканце Буше-младшем, и многие признают, что при Обаме американская экономика до недавнего времени улучшала показатели бойчее, чем Германия, другие европейские страны, Япония и Китай. Но, с другой стороны, продолжает профессор Ливингстон, Обама оказался гораздо более консервативным, чем рассчитывали его сторонники; он не закрыл тюрьму «Гуантанамо»; он более чем недружелюбен к американским журналистам и при нем весьма активно использовался «Акт о шпионаже» (под него подпадают те, кто «сливал» в прессу информацию, толкуемую как «секретная», – к примеру, Сноуден).

На вопрос, кто в качестве президента США был бы наименее неудобным для России (о «более удобном» речи нет), в Вашингтоне дают более-менее уверенный ответ: «Дональд Трамп». Он, повторим, хоть республиканец, менее склонен к внешнеполитической активности и, возможно, не будет так уж рьяно оспаривать сферы влияния РФ.

Сандерс тоже был бы «не так неудобен». Но по другим причинам. Он считает, что сейчас время заниматься своими внутренними делами – здравоохранением и образованием, перестройкой взаимоотношений американского правительства с финансовыми институтами.

Клинтон станет самым сложным вызовом. Она сфокусирована на международных вопросах (все же в прошлом госсек), известна несколько «ястребиной» политикой и «склонна применять военную силу даже больше, чем Обама, которого не упрекнешь в излишней скромности на этот счет».

Но, говорит профессор, возможно, в долгосрочной перспективе эта «сложность» приведет к позитивным результатам.

– Если вспомнить холодную войну, то самые опасные моменты возникали из-за недопонимания между двумя полярными державами.

А у Клинтон все карты на столе: вот что она думает по Балтийским странам, по Украине и т. д. В то время как посылы Трампа «могут быть абсолютно неправильно интерпретированы».

Красные и синие

Сегодня на выборной карте США больше красного цвета (за республиканцев), чем синего (за демократов). Но это «географически». Если учитывать население в штатах, то, как написала «Нью-Йорк Таймс», пройди выборы сейчас, Клинтон одержала бы убедительнейшую победу.

– Однако это показатель не того, насколько популярна Клинтон, – говорит Стивен Ливингстон. – Это показатель того, насколько негативно относятся к Трампу.

Дональд Трамп завоевал бешеную популярность у определенной категории (в частности, у тех, кто утомился политкорректно извиняться за то, что родился белым гетеросексуальным мужчиной). Но если вывести за скобки сторонников – у Трампа исторически самые высокие рейтинги неодобрения среди населения США. Почти 70% опрошенных.

– Многие не пойдут голосовать за Трампа и тем самым де-факто проголосуют за Клинтон.

Мало того, они не придут на выборы и не проголосуют за соответствующих сенаторов от Республиканской партии. То есть не только Трамп проиграет Клинтон, но и Республиканская партия утратит контроль по крайней мере над сенатом. А в этом случае образуется то, что по-русски называется «понимаешь, загогулина»: в американской электоральной системе что от густонаселенной Калифорнии, что от самого ненаселенного Вайоминга – по два сенатора. В малонаселенных «сельских» штатах на коне обычно республиканцы, и тут получается, что партия, которая рулит на больших пространствах Америки, возможно, не будет представлена в Вашингтоне.

И все же нынешний расклад красных и синих может измениться, завершает профессор Ливингстон. Правильно, из-за «синего» Берни Сандерса.

– Он практически выигрывал праймериз на юге. Проиграл, но с минимальной разницей. Надвигаются калифорнийские праймериз, пока Клинтон обходит Сандерса, но ненамного. И уже были прецеденты, когда опросы предвещали выигрыш Клинтон, а она проигрывала, в частности, так было в Мичигане.

Даже если Клинтон выиграет номинацию (то есть станет единым кандидатом от демократов), она будет выглядеть как слабый кандидат, считает Ливингстон. А Трамп беспощаден. Пока что он обходился тем, что называл Билла Клинтона «насильником». Ну и республиканскому конгрессу никогда не надоедало выискивать компромат на Клинтон – расследуя действия в Ливии и т.д. Пока без особого успеха, но республиканцы не отчаиваются.

Стивен Ливингстон полагает, что Демократическая партия пойдет «внутри себя» на какие-то соглашения: чтобы предложить что-то сторонникам Берни Сандерса, Хиллари Клинтон придется пригласить в вице-президенты кого-то вроде Сандерса (но не его). Проблема в том, что сторонники Сандерса не будут поддерживать Клинтон. И тем самым поддержат Трампа. Так что, резюмирует Ливингстон, это будут выборы Клинтон, но она может их и проиграть.

Изменится ли расклад, увидим в июне. Что до собственно выборов, в американских бюллетенях нет пункта «Против всех», но если бы был, то, как говорит г-н Ливингстон, «я бы сменил свое имя на Против Всех, выдвинулся – и одержал бы победу».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook