Обретение единства

В начале июля доктрина развития региона, разработанная ЦСР «Северо-Запад», была представлена полпреду Виктору ЧЕРКЕСОВУ и губернаторам субъектов Федерации, входящим в СЗФО. Содержание доктрины вызвало широкую дискуссию не только в региональных властных структурах, но и в прессе.
В связи с этим Юрий КОВАЛЬЧУК сегодня отвечает на вопросы главного редактора нашей газеты Олега КУЗИНА.

Обретение единства |

— Юрий Валентинович, сейчас в региональной печати пристрастно обсуждается созданная ЦСР «Северо-Запад» доктрина развития региона. Недавно она была представлена полпреду и губернаторам территорий, входящих в наш округ. В чем была ваша цель, зачем нам вообще нужны какие-то доктрины — ведь и без того Северо-Запад динамично развивается?

— Объяснить, зачем нужна доктрина, лучше всего на примере. Представьте, что мы решили построить дом. С чего начать? С проекта, с поиска финансирования, с выбора — будет ли он кирпичным или деревянным? Нет, мы начнем с того, что проверим почву (а вдруг в этом месте плывун), убедимся, есть ли подводка электроэнергии и воды. Кроме того, нужно ознакомиться с генеральным планом развития территории (может быть, через участок в будущем пройдет шоссе или трубопровод). Если пренебречь перечисленными факторами, то лучше не начинать проектирование и строительство дома — потому что усилия и затраты будут напрасными.

Северо-Запад — это тоже наш с вами дом, мы хотим видеть его красивым, современным, удобным. И, чтобы гарантированно построить этот новый дом, нужен анализ того, что имеется. Не случайно большая часть того труда, что мы назвали доктриной развития, посвящена комплексному анализу. Он касается всех аспектов жизнедеятельности Северо-Запада и включает в себя оценку сырьевых ресурсов, концентрации интеллектуального потенциала, экологической обстановки, демографических тенденций и так далее.

Вырисовывается картина, которая заставляет делать серьезные выводы. Например, мы говорим о необходимости освоения Севера, но видим устойчивый процесс оттока населения с этих территорий. Нужно безотлагательно решать, идти ли по дорогостоящему пути создания комфортных условий для постоянного проживания людей на Севере или переходить на вахтовый метод освоения.

Другой пример — энергетика. Сегодня целый ряд регионов располагает необходимыми, а в ряде случаев избыточными энергетическими ресурсами. Однако интенсивное строительство энергоемких производств в самое ближайшее время может привести к дефициту энергии на многих территориях. В то же время избыток энергии у соседа невозможно использовать, поскольку сетей для ее переброски недостаточно.

Важнейший вопрос — экономическая стабильность. Формирование бюджетов субъектов Федерации, входящих в наш округ (исключение составляет лишь Санкт-Петербург), зависит от результатов деятельности 1 — 3 крупных предприятий, действующих на этой территории. Это означает, что достаточно произойти изменению конъюнктуры рынка в ключевой отрасли данного региона, и он из «донора» перейдет в разряд дотационных.

Можно привести и другие примеры, каждый из которых несет в себе ощутимые последствия для миллионов людей. У нас многие занимаются экономическим анализом и прогнозированием, но до настоящего времени недооценивались политические и географические факторы. Уже никого не шокирует тот факт, что в Калининградской области выросло целое поколение людей — сейчас им 18 — 19 лет, которые побывали в странах дальнего и ближнего зарубежья, но ни разу не посещали основную территорию России. А ведь это вопрос целостности России. Или другое. Общепризнано, что перспективы Северо-Запада связаны с инновационным развитием экономики. Но разве у нас много успехов на этом направлении? Инновационное развитие невозможно без принципиально новой инфраструктуры: организационной, финансовой, технологической, без новых подходов к образованию и подбору кадров. Все это нужно срочно строить.

Я подчеркну, что доктрина — это оценка того, что мы на самом деле имеем, с выделением не только сильных, но и слабых сторон Северо-Запада. И оценка тех факторов, без которых невозможно перспективное планирование.

— Такой документ, учитывающий действительно все стороны жизни наших регионов, было, наверное, непросто создать. Как строилась работа, кто принимал в ней участие?

— Для начала были созданы региональные рабочие группы, которые владели информацией и прогнозами по своим территориям. Они формировались на основе соглашений о сотрудничестве с администрациями практически всех субъектов Федерации, входящих в Северо-Западный федеральный округ. Нашими специалистами-аналитиками стали представители власти, бизнеса, научных и общественных организаций. Подготовив проект доктрины, мы подсчитали, что над документом работали более 2000 экспертов.

Представленный в доктрине анализ основан не на газетных публикациях или на мнении отдельных чиновников, а на статистических и аналитических данных авторитетных научных организаций. В работе приняли участие Карельский и Кольский научные центры РАН, Институт социально-экономических и энергетических проблем Севера Коми РАН, ЛЕНГИПРОГОР и другие исследовательские институты. В своей работе эксперты анализировали материалы, предоставленные региональными и федеральными структурами, сфера деятельности которых соприкасалась с нашей проблематикой. В обсуждении и подготовке доктрины принимали участие не только представители федеральных ведомств, но и представители администраций большинства субъектов Федерации, входящих в округ.

