Главная городская газета

Новая филантропия

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Политика

ПМЭФ-2018: геология как геополитика

К хорошо забытому старому не грех и вернуться, если, к примеру, речь идет о геологии, особенно о ее роли в странах - стратегических партнерах советского периода. Читать полностью

Италия определилась с главой исполнительной власти

Страна завершила 80-дневный марафон по формированию нового правительства: премьер-министр был выбран. Так кто же им стал?

Читать полностью

ЗакС Петербурга: законы, финансы, мундиаль

Немало петербуржцев потеряли свои деньги, вкладывая их в потребительские кооперативы. Депутаты Законодательного собрания решили защитить пайщиков. Итоги пленарного заседания - в нашем материале. Читать полностью

Быть или не быть? Вот в чем вопрос Македонии

Премьер-министры Греции и Македонии договорились о переименовании бывшей югославской республики в Северную Македонию. Однако не все так просто.


Читать полностью

Откажется ли Индия от покупки российского зенитно-ракетного комплекса?

Defense News, освещающая деятельность Пентагона, сообщила, что в начале июля состоится встреча глав военных ведомств США и Индии, где американская сторона предпримет последнюю попытку удержать индийцев от приобретения российского ЗРК. Читать полностью

Итоги саммита ШОС: «Шанхайский дух» крепнет

В китайском Циндао 9 и 10 июня прошел саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Очевидно, что эта встреча в верхах может рассматриваться как одно из основных международно-политических событий нынешнего года. Читать полностью
Новая филантропия | Иллюстрация rangizzz/shutterstock.com

Иллюстрация rangizzz/shutterstock.com

В СПбГУ выступил Николя Дюву – похожий на модного писателя вполне молодой профессор социологии Университета Париж VIII.

У этого заведения занятная история: появился (у истоков стоял мощный Мишель Фуко) как результат студенческих волнений 1968 года в Париже. Мсье Дюву несколько лет изучал филантропию в США. Во-первых, потому, что мало где еще она так развита.

Во-вторых, небезынтересно увидеть «способы построения общего блага, которые США предлагают сейчас транслировать в масштабе всей планеты».

– Филантропия борется с социальным неравенством, но одновременно организовывает, обосновывает и оправдывает это неравенство в обществе, где играет такую большую роль, – утверждает Николя Дюву.

Такие выводы он сделал, проследив динамику: в США постоянно растет число филантропических организаций, но растет и неравенство. Между тем, говорит Дюву, благотворительность в США начала трансформироваться.

Филантропия «родилась» в конце XVIII века, одним из ее апостолов был Бенджамин Франклин – во Франции таких называли «люди века Просвещения»: он противопоставлял филантропию церковному вспомоществованию.

Французский политический деятель XIX века Алексис де Токвиль (его труд «Демократия в Америке» впечатлил Пушкина) сформулировал: в тех случаях, когда французы обращаются к государству, а англичане – к благородству, американцы создают общественные организации. Но Дюву считает, что филантропия никогда не исходила спонтанно от гражданского общества. Даже в Америке, чье общество принято считать индивидуалистичным и отделенным от государства. Вот государственное казначейство США докладывает: 57% всех дарений делают самые богатые. Но они и получают существенный налоговый возврат от государства. А значит, полагает Дюву, благотворительность в США – вполне себе государственный институт. Государство как бы передало верхним слоям общества прерогативу перераспределять средства.

Южные штаты Америки по-прежнему консервативны, и филантропия там – практика прежде всего религиозная, а вот на восточном и западном побережьях благотворительность стала исходить из сектора высоких технологий. И она другая. И филантропы уже не те, «классические», вроде Рокфеллера или Эндрю Карнеги, которые воспринимались как кровососы-эксплуататоры, решившие чуть «позолотить гербы». Современные благотворители-тяжеловесы – основатель «Майкрософт» Билл Гейтс или создатель «Фейсбука» Марк Цукерберг. Вполне популярные, их деловой успех не омрачен эксплуататорским душком. Они дают огромные суммы, но взывают не к религиозным чувствам – нет, они оперируют терминами эффективности. И участвуют в благотворительности лично. Билл Гейтс во всяком случае заседал за «круглым столом» с проститутками, рассказывая им об опасности СПИДа.

Дюву несколько лет изучал работу филантропического фонда, действующего в одном из кварталов Бостона, этаком «гетто»: почти все население – темнокожие; матери воспитывают детей без мужей, потому что мужья, как правило, в тюрьме. Еще в 1996 году государство урезало свою помощь бедным: пособия, дескать, плодят иждивенчество. Традиционный способ помощи – вытянуть небезнадежных из плохого окружения, но «новая филантропия», напротив, старается налаживать связи между разными слоями местного населения. Идея такова: госпомощь только поддерживает дискриминацию, но если часть бедняков превратить из «получающих» в «дающих» (хотя бы время и силы) – это уже другая самоидентификация, другая самооценка.

– Современная филантропия старается выстроить прямую связь между богатыми и бедными, убрав посредников в виде государства и бюрократии, поскольку они «контрпродуктивны», – констатирует Дюву.

А поскольку тот же фонд Билла и Мелинды Гейтс располагает средствами, сопоставимыми с бюджетом ВОЗ, то «частные лица могут сейчас действовать сопоставимо с госорганами».

Российскую филантропию профессор, увы, не изучал. Ну и рассуждать о благотворительности в России как о государственном институте было бы поспешно. Но новые «эффективные» приемы, думается, применимы и у нас. Хотя французский профессор и заметил философски, что ощущение бедняка, будто он стал как бы равен богачу, – чего уж там, иллюзорно.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook