Балканские развилки

Исторически судьба славянских народов Балкан всегда волновала российское общественное мнение. А сегодня страны Западных Балкан делают очередной геополитический выбор. Каким он будет и как скажется на отношениях с Россией? Попробуем разораться.

 Балканские развилки | ФОТО Itan1409/shutterstock.com

ФОТО Itan1409/shutterstock.com

Нервные люди

Последний отборочный матч чемпионата Европы по футболу национальной сборной России в Черногории закончился, что называется, раньше срока и большим скандалом. Некоторые политически ангажированные обозреватели поспешили найти в действиях фанатов политический подтекст. Правомерно ли это?

Оказавшись недавно на Балканском полуострове, я постарался узнать отношение обычных людей (таксистов, работников гостиниц, представителей сферы услуг) к происшедшему. Они поспешили сразу заверить, что специально искать здесь «антироссийский след» не имеет смысла. Любителям командных видов спорта давно и хорошо известен крутой нрав балканских фанатов. При этом черногорские «тиффози» вовсе не идут здесь в авангарде, заметно уступая в агрессивности и активности радикальной части болельщиков из Греции, Хорватии и Сербии.

Гуляя по своеобразным загнутым улочкам Белграда, я удивлялся, видя чуть ли не на каждом пятом доме различные граффити «гробарей» – организованной фан-группы клуба «Партизан». Белградцы как бедствия ждут столичного дерби между «Партизаном» и «Црвеной Звездой», будь то конкуренция в футболе или баскетболе. После таких матчей «шоу с файером» в черногорской Подгорице может показаться детской шалостью.

Балканские фан-сообщества своими агрессивными и далекими от толерантности действиями уже давно перегнали по степени экстрима таких известных футбольных «зажигателей», как англичане или итальянцы. Почему? Дает, наверное, о себе знать горячая балканская кровь. Как сказал, мне один пожилой серб, «уж очень нервные у нас люди».

Невольно вспоминаются здесь слова Михаила Зощенко: «Народ очень уж нервный. Расстраивается по мелким пустякам. Горячится». И, как отмечал писатель, во многом причиной такого поведения является война. К сожалению, такое заключение вполне актуально и для современных народов Западных Балкан: по сути, не найти ни одну республику, составлявшую в прошлом единое югославское государство, которую бы прямо или косвенно не затронули в 1990-е и в начале 2000-х гг. войны или межэтнические конфликты.


Полюс притяжения

Издавна Балканский полуостров служил ареной противоборства со стороны сильных мира сего. Наша страна, будь то времена Российской империи или эпоха СССР, оказывала большое влияние на развитие южнославянских народов, нередко кровью своих солдат спасая их от прямой угрозы уничтожения.

Сегодня, однако, до былого влияния на Западных Балканах России далеко. Конечно, экономическая составляющая по-прежнему актуальна: в разных частях Белграда можно заметить большие плакаты, прославляющие совместное энергетическое сотрудничество «Газпрома» и его сербского партнера. Но вот что я заметил: пожилые люди, в прошлом изучавшие русский язык, уже его постепенно забывают, тогда как молодые просто не знают. А ведь без культурного влияния в современном мире рассчитывать на большие геополитические успехи вряд ли стоит.

Американизация культурной сферы Балканских стран имеет место, но вот что интересно: если в 1990-е гг. США явно играли главную роль в совместных действиях западных стран на Балканах (в Боснии, против Союзной республики Югославии, в отношении Косово и т. д.), то, добившись смещения Слободана Милошевича в Белграде и приручения дерзкой Сербии, американцы, кажется, потеряли былой интерес к этому региону. Во всяком случае экономические и политические интересы США здесь проявляются не так явно и повседневно, как, скажем, их партнеров по НАТО Германии и Италии.

Именно Европейский союз является сегодня главным «полюсом притяжения» для югославянских республик. Да, между собой страны, ранее входившие в состав единой югославской федерации, имеют немало противоречий. Будучи в Белграде, я, например, наблюдал по телевидению фрагменты публичного сожжения в Хорватии сербского флага – как реакцию на провокационные антихорватские заявления Воеслава Шешеля, крайне правого сербского политика, ныне находящегося в заключении по решению Международного трибунала по бывшей Югославии. И тем не менее ЕС с 1999 г., когда был запущен пакт стабильности для Юго-Восточной Европы, проводит последовательную политику в отношении бывших югославских республик. Расходы Евросоюза на развитие инфраструктуры этих стран ушли не в черную дыру – они вернулись в виде политических дивидендов и поддержки европейских устремлений со стороны основных политических сил югославянских государств и общественного мнения.

В результате сегодня мы имеем Словению и Хорватию как полноценных членов ЕС. Сложно говорить об экономической самостоятельности Черногории, жители которой уже давно используют в расчетах евро. Евросоюз, по сути, отвечает за управление (да и экономическое развитие) Боснии и Герцеговины (БиГ). Ну а Сербия и Македония в свою очередь предпринимают серьезные усилия, чтобы соответствовать критериям, позволяющим этим Балканским странам рассчитывать на вхождение в ЕС.