— В доктрине говорится о двух вариантах развития Северо-Запада России с учетом международного контекста. Каковы же эти сценарии?

— Действительно, значительная часть материалов посвящена анализу и роли Северо-Запада в российском, европейском и мировом контексте. Снова вернусь к аналогии со строительством. Когда вы строите дом, желательно знать, что планируют делать ваши соседи: может, они надстроят этаж и перекроют солнце в ваши окна, какой диаметр труб нужен для подключения к общей магистрали их нового дома, какую электрическую мощность он будет потреблять. Поэтому мы стремились проанализировать, как видят соседи наше и свое настоящее и будущее.

Такой подход — не наше ноу-хау. Европейский Союз планирует потратить в 2002 году на аналогичные цели около 200 миллионов евро. Наш центр установил прямые контакты с зарубежными организациями, занимающимися вопросами геополитического планирования. Представители ЦСР СЗ приняли участие в международных встречах и совещаниях, посвященных вопросам взаимодействия Европейского сообщества и России, приграничным программам, Северному Измерению, и других.

В результате ЦСР располагает документами, подготовленными зарубежными исследовательскими центрами, занимающимися вопросами прогнозирования и стратегического планирования на территории России. По их оценкам и прогнозам, на Северо-Западе доминирует сырьевая направленность экономики. Проведенный центром анализ структуры иностранных инвестиций (не только осуществляемых в последние годы, но и планируемых в будущем) лишь подтверждает этот вывод. Однако это ситуация сегодняшнего дня и сегодняшних тенденций.

В доктрине предлагается собственный вариант развития, который мы назвали «волевым». Это ни в коей мере не противопоставляет нас Европе. Более того, мы убеждены, что процесс европейской интеграции является необходимым элементом нашего развития. Речь идет о том, что мы должны иметь собственную концепцию развития региона, используя безусловные плюсы западных инвестиций в сырьевые отрасли. При этом заработанные нами средства необходимо вкладывать в развитие новых, наиболее перспективных, видов деятельности.

— Полпред собрал губернаторов для обсуждения доктрины развития Северо-Запада, представленной ЦСР. Какова ваша оценка этого совещания и той критики, которая прозвучала в выступлениях губернаторов?

— Моя оценка безусловно положительная. Впервые в столь высоком формате обсуждались не проблемы отдельных субъектов Федерации, а перспективы развития Северо-Запада России в целом. И обсуждались заинтересованно. Что же касается критики, то отношение к ней у нас нормальное. ЦСР СЗ с момента создания заявил себя (и последовательно придерживается этой позиции) как открытая площадка для дискуссий. А дискуссия — это столкновение мнений и всегда критика. Мы к этому не только привыкли, но и рассматриваем ее как необходимый инструмент в поиске решений. Целый ряд высказанных замечаний носил, на мой взгляд, конструктивный характер, они будут учтены. Например, члены правления ЦСР СЗ разделяют мнение, что язык изложения, употребляемый в документах, должен быть упрощен.

— Есть мнение, что часть губернаторов выступили с критикой, потому что в доктрине эксперты ЦСР полностью поддерживают идею федеральных округов, тем самым подыгрывая полпреду. Насколько верно это утверждение?

— По поводу «подыгрывания». ЦСР «Северо-Запад» был задуман и создавался как негосударственная независимая — ни от полпреда, ни от губернаторов — организация. Среди ее учредителей нет ни одной структуры госуправления. По этой же причине центр не использует государственные источники финансирования. Это принципиальная позиция. Я и мои коллеги считали и считаем, что в стране дефицит организаций, которые могут анализировать и делать выводы, не руководствуясь быстро меняющейся политической конъюнктурой. Поэтому, если наши эксперты на основе анализа аргументированно приходят к определенному выводу, то мы будем его обнародовать. Независимо от того, нравится это или не нравится.

Это относится и к вопросу о создании федеральных округов. Оценивая перспективы макрорегиона, ЦСР СЗ не мог не проанализировать этот вопрос. Эксперты центра пришли к однозначному выводу о том, что создание федеральных округов является правильным управленческим решением. Мы считаем, что это серьезная инновация в системе государственного строительства.

— Любое движение, любые перемены всегда наталкиваются на сопротивление. Вы его ощущаете?

— Сопротивление — это закон развития. Любой руководитель, например директор завода, вынужден постоянно находиться в состоянии диалектического противоречия. Думая о модернизации, он должен остановить станки для переоснащения. Подобная логика понятна, ведь если не перевооружить производство сегодня, то машинный парк устареет. С другой стороны, он отвечает за заказы, за выплату зарплаты рабочим и так далее. Но это не значит, что две линии мотивации исключают друг друга. Ведь по сути обе они верны.

То же самое происходит со многими руководителями, в том числе и с руководителями территорий. Они в первую очередь несут ответственность за текущие вопросы их жизнедеятельности, включая содержание ЖКХ, социальные вопросы, пенсии... При этом не надо думать, что проблемы Северо-Запада и России в целом для них вторичны. За полгода мы встречались со многими территориальными руководителями, мэрами и главами субъектов Федерации. В большинстве своем это сильные и ответственные люди, которые видят масштаб происходящих процессов. И ряд губернаторов уже подписал новые соглашения с ЦСР «Северо-Запад» о расширении взаимодействия по реализации основных положений доктрины.

— В чем, на ваш взгляд, будут состоять основные проблемы развития нашего макрорегиона?

— Что касается основных проблем следующего этапа, то многие из них лежат не только в организационной, но и в психологической сфере.

Попытка создания единой стратегии — это изменение масштаба. Причем не только территориального, но и временного. Вы наверняка задумываетесь сегодня, куда отдать учиться детей, переехать в другой город или уехать работать за рубеж, купить квартиру в городе или участок под строительство... Ответы на эти вопросы часто требуют планирования не на 2 — 3 года, а на значительно более длительный срок. В стране же у нас сложилась парадоксальная ситуация. Обычный человек стал планировать на более длительный период, чем многие властные и государственные структуры, психологически зажатые в 4-летние рамки «выборного цикла».

Более того, даже если новый масштаб будет сформирован в нашем сознании, не нужно думать, что мы сразу начнем ориентироваться на новые цели и средства. Реальная практика принятия решений будет «тащить» по проложенной ранее колее, не давая сменить привычный подход. За последние 10 лет субъекты Российской Федерации привыкли действовать по отношению друг к другу в логике конкурентной борьбы за бюджетные ресурсы, инвестиции. Мы настолько сжились с этим, что даже на международном поле отдельные предприятия и регионы борются друг с другом во имя достижения краткосрочных преимуществ.

Процесс перехода от старого подхода к новому сложен. Он со всей неизбежностью заставит на этом этапе отказаться от проектов, экономическая эффективность которых сомнительна, переориентирует ресурсные потоки и производственные мощности на решение общих задач.

Я уверен, что сделать это, опираясь только на управленческие или организационные решения, невозможно. Ключевую роль будут играть примеры, которые демонстрируют пользу нового подхода для отдельных предприятий, муниципальных образований, регионов и России в целом. Это единственный путь преодоления феномена страха перед будущим и конфликтной логики поведения, которую мы приобрели за последние годы.

— Многие говорят о стоящих перед Россией вызовах. Какой из них, на ваш взгляд, главный для страны?

— В разработанной нами доктрине действительно анализируются вызовы, предъявленные сегодня России. Но я бы хотел выделить главное. Мне кажется, что основной вызов России состоит не только и не столько в сохранении целостности (о чем говорят многие), сколько в обретении ЕДИНСТВА. Стране сегодня нужны единая стратегия, единая система принципов и подходов к вопросам регионального развития, единая промышленная, экономическая, социальная и культурная политика. Решение этих вопросов немыслимо без достижения взаимопонимания, согласия и согласованности элит — политических, экономических, культурных. И все мы должны понимать, что нам нужна не стратегия развития для Северо-Запада, а стратегия развития России на Северо-Западе.

— Сможем ли мы это сделать в сегодняшних условиях?

— Вот видите, в вашем вопросе появилось «мы». Если руководствоваться этим местоимением, то убежден, что сможем. Очень существенным аргументом для меня является тот факт, что проблемой стратегического планирования в разных регионах России активно занимается молодежь. И мы не должны забывать об этом, потому что, планируя будущее страны, мы в первую очередь планируем их будущее.

Центр стратегических разработок «Северо-Запад» (ЦСР СЗ) начал работу в ноябре 2000 года. Фонд является общественной некоммерческой организацией.

Учредителями фонда стали Центр стратегических разработок (московский Центр Германа ГРЕФА), пивоваренная компания «Балтика», «Телекоминвест», банк «Россия» и ЦНИИ «Гранит».

В правление фонда входят председатель совета директоров пивоваренной компании «Балтика» Таймураз БОЛЛОЕВ, заместитель генерального директора ЦНИИ «Гранит» Георгий КОРЖАВИН, президент ЦСР (Москва) Дмитрий МЕЗЕНЦЕВ и генеральный директор «Телекоминвеста» Александр НЯГО. В попечительский совет фонда входят такие известные люди, как генеральный директор «Ленэнерго» Андрей ЛИХАЧЕВ, генеральный директор АО «Северсталь» Алексей МОРДАШОВ, генеральный директор АО «Апатит» Сергей ФЕДОРОВ, генеральный директор музея-заповедника «Петергоф» Вадим ЗНАМЕНОВ. Возглавляет попечительский совет фонда член Президиума РАН, академик Александр ФУРСЕНКО.

Председатель правления фонда — доктор физико-математических наук лауреат Государственной премии СССР Юрий КОВАЛЬЧУК.

Основной задачей фонда является определение приоритетных направлений и разработка концепций развития Северо-Западного региона России.


Материал был опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 136 (2526) от 25.07.2001 года. 

Комментарии

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...