Каталонские страдания

События, происходящие в Каталонии после проведенного региональными властями референдума о независимости, сделали этот богатый испанский регион своеобразным европейским «ньюсмейкером». Что ждет Каталонию, да и всю Испанию в ближайшем будущем? Как говорится, есть варианты.

Каталонские страдания | ФОТО Riccardo Pareggiani via ZUMA Wire/ТАСС

ФОТО Riccardo Pareggiani via ZUMA Wire/ТАСС

Историческая неудача

Как бы ни развивались события, связанные с каталонским кризисом, в дальнейшем, уже очевидно: и то, что региональные власти пошли вопреки окрикам из Мадрида на проведение референдума о независимости, и то, что, понимая ответную реакцию центральных властей, каталонский парламент 27 октября в одностороннем порядке принял декларацию о независимости, - все это вывело проблему взаимоотношений Барселоны и Мадрида на качественно новый уровень. Вместе с тем, по мнению мадридского политолога Хайме Пастора, можно говорить и об «исторической неудаче испанской модели «государства автономий».

Современная Испания, чья государственно-политическая модель родилась вскоре после ухода из жизни диктатора Франко и получила подтверждение в конституции, принятой в 1978 году, является достаточно нетипичным государством. Это уже не классическая унитарная страна, как было, допустим, при франкистской диктатуре, но в то же время еще и не полноценное федеративное общество. Разделенная на 17 автономных сообществ (некоторые из которых - Каталония, Страна басков, Галисия - имеют очевидную «этническую идентичность») и на полсотни провинций, Испания, конечно же, является децентрализованным сообществом, каждый из эшелонов власти которого имеет свои собственные права и обязанности. Та же Каталония, например, располагает реальными возможностями в самых разных секторах, таких как образование, культура, транспорт и т. д.

Однако последние годы, находясь у власти, испанские консерваторы (при полном содействии и одобрении судебной системы) во главе с нынешним премьер-министром Мариано Рахоем делали все возможное, чтобы обратить вспять запущенное при прежнем левоцентристском правительстве движение в сторону федерализации государства. Исходящие в данном направлении законодательные акты (из Каталонии или Страны басков) всякий раз аннулировались, Мадрид блокировал любое поползновение в сторону качественного расширения прав автономных сообществ. И если - впервые в истории современного Евросоюза! - дело дошло до одностороннего объявления независимости парламентом одного из регионов страны, то это явно говорит об одном: нынешняя государственно-политическая модель в Испании вряд ли может считаться здоровой.

Инициатива теперь у Мадрида

События последних недель дают основание сделать вывод о том, что политическая инициатива в противостоянии центра и мятежного региона перешла к Мадриду. Собственно, изначально исполнительная, законодательная и судебная власти королевства занимали консолидированную единую позицию против каталонского сепаратизма. Все резолюции каталонского регионального парламента и женералитата (правительства) - о проведении референдума о независимости, переходном периоде к собственному суверенитету, равно как и декларация независимости, - аннулировались в Мадриде.

Рахой неоднократно предупреждал сторонников отделения о том, что «эта независимость никем не поддерживается, и помимо этого она идет вразрез с основами Европы». За словами центральной власти шли конкретные действия. Еще до плебисцита 1 октября правительство королевства лишило женералитат ряда финансовых полномочий, приняло решение, что финансовые переводы каталонским чиновникам будут проходить напрямую из Мадрида. В Каталонию были отправлены дополнительные правоохранительные силы, которые показали себя «во всей красоте» в день голосования. Более 800 человек получили телесные повреждения после столкновений с прибывшими из других регионов Испании полицейскими.

Сразу после референдума правительство Испании активировало применение ставшей знаменитой в последние недели статьи 155 национальной конституции. В этой статье говорится: «если автономное сообщество не выполняет обязательства, предусмотренные конституцией или другими законами, либо его действия наносят серьезный ущерб общегосударственным интересам», правительство может инициировать временное упразднение автономных управляющих институтов и введение, по сути, прямого правления из Мадрида.

Не успели «индепендентисты» в каталонском парламенте принять декларацию о независимости, как в тот же день, 20 октября, получив формальное одобрение верхней палаты испанского парламента - сената, власти королевства отправили в отставку каталонское правительство, руководство региональной полиции, а вскоре предписали приостановить деятельность автономного парламента. Видная сподвижница Рахоя вице-премьер и известный консервативный политик Сорайе Сантос де Сантамария получила полномочия по управлению регионом. А членам совета министров Испании было предписано временно отвечать за соответствующие направления на уровне Каталонии.

Массовые манифестации сторонников сохранения территориальной целостности Испании, прошедшие в Барселоне в конце октября, показали, что значительная часть прежде молчавшего происпанского сегмента каталонского общества одобряет политику центрального правительства. Оно также получило поддержку со стороны оппозиционных общенациональных политических сил - социалистов и либеральной партии «Сьюдаданос» («Граждане»).

Обошлось без грубой силы

В то же самое время любой непредвзятый эксперт, пытавшийся проанализировать действия противоположного лагеря, испытывал, мягко говоря, чувство недоумения. Конечно, испанское государство и каталонский регион имеют неодинаковые возможности и сила изначально была на стороне Мадрида. И все же...

Когда Мадрид с самого начала занял непримиримую позицию по отношению к «индепендентистскому» проекту, каталонские власти продолжали призывать к диалогу. Центральное правительство послало в Каталонию дополнительные силы полиции и национальной гвардии, а женералитат надеялся на каких-то мифических внешних медиаторов. Все страны - члены ЕС по факту поддержали территориальную целостность королевства, тогда как региональное руководство Каталонии до последнего отправляло одну за одной делегации в Брюссель, надеясь на то, что Евросоюз в чем-то можно убедить. В сентябре мне довелось пообщаться в Барселоне с представителями сепаратистских сил. Люди, с которыми я разговаривал, прекрасно понимали, что Мадрид не даст спуску их прожектам. Но в то же самое время все они, даже крайне левые из Кандидатуры народного единства (КНЕ), надеялись: фактор принадлежности Испании к ЕС и НАТО помешает Мадриду применить грубую силу в отношении их региона.

Как показал октябрь, грубой силы и не понадобилось. Рахой оказался явно более искусным политиком, чем его каталонские оппоненты. Да, спустя почти три недели после референдума региональный парламент в отсутствие депутатов от происпанских партий одобрил 70 голосами (52% от всех членов автономного парламента) декларацию о независимости. Под овацию десятков тысяч сторонников, собравшихся в центре Барселоны, была провозглашена Каталонская республика и активирован закон о юридическом переходе и основании республики. Но то, что произошло после этого, действительно достойно удивления.

Создается впечатление, что сторонники независимости и их ведущие партии (Каталонская европейская демократическая партия, КДЕП, и Республиканская левая Каталонии, РЛК) оказались не готовы к тому, что произойдет после одностороннего объявления о независимости. Да, президент женералитата Карлес Пучдемон (на снимке в центре) квалифицировал решения кабинета Рахоя о запуске 155-й статьи конституции как «самую серьезную угрозу, которой подверглись институты и граждане Каталонии с момента, когда военный диктатор Франсиско Франко решил упразднить женералитат».

Но на деле, вместо того чтобы бороться за только что провозглашенную республику, КДЕП и РЛК заявили о готовности принять участие в досрочных региональных выборах, назначенных Мадридом на 21 декабря. Пучдемон лишь призвал сторонников к мирному выражению протестов и отбыл в Бельгию, что вызвало у сторонников независимости чувство разочарования и обескураженности.

Неясные перспективы

Сразу же после принятия каталонским парламентом декларации о независимости в европейской прессе заговорили о возможном двоевластии (женералитат - испанское правительство) в каталонском регионе. Лидеры КНЕ размышляли даже о троевластии. Так, региональный депутат Серджи Саладие в разговоре со мной намекал на «формирование прямой демократической власти, идущей из комитетов защиты республики», созданных молодыми крайне левыми активистами в октябре.

Сейчас становится ясно, что все эти разговоры так и остались словами. Политический перелом в пользу центра очевиден. По сути, сепаратистское движение осталось обезглавленным. Испанская юстиция задержала вначале лидеров массовых «индепендентистских» организаций (Национальной ассамблеи Каталонии и Omnium Cultural). Затем, обвинив лидеров автономного парламента и членов распущенного женералитата в мятеже, восстании против государственной власти и злоупотреблении бюджетными средствами, начала арестовывать высших каталонских чиновников. На Пучдемона и некоторых его соратников, неожиданно уехавших в Бельгию, выдали международный мандат на арест...

Такое впечатление, что «второй полюс» силы рассыпается на глазах. Реально к гражданскому сопротивлению призывает только борющаяся за социалистическую Каталонию КНЕ, тогда как руководители «европейцев-демократов» и левых республиканцев откровенно растеряны. Согласие ведущих сепаратистских партий участвовать в назначенных испанским правительством выборах на деле может означать акт капитуляции перед Мадридом. Однако сегодня очень непросто заранее предрекать сценарии ближайшего будущего.

«Эспаньолистские» силы в Каталонии едины только в том, что касается сохранения единства с остальной Испанией. Вряд ли каталонское общество спокойно примет переход администрирования к мадридским эмиссарам. Рейтинг правящей в Испании Народной партии в Каталонии весьма низок, сегодня он не превышает и 15 пунктов.

С другой стороны, стоит помнить, что 1 октября за независимость Каталонии отдали голоса на «нелегитимном референдуме» более 2,2 млн человек (если, конечно, такая цифра соответствует действительности). Это говорит о том, что электоральная и социальная база у республиканцев в автономном сообществе весьма солидная.

Об этом свидетельствует, например, грандиозная манифестация 11 ноября в Барселоне с требованиями отпустить на волю арестованных политиков-сепаратистов. При этом сами «индепендентистские» силы пойдут на декабрьские выборы, скорее всего, конкурирующими списками.

Но самым интересным может стать то, что уставшее от политических баталий каталонское общество решит вырваться из спирали двухполюсного клинча «эспаньолистов» и «индепендентистов». Не случайно же в 2016 году на общеиспанских выборах в Каталонии первое место занял альтернативный левый список во главе с популярным мэром Барселоны Адой Колау. Она и ее сподвижники в Каталонии выступают за глубокое реформирование Испании в пользу федерации и республики, одновременно предлагая отчетливо левую альтернативу в социально-экономическом плане. В любом случае и в Испании в целом, и в Каталонии политическая жизнь в последние два месяца нынешнего года точно не будет скучной.

#Испания #Каталония #референдум

Комментарии

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...