Главная городская газета

Задача для Геннадия

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Задача для Геннадия | ФОТО предоставлено Университетом ИТМО

ФОТО предоставлено Университетом ИТМО

Пресс-конференция, на которую не явился главный герой – это по меньшей мере любопытно. Университет ИТМО оказался местом учебы самого крутого программиста в мире, но даже университету не под силу притащить этого студента к журналистам и заставить его рассказать о своих «творческих планах».

Имя Геннадия Короткевича вообще-то на слуху: за время своей учебы в ИТМО (сейчас он на третьем курсе) в составе команды стал чемпионом мира по программированию в 2013 году. Но то были командные гонки, и победа все же начисляется университету (пока ИТМО – единственный в мире пятикратный чемпион). Между тем Геннадий умудрился за год победить во всех пяти личных первенствах «большого программистского шлема» (соревнования не студенческие, а «вообще», открытые): TopCoder Open, Google Code Jam, Facebook Hacker Cup, Russian Code Cup (проводит Mail.ru Group) и Яндекс.Алгоритм. Такого в мире не удавалось никому.

– А сам-то Геннадий будет на пресс-конференции? – интересовались мы заранее у профессора ИТМО Анатолия Шалыто (в списке выступающих не было никакого Короткевича).

Профессор шумно вздохнул и отметил, что Геннадий «очень хороший парень и очень скромный». В переводе это означало, что как ни убеждал студента Анатолий Абрамович (убеждает он на уровне 90 децибел, по шкале это звук грузового ж/д вагона), Геннадий отказался от «связей с общественностью».

Потому дискуссия на пресс-конференции протекала в русле «поддержка развития IT-индустрии в Петербурге» и «сотрудничество IT-индустрии России и США» (тема в нынешних обстоятельствах интригующая).

Петербург претендует на неформальное звание кузницы программистов, – специалистов, создающих едва ли не наибольшую прибавочную стоимость. Напомним, в 2014 году чемпионом мира по программированию опять-таки стала петербургская команда – из СПбГУ, и тоже не в первый раз. Представитель власти, зампред комитета по промышленной политике и инновациям Денис Миронов отметил, что в городе есть и бизнес-инкубатор, связанный с информационными технологиями, и поддержка IT-стартапов. При этом еще лет пять назад высшая школа нервничала: преподаватели жаловались, что школы выпускают не пойми кого, что студенты все хуже...

Правда, как напоминает ректор ИТМО Владимир Васильев, еще в 1990-х университет поставил перед собой задачу «собирать лучших студентов» (сейчас присматривают еще в школах). Но толку-то: окончив вуз, эти лучшие уходили в бизнес и редко кто оставался в «программистской науке». Потому профессор Шалыто и выдвинул несколько лет назад идею, смысл которой в том, чтобы бизнес не перетягивал к себе лучших программистов, а оплачивал их работу в качестве преподавателей в вузах, дабы они могли обучить больше айтишников для того же бизнеса.

Некоторые предприятия прислушались – благодаря этому, в частности, в ИТМО преподает Андрей Станкевич, лучший в мире тренер по программированию (он был наставником всех команд-чемпионов ИТМО). Сейчас Станкевич и прежние чемпионы выезжают в Китай, Бразилию, а то и в США обучать тамошних студентов.

– Зарплаты мы в вузе даем хорошие, и 80% времени у нас человек занимается тем, что интересно ему, а в Google, к примеру, на это дается только 20% времени, – говорит Анатолий Шалыто.

Станкевич, твердит профессор Шалыто, «выдающийся человек, но он только доцент, а доцентов много», и потому у профессора идея – создать российскую федерацию спортивного программирования, и чтобы Станкевич стал, скажем, «заслуженным тренером».

– Спорт – это мускулы. А интеллект – он еще и прибавочную стоимость создает, – добавил Валентин Макаров, президент некоммерческого партнерства «РУССОФТ».

Сам тренер Станкевич поясняет:

– Да, программирование превращается в спорт, но оно не оторвано от жизни. Задачи на чемпионатах даются не абстрактные, они схожи с теми, что стоят перед крупными компаниями.

Сегодняшняя недружба с Америкой не сказалась на программистской отрасли, уверяет Вячеслав Нестеров, директор центра разработки программного обеспечения корпорации ЕМС (США) в Петербурге. Видимо, потому что русские способны делать эксклюзив. Как говорит Мария Чернобровкина, исполнительный директор представительства Американской торговой палаты в Петербурге, если американская компания затеяла простой программистский проект, – заказ отправляется в Индию или Китай. Если компания хочет «сделай то, не знаю что» (это называется «слабоформализованная задача») – это только нашим.

Проблема в том, что людям уровня чемпионов мира и задачи (не для соревнований, а в жизни) надо давать под стать. Это, скорее, даже сфера науки. «Должна быть задача для Геннадия», – определил кто-то из выступавших. Но проблема и в обратной стороне медали: у нас чрезвычайна нехватка «просто программистов» – тех, которых завались в Индии и Китае.

– Что не меняется – так это трудности с кадрами, – сетует Николай Пунтиков, президент компании First Line Software (офисы есть и в России, и в США). – В программировании же куча позиций, множество задач, которые должны выполнять просто нормальные специалисты.

Минкомсвязи заявило, что стране нужен аж миллион программистов. Лучшие вузы выпускают 1,5 тысячи – это с учетом тех физиков и математиков, которые уходят в программирование. Все толковые в этом плане старшеклассники-олимпиадники подсчитаны, их в год примерно 600 по всей стране, и все они будут расхватаны семеркой самых крупных российских вузов. Так что «на выходе» программистов мало, потому что их мало «на входе».

Казалось бы, все еще упирается и в природные ограничители (по статистике, всего 3% населения обладают необходимыми для программирования способностями), и в природную лень (необходима математика, а ею во всем мире теперь мало кто хочет заниматься). Но надо признать, что не здорово работает и профориентация и социальная реклама. Вот бы, говорят, немножко городских рекламных стендов с «Люблю тебя, Петра творенье...» заменить конкретными доказательствами того, что голова у наших варит. Чтобы толковый школьник, который нацелился в юристы, узнал, что программист уже в 23 года зарабатывает много больше начинающего юриста.

Пока же мы продолжаем гордиться победами в спорте высших достижений: в Северо-Восточном европейском полуфинале очередного чемпионата мира по программированию ACM ICPC опять победил ИТМО – стал чемпионом России. Команда – Артем Васильев, Борис Минаев и, кто бы сомневался, Геннадий Короткевич.

Финал будет в конце мая в Марокко.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook