Немецкая альтернатива

В нынешнем году сразу в двух ведущих странах Европейского союза - Германии и Франции - состоятся национальные выборы, которые могут привести к переменам на политическом олимпе этих государств.

Немецкая альтернатива | ФОТО Николая МАЛЫШЕВА/ТАСС

ФОТО Николая МАЛЫШЕВА/ТАСС

В экономике пока не штормит

Запланированные на осень 2017-го выборы в бундестаг Федеративной Республики Германии имеют для будущего всей Европы большее значение - хотя бы потому, что именно Германия в начале XXI столетия является бесспорным политическим, экономическим и финансовым лидером ЕС. Да и итог предстоящих осенних выборов в ФРГ кажется сегодня явно менее предсказуемым, чем у соседей-французов, где все идет к триумфу правой оппозиции.

Очевидно, что, как и в других европейских странах, на мотивацию избирателей в конечном счете немалое влияние окажут социально-экономические показатели. А в этом плане ведущей правительственной партии - Христианско-демократическому союзу (ХДС) есть что предъявить электорату. ФРГ достойно справилась с глобальным кризисом, и последние годы ее экономика демонстрирует пусть небольшой, но стабильный рост - плюс 1,5 - 1,6% валового внутреннего продукта (ВВП). Немецкая экономика в целом сумела неплохо справиться с зависимостью от внешнего спроса и кризисом еврозоны, сохранив солидные доходы от экспорта своей продукции на внешние рынки. На сегодня Германия является третьим на планете экспортером.

В 2015 году, к примеру, положительный баланс бюджета превысил 20 млрд евро, что явилось лучшим показателем с начала XXI в. Государственный долг составляет 71% ВВП, что выше рекомендуемых европейскими институтами показателей, но эта цифра имеет тенденцию к снижению и, согласно правительственным планам, должна опуститься на отметку 60% к 2024 г. Растут государственные доходы. Размер общественных инвестиций в минувшем году составил почти 31 млрд евро, на миллиард больше, чем в 2015-м.

Правительству «большой коалиции» удалось еще больше снизить безработицу - и сегодня на фоне драматических индикаторов европейского юга ситуация в социальной сфере ФРГ выглядит спокойной. Уровень безработицы в стране ниже пяти процентов трудоспособного населения, это самый низкий уровень с момента воссоединения Германии. Никогда еще в ФРГ не было столь большого числа занятых, как сегодня.

Неудивительно, что, имея солидную социальную систему и высокий уровень жизни (среднестатистическая зарплата в Германии превышает 3000 евро в месяц), именно ФРГ привлекает сегодня большое количество иммигрантов и беженцев из проблемных стран и регионов. Но это как раз и создает дополнительные сложности для немецкого общества.

Что не по душе избирателю

Сами по себе успешные макроэкономические показатели не означают, что общество преодолело все трудности. Проблем, с которыми ежедневно сталкивается Германия, немало, но остановимся хотя бы на нескольких ключевых из них; на тех, что потенциально могут повлиять на настроения германских избирателей.

Первой в данном ряду можно назвать проблему адаптации беженцев, дорогу которым в ФРГ так радушно открыло федеральное правительство в 2015 году. Еще в первые послевоенные десятилетия Западная Германия достаточно энергично принимала трудовых иммигрантов (например, из Турции, Югославии, стран Южной Европы), так что мультикультурность современного общества в ФРГ - вещь вполне объективная и вызывающая понимание у граждан.

Но многие эксперты считают, что прием более миллиона беженцев, прежде всего из стран, относящихся к конфликтогенному Большому Ближнему Востоку, серьезно встревожил немецкого избирателя. И пусть Ангела Меркель обещает, что «Германия останется Германией со всем тем, что мы любим и что нам дорого», щедрое гостеприимство правительства «большой коалиции» вызвало очень неоднозначные оценки у рядовых сограждан. Более того - способствовало ослаблению политических позиций канцлера ФРГ.

Как отмечает сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин, «можно провести четкую связь между ростом наплыва беженцев и ростом террористической угрозы. Последний фактор - самое негативное последствие подобной ситуации». Увы, данное утверждение не лишено истины. В июле, отдыхая в Баварии, я сам был свидетелем той паники, которая охватила немецких бюргеров в связи с серией неведомых ранее в ФРГ террористических актов в южной Германии, явно имевших «исламистский» след. Жуткий декабрьский теракт в Берлине свидетельствует, что ситуация вовсе не взята немецкими спецслужбами под контроль. Возможно ли такое в принципе - другой вопрос, но опросы показывают: общественность склонна критиковать не только работу спецслужб, но и действия федеральных властей.

Наконец, еще один момент, представляющий собой вызов для немецкого общества. Германские эксперты признают, что в последние годы в стране обострилась проблема социальной дифференциации. Пропасть в доходах между самыми богатыми и самыми бедными членами общества лишь возросла. А региональная дифференциация (в особенности между наиболее богатыми юго-западными землями и депрессивными территориями, ранее входившими в состав восточногерманского государства) по-прежнему остается на высоком уровне и является помехой той самой социальной сплоченности, которой в прошлом так гордились в ФРГ.

Сохранится ли «большая коалиция»?

Один из принципиальных политических вопросов в связи с предстоящей предвыборной кампанией заключается в том, сохранится ли после осенних выборов в бундестаг «большая коалиция» христианских демократов и социал-демократов. Ведь в условиях, когда некоторые представленные в бундестаге партии (в частности, левая) находятся в фактической изоляции и не рассматриваются никем в качестве вероятных партнеров, спектр возможностей по созданию коалиций оказывается небольшим. В этой ситуации «большая коалиция» двух центристских партий все чаще становится даже не оптимальным, а единственным вариантом.

Здесь следует учитывать, что уже многие годы в ФРГ идет размывание электората двух ключевых, как их называют в Германии, «народных» партий. В 1970-е годы, к примеру, за блок ХДС и баварского Христианско-социального союза (ХСС) и Социал-демократическую партию Германии (СДПГ) «на двоих» голосовали свыше 90% активных избирателей. Сегодня повсюду в Европе «системные» партии сталкиваются с большими политическими трудностями. И Германия не исключение. На законодательных выборах в 2013 году им отдали голоса менее 60% граждан, пришедших на избирательные участки.

Четырехлетнее совместное правление, если судить по недавним опросам общественного мнения, не принесло ни христианским демократам, ни СДПГ дополнительных дивидендов. Так, коалиция ХДС/ХСС сегодня вправе рассчитывать на 32 - 33%, а СДПГ - на 21% голосов. Между двумя «народными» партиями сохраняется немало разногласий, они касаются социальной политики, минимальной зарплаты, налоговой сферы и т. д. В последнее время можно говорить и об определенных различиях во внешнеполитической сфере, в частности на «российском направлении». Известно, что возглавляемый Ангелой Меркель ХДС достаточно последовательно выступает в поддержку «санкционной дипломатии», тогда как социал-демократический министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер заявляет: «Мы не можем отворачиваться от ставшей невероятно сложной России. Нам, напротив, необходимо найти путь, чтобы из фазы конфронтации и растущего напряжения вновь перейти к стабильному пониманию общей безопасности».

Но все-таки, думается, между СДПГ и ХДС/ХСС больше общего, чем того, что их разделяет. Особенно с учетом того, что социал-демократы постоянно сдвигаются вправо, тогда как консервативный ХДС в период канцлерства А. Меркель эволюционировал влево. И достигнутую недавно блоком ХДС/ХСС и СДПГ договоренность о выдвижении единым кандидатом в президенты от правительственных партий Ф.-В. Штайнмайера можно считать «предвестницей» новой «большой коалиции».

Малые партии готовятся к битве

Если после федеральных выборов, которые состоятся 24 сентября, формат «большой коалиции» будет продлен, это станет своего рода рекордом для германской политики: в отличие от ряда соседей (Швейцарии или Австрии) еще никогда такая коалиция не работала в Германии более четырех лет подряд. Но очевидно, что здесь сегодня далеко не все зависит лишь от одних больших партий...

Несмотря на то что на последних федеральных выборах в 2013 году пятипроцентный барьер в бундестаг преодолели лишь один блок и три партии, этот результат вовсе не покончил с процессом фрагментации германского «политического поля». Роль и влияние малых партий растут, и это показывают итоги региональных выборов последних лет. К примеру, в прошлом году в пяти федеральных землях состоялись представительные выборы. И лишь в одной земле, в Мекленбурге - Передней Померании, после них СДПГ и ХДС создали «большую коалицию». Во всех остальных оформились абсолютно разные, порою алогичные пасьянсы: в Баден-Вюртемберге правительство сформировали экологисты и христианские демократы, в Райнланд-Пфальце СДПГ подружилась с «Союзом 90/«зелеными» и Свободной демократической партией (СвДП), в Саксонии-Анхальт ХДС и СДПГ взяли в союзники «зеленых», а в Берлине была сформирована сугубо левая коалиция с участием СДПГ, Левой партии и экологистов.

Конечно, тут никуда не уйти от «регионального» измерения, но данные примеры показывают, сколь прагматично большие немецкие партии относятся к выбору партнеров по коалиции. По последним опросам общественного мнения, реальный шанс на создание собственных групп в бундестаге после осенних выборов кроме «народных» партий имеют еще четыре немецких политических субъекта. При этом на сегодня безоговорочное третье место социологи отдают резко усилившейся на фоне «миграционного кризиса» правопопулистской партии «Альтернатива для Германии» (АДГ), которая может рассчитывать на поддержку около 15% избирателей. Как отмечает лидер «Альтернативы» Фраука Петри, «мы получаем поддержку со всех флангов общества». За АДГ сейчас отдают голоса и зажиточные буржуа запада, и экономически уязвимые жители восточногерманских земель.

Очевидно также, что пройдут в бундестаг и две партии левого фланга: собственно левосоциалистическая Левая партия (ее рейтинг в последние месяцы растет и достиг 11 - 12 пунктов) и «Союз 90/«зеленые» - за экологистов готов отдать свой голос каждый десятый избиратель. Вернуться в бундестаг вполне по силам и либеральной СвДП, которую поддерживают около 7% респондентов.

Разумеется, все эти «процентные ставки» в сентябре могут не совпасть с реальным результатом. Конечное слово будет за избирателем в любом случае. А избиратель определится, в частности, и с учетом того, как пойдут дела у Германии и у ее правительства в ближайшие месяцы. Одно можно сказать наверняка: электоральная кампания-2017 в ФРГ точно будет очень непростой, интересной и напряженной.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 020 (5882) от 03.02.2017.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...