Главная городская газета

Цена мигранта

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Василеостровская эпопея, или строительство идет со скрипом

Смольный озвучил ряд замечаний в адрес компаний, осваивающих намыв на западе Васильевского острова. С момента начала стройки городские власти регулярно выражают недовольство процессом. Читать полностью

Автомагистраль в интересах животного мира

Что такое экодук и как он связан с миграцией лосей? Читать полностью

В Петербурге и Ленобласти оценили экологическое состояние водоемов

Специалисты проанализировали водостоки за первый квартал текущего года. Подробнее о результатах исследования - в нашем эксклюзивном материале. Читать полностью

Черное море осталось без круизов

В навигацию 2018 года морской пассажирский порт Сочи, скорее всего, не примет ни одного круизного лайнера. Причину сложившейся ситуации выясняли «СПб ведомости». Читать полностью

Как меняется отопление в котельных на Саперной

Саперная улица находится в Пушкине. Несколько дней назад она стала центром важных показательных событий, характеризующих тепловую инфраструктуру города. Подробности – в нашем материале. Читать полностью

Сел и поехал. Петербург как «Умный город»

В Северной столице прошел «круглый стол», посвященный требованиям к территориям будущего «Умного города». Как выяснилось, от красивых теорий до реальной практики - огромная дистанция. Читать полностью
Цена мигранта | ФОТО Pixabey.com

ФОТО Pixabey.com

31 марта прошлого года в кафе «Уют» на Казанской улице женщина явно не славянской внешности продавала ребенка. «Товар» оценила в 820 тысяч рублей. Покупатель - мужчина, чья внешность сомнений не вызывала, - не торговался, вынул из кармана пачку денег и получил взамен «конверт» с маленьким симпатичным мальчиком. Женщина, видимо, торопилась и потому деньги не пересчитывала. А зря - среди них настоящих было лишь 120 тысяч. Да и торопиться, собственно, ей смысла не имело - на выходе из кафе она была задержана сотрудниками полиции.

Продавцом живого «товара» была 34-летняя гражданка Узбекистана Гавхар Абдуназарова. История ее вполне обычна. На родине она имела пятилетнего ребенка, которого оставила на попечение родителей, а сама поехала на заработки в Петербург. Здесь хотела устроиться в салон красоты, но не смогла и стала работать продавцом в магазине. Там сошлась с каким-то таджиком, от него забеременела. Вскоре его посадили за разбой, и она осталась одна с ребенком. Везти его на родину Гавхар боялась - в ее окружении связь с таджиком расценивалась как позор. А того, что ей платили в магазине, на содержание ребенка не хватало.

К счастью, у нее появился друг по имени Фаррух - соотечественник, давно здесь живущий и имевший надежный кусок хлеба. Он пожалел молодую мать, стал помогать ей деньгами и даже иногда пускал ее с ребенком к себе пожить. С ним Гавхар и поделилась своим замыслом - продать мальчика, с вырученными деньгами уехать на родину и там начать новую жизнь. Фаррух начал ее уговаривать, пытался убедить, что это грех. Но когда понял, что Гавхар непреклонна, обратился в полицию. К ней подвели подставного покупателя и задержали с поличным.

Дело (как и по любому преступлению, связанному с детьми) принял к производству Следственный комитет. Казалось бы, доказательства вины очевидны. Но вину свою Абдуназарова не признавала целый год. Именно столько длилось следствие по этому, казалось бы, простому и очевидному делу.

Само собой, как почти всегда бывает в «этнических» делах, прежде всего Гавхар заявила, что плохо понимает русский язык и нуждается в переводчике. Таковой ей был предоставлен на все время следствия (разумеется, за госсчет). Потом в ход пошли «доказательства невиновности». Сначала (не исключено, что с подачи «изобретательного» адвоката) задержанная выдвинула неожиданную версию. Она якобы не собиралась продавать ребенка, а в качестве «подсадной утки» участвовала в полицейской операции по изобличению покупателя детей. Разумеется, каких-либо подтверждений этого она представить не могла. Проведенная проверка показала, что никаким «добровольным помощником» полиции Гавхар не состояла.

Поняв, что эта версия провалилась, обвиняемая избрала другую тактику - теперь она заявила, что стала жертвой провокации со стороны стражей порядка. Следствию пришлось тщательно проверить действия сотрудников полиции, участвовавших в операции. Как и следовало ожидать, никаких нарушений обнаружено не было.

Возникли проблемы и с допросом свидетелей из окружения Абдуназаровой. В основном это были ее соотечественники, многие из которых проживали здесь нелегально и потому от явки предпочитали уклоняться. А проведение очной ставки обвиняемой с главным свидетелем Фаррухом и вовсе сорвалось - тот неожиданно уехал на родину в Узбекистан. Чтобы его уговорить, туда отправили оперативника. Фаррух после встречи с ним пообещал приехать в Петербург, но... в аэропорт на встречу не пришел, сославшись на проблемы в семье. Тамошняя полиция помогать посланцу из Питера отказалась, и он уехал домой несолоно хлебавши.

Между тем без очной ставки прокуратура обвинительное заключение утверждать отказывалась и дважды (!) возвращала дело на дополнительное расследование. В конце концов компромисс был найден. Абдуназарова полностью признала свою вину и даже заявила о готовности рассматривать дело в особом (упрощенном) порядке. Учитывая ее раскаяние, Октябрьский районный суд Санкт-Петербурга назначил ей минимальное из возможных наказаний - три года колонии общего режима. Учитывая время, проведенное в СИЗО, в скором времени она может рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

Ребенок ее здоров. Пробыв несколько месяцев в доме малютки Адмиралтейского района, он был передан специально приехавшему за ним отцу Гавхар. Тот обещал, что будет воспитывать внука и никакого зла вернувшейся из российской колонии дочери не причинит.

Сколько денег российский бюджет потратил на этого ребенка, его родным, разумеется, неинтересно. С них ничего взыскивать не будут.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook