Бега без правил

Беженцы в Европе, похоже, надолго заняли первые строчки в рейтингах мировых новостей, вызвав «разброд и шатания» в некогда единодушном на вид ЕС. Причины и следствия миграционного цунами, захлестнувшего Старый Свет, обсудили недавно немецкие и российские журналисты, политологи, участники форума «Петербургский диалог». Они же попытались сделать прогнозы, какой Европа выйдет из нынешнего кризиса.

Бега без правил | ФОТО Oxlock/shutterstock.com

ФОТО Oxlock/shutterstock.com

Андрей СТОЛЯРОВ, писатель, культуролог (Петербург):
Европе грозят новые «восстания предместий»

– Думаю, эта волна не последняя. Идет развал старого миропорядка, прежние политические механизмы-стабилизаторы уже не работают, территория хаоса начинает захватывать другие нестабильные регионы.

Раньше мигранты ехали работать, новые — не планируют. У большинства нет квалификации, которая требуется Европе. Они не знают языка, правил европейской жизни, у них нет здесь сформированных диаспор. Значит, большинство будут сидеть на пособиях. Это не трудовой ресурс, а социальная нагрузка.

Если мигранты не включаются в европейскую жизнь, это неизбежно приводит к конфликтам. Вспомним «восстание предместий» во Франции в 2005 и 2007 годах, еще через четыре года погром в Лондоне... Угроза, которая стоит перед Европой, – это новые восстания предместий.

Опыт последних десятилетий показал: новая миграция не стремится к аккультурации в стране пребывания. Она хочет оставаться собой. Так что новые беженцы не станут немцами, а, скорее, образуют в Германии «малую Сирию».

Ближний Восток продемонстрировал, как опасно крушить диктаторов. Если диктатуру разрушить, народ, не готовый к демократии, воспользуется механизмом этнической или религиозной консолидации, вследствие чего всегда начинается война.

Вполне вероятно, в дальнейшем зона хаоса будет расширяться. Может заполыхать Центральная Азия с ее тоталитарными режимами. Большие, на мой взгляд, риски у стран Персидского залива – монархии там тоже выдохлись.


Иван ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ, политолог (Прага):
Этот кризис оздоровит систему ЕС

– Я недавно наблюдал, как чешские дети играют в «спасение от беженца» – кто быстрее убежит и лучше спрячется... Такова реакция части населения Европейского союза – по крайней мере постсоциалистических стран.

Евросоюз не захотел подготовиться к этой проблеме. Вместо этого политики ЕС всеми силами скрывали происходящее. Сработала классическая бюрократическая логика...

Мигрантский кризис начался как минимум два года назад. Представители южных стран Евросоюза тогда начали бить в колокола. Но Еврокомиссия и лидеры северных стран сворачивали ранее существовавшие программы по остановке миграции и контролю границ. При этом они давили на правительства стран Южной Европы, чтобы те сдерживали миграцию собственными средствами. В какой-то момент Южная Европа устала противостоять волне миграции в одиночку и открыла границы.

Реально контроль мигрантов на границах стран Евросоюза существовал на протяжении уже как минимум года. Выборочный полицейский контроль производился на границах Германии, Австрии, Чехии, Польши.

Сейчас таким образом проблему не решить. Как не решить ее и неэффективными агрессивными методами, какие пытается применять Венгрия, привлекая армию и полицию. В рамках современного Евросоюза сделать это проблематично. Не станут же «силовики» отстреливать мигрантов на границе! Максимум, что они могут, – задерживать и депортировать. Но куда, как, зачем? Это все очень большие вопросы.

Те, кто бежит с Ближнего Востока, это представители европейской культуры в странах исхода. Франкофонные арабы из Сирии, сирийские и иракские христиане, иракские курды. Они – мост между своими странами и Европой.

Первое поколение арабов-эмигрантов из Северной Африки во Францию в период развала колониальной системы было однозначно ориентировано на интеграцию во французскую жизнь. Но это гораздо труднее давалось второму и третьему поколениям, которые и организовывали вышеупомянутые беспорядки.

Говорить, что нынешние мигранты не смогут вписаться в европейские контекст и культуру, нельзя. И мы это видим по их поведению: агрессия с их стороны проявляется только в ответ на агрессию против них. Я бы не стал также утверждать, что мигранты не трудовые ресурсы. Средний сирийский беженец говорит на двух языках – арабском и французском. Он имел работу в Сирии. Если ему дать возможность создать для себя рабочее место, он это сделает, ведь он мобильнее европейца, готового работать только до пяти вечера.

Но тут есть очень серьезная проблема, которую европейцам нужно срочно решать, – сроки предоставления статуса беженца и права на работу. Мигрант, выпавший из профессии на 2 – 3 года, теряет даже те навыки, которые у него были.

Лидеры Чехии, Польши и Словакии говорят сегодня: нам актуальнее принимать украинцев, нежели арабов. А ведь еще год назад у них был такой же страх перед украинцами. Уверен: если вдруг начнется массовая волна миграции из Северной Африки, чешские политики позитивно воспримут уже арабов и начнут говорить об угрозе из черной Африки. Восточная Европа – это преимущественно городская культура, замкнутая на себе, которая никогда не принимала чужих.

Я думаю, что нынешний мигрантский кризис приведет к укреплению Евросоюза, впервые за многие годы вставшего перед проблемой, которая требует совместных действий.

Возможно, перемены в ЕС будут способствовать тому, что некоторые страны опять станут «вторыми номерами» в этом союзе, возможно, будет как-то трансформирована шенгенская система безвизового передвижения... Но все это вряд ли приведет к распаду ЕС. Это будет кризис, который заставит европейских политиков оздоровить систему, которая в последние годы превращалась в неэффективное бюрократическое болото.


Анна САДОВНИКОВА, журналистка (Гамбург):
Продуманная политика станет преимуществом Германии

– Миграционный кризис – это шанс для Германии испытать себя. Федеральный канцлер Ангела Меркель сказала: «Мы справимся!». И большинство немцев исходят из этого. Но на востоке Германии, где безработица выше, чем на западе, неприятие мигрантов выражено сильнее. Люди опасаются, что вновь прибывшие отнимут у них работу, жилье, лишат спокойствия. Они боятся за свое будущее.

Вопросы, почему среди мигрантов около 80% – молодые крепкие мужчины и где гарантии, что эти люди бегут от ужасов войны, конечно, встают. Где их женщины, дети? Почему в сентябре так резко возросло количество беженцев?

Экономическая составляющая этого кризиса многих в стране пугает. Но никто не сомневается в том, что деньги выделять надо. В Гамбурге более 900 млн евро направят на обустройство беженцев. На зарплаты и подготовку дополнительных учителей для детей беженцев также будут потрачены миллионы евро, но эти дети будут учиться, они будут вовлечены в европейскую культуру. В связи с большим наплывом мигрантов в Германии решено рассматривать прошения о статусе не за девять (как было раньше), а за 3 – 4 месяца. Привлечены пенсионеры, ранее работавшие в ведомствах по делам мигрантов.

По правилам, даже когда человек получит разрешение на работу, ведомство по занятости должно проверить, нет ли на эту должность претендента в ЕС, а это еще месяцы. Все это время мигрант будет жить на пособие. Понятно, что кто-то из них после и не захочет работать...

В правительстве сейчас обсуждают возможность определять уже на границе, есть ли у человека шанс получить убежище в Германии. Многих ждет выдворение. Готовится даже решение выдавать подъемные, или, иными словами, отступные, чтобы люди уехали из ФРГ.

Если миграционную политику тщательно продумать, она станет преимуществом для Германии.


Бенджамин БИДДЕР, корреспондент издания Spiegel в Москве:
Нужно думать, как стабилизировать Ближний Восток

– Я вижу три кризиса. Первый – немецкой миграционной политики. Германии с 1990-х годов и до сих пор плохо удавалось включать беженцев и мигрантов в общественную жизнь, экономику. Это длительный и затратный процесс, но главное – нужна концепция, как с мигрантами работать.

Второй – кризис европейских институтов. Политики европейских государств никак не могут договориться, кто сколько примет беженцев. У стран много национального эгоизма.

Третий – кризис государственного строя на Ближнем Востоке. Если трезво смотреть на Сирию, Ливию, Египет, уже лет 5 — 6 назад бы ло ясно, что они не могут оставаться такими, какими были. Правителям не удалось найти «бизнес-модели» развития страны, там очень слабые государственные институты. Уже 7 – 8 лет назад оттуда бежали люди из-за характера режимов, а не из-за войны. Говоря о миграционном кризисе в Европе, нужно думать прежде всего о том, как стабилизировать Ближний Восток.

По статистике, только треть беженцев — с Ближнего Востока, основная же масса с Балкан. Эти люди бегут не от репрессий, а от рецессии. А таких мы на 99% отправляем обратно.

Наш министр труда говорила, что только у 10% сирийцев есть квалификация, с которой они смогли бы работать в Германии.


МЕЖДУ ТЕМ

По данным Международной организации миграции, количество беженцев в Европу к концу сентября превысило 522 тыс. человек. Из них 388 тыс. (70%) осели в Греции.

Квотное перераспределение 120 тыс. мигрантов является попыткой ЕС облегчить груз отдельных стран (Италии, Франции, Германии, Венгрии и т. д.). В целом Евросоюз ожидает наплыва мигрантов — 850 тыс. человек в ближайшие два года.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 201 (5574) от 27.10.2015.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...