С оглядкой на Запад

Европейские устремления югославянских стран могут вызвать некоторое удивление, если обратиться к примеру Сербии. В самом деле, ведь не только США, но и такие гранды «единой Европы», как Германия, Великобритания и Франция, немало постарались на рубеже тысячелетий, чтобы ослабить «новую Югославию», отобрать у Сербии косовский регион и помочь Черногории обрести государственную независимость.

Достаточно парадоксальным кажется тот факт, что сегодняшние руководители Сербии (президент Томислав Николич, премьер-министр Александр Вучич, министр иностранных дел Ивица Дачич) в конце 1990-х гг. принадлежали к тем политическим силам, которые обличали американский и западноевропейский империализм, его агрессивные действия против сербской нации. О тех временах напоминают сохраняющиеся в центре Белграда остатки двух зданий, разрушенных в 1999 году натовской авиацией.

При этом ныне правящая в стране Сербская прогрессивная партия пришла к власти на волне критики прежнего либерального прозападного правительства, но... Выбрав стратегию экономической и социальной модернизации при сохранении национальных традиций, сербские консерваторы и социалисты предпочли в итоге ориентацию на Евросоюз.

«Что делать, – заметил в разговоре со мной белградский служащий музея, – мы маленький народ, а сегодня одним против всех не получится выжить». Вероятно, той же логикой руководствуется и правительство Сербии. Оно не отвергает самостоятельную внешнюю политику (ведь отказался же Белград, несмотря на давление из Брюсселя, примкнуть к антироссийским санкциям), но при этом достаточно определенно ведет страну курсом на сближение с ЕС.

Простые люди в Сербии не скрывают своего разочарования двойственной позицией России в конце 1990-х годов, во время усиления косовского кризиса и натовских бомбардировок Сербии. «Ельцин был плохой державник» – такие слова пришлось мне не раз услышать в Белграде. Но ведь получается так, что сегодня Сербия идет на поклон к тем, кто участвовал в ее ослаблении, уменьшении ее территории.

С высокой безработицей (более 20% населения) и болезненным уровнем инфляции (8,5% в год в 2013 г.) сербы смотрят на Запад, рассчитывая на то, что европейская социальная модель однажды распространится и на их многострадальную землю.


Три президента и один «супервайзер»

Когда попадаешь в боснийскую столицу, с разных сторон окруженный горами Сараево, понимаешь, почему этот красивейший город называют «балканской жемчужиной». Или – «балканским Иерусалимом»: здесь находятся рядом мечети, православные церкви, католические храмы, синагога...

Это смешение стилей делает Сараево особым городом, но межэтническое многообразие, с другой стороны, оказалось для боснийской земли и серьезнейшим вызовом. Ни в одной экс-югославской республике в 1990-е гг. не было столь ожесточенной и кровавой междоусобицы, как в БиГ. Та война принесла и мусульманам-боснякам, и местным сербам, и хорватам лишь одну беду. Как отмечает представитель руководства Социал-демократической партии БиГ Энвер Бижедич, «национализм разрушил единое югославское пространство, привел к тяжелейшей боснийской войне». В музеях Сараево можно найти немало страшных фотографий и иных документов, свидетельствующих о том, сколь ожесточенной и антигуманной была война в БиГ в первой половине 1990-х годов.

Сегодня Сараево вроде бы отошел от войны. Но сама институционально-политическая система боснийского государства, соответствующая духу Дейтонских соглашений 1995 года, такова, что в случае с БиГ мы имеем не совсем нормальное государство. Работоспособна ли страна, которой управляет президиум из трех президентов, представляющих, соответственно, мусульманскую, сербскую и хорватскую общины? Двусубъектная федерация Мусульмано-Хорватской федерации и Республики Сербской делится на кантоны, все ключевые политические должности распределяются прежде всего по принципу общинной принадлежности. К тому же реальная административная и экономическая власть в БиГ по-прежнему сосредоточена в руках «супервайзера» – представляющего ЕС верховного представителя для Боснии и Герцеговины. Говорить о реальном финансовом суверенитете БиГ, боюсь, здесь не приходится...

Конечно, благодаря системным финансовым инъекциям из стран – членов ЕС удалось поднять общий уровень жизни, он даже опередил сербский уровень, чего не было во времена СФРЮ. Если перевести на рубли, то сегодня средняя ежемесячная зарплата в Сербии, например, составляет 24,5 тыс. руб. против 28,5 тысячи в БиГ. Но при этом нужно помнить, что в современной Боснии самый высокий уровень безработицы на Балканах (28% трудоспособного населения), а примерно каждый пятый гражданин проживает за чертой бедности. Не потому ли в начале прошлого года БиГ сотрясли массовые социальные выступления трудящихся, выразивших свое отношение к националистическим партиям, все еще доминирующим в боснийской политике?

Но и в Боснии большая часть населения, похоже, пока верит в то, что рано или поздно «европейское чудо» придет в эту страну...



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 085 (5458) от 15.05.2015.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...