Главная городская газета

Professor Vistelius

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

В Петербурге растет штраф за браконьерство

Инициативу согласовали на заседании комитета по законодательству ЗакСа. Читать полностью

«Норд Стрим-2»: стройка начинается

Компания Nord Stream-2 AG получила разрешение Минстроя РФ на строительство сухопутного участка газопровода в России. Читать полностью

Золотая медаль за «работу в поисковой системе Яндекс»

VIII Всероссийский чемпионат по компьютерному многоборью среди пенсионеров принес золотую медаль петербуржцу Сергею Алексеевичу Осокину. Он стал первым среди начинающих пользователей в номинации «Работа в поисковой системе Яндекс». Читать полностью

«Штрафной костер», или пожары атакуют

В лесной зоне всей Ленинградской области действует особый противопожарный режим. Читать полностью

Пролетарии всех стран, приезжайте в Петербург!

Они задействованы в тяжелой промышленности, машиностроении, строительстве, обрабатывающих производствах и сфере услуг. Их труд используют не менее 36% предприятий города. Какой вклад вносят мигранты в экономику Петербурга? Читать полностью

Кто держит руку на пульсе народов: круглый стол в Доме национальностей

В Петербурге поговорили о профилактике национального и религиозного экстремизма. Как это было? Читать полностью
Professor Vistelius | ФОТО из семейного архива Вистелиусов

ФОТО из семейного архива Вистелиусов

На очередной конференции Международной ассоциации математической геологии (или, как ее называют с 2009 года, Международной ассоциации математических исследований в науках о Земле, IAMG) спрашиваю молодых ученых – европейцев, американцев, китайцев: знаете ли, кто основал вашу ассоциацию и всю вашу науку? Говорят: professor Vistelius. «А кто он, откуда?» – «Наверное, швед. Или американец». Ленинградец! Андрей Борисович Вистелиус.

Президент

Август 1968 года. Прага. XXIII Международный геологический конгресс – главное событие в жизни мировой геологической науки. Утром 21-го делегаты просыпаются от странного звука. Многие помнят войну и не верят своим ушам. Но, выйдя на улицу, ученые видят... танки.

Так закончилась «пражская весна» Александра Дубчека – на глазах мировой геологической общественности. Над советской делегацией повисло всеобщее где негласное, а где и внятно произнесенное: «Оккупанты!». Хотя при чем тут геологи, которые если и бывали в Чехословакии, то либо как освободители от фашизма, либо как наставники, помогая местным коллегам воссоздавать национальную геологию после войны?

На следующий день, 22-го, на конгрессе создается новое объединение ученых – Международная ассоциация математической геологии, а с ней получает «права гражданства» и сама новая наука – математическая геология. Проходят выборы президента. И ученые разных стран единодушно голосуют за... ленинградского геолога Андрея Борисовича Вистелиуса! Даже если не брать в расчет пражские события: как вообще мог в 1968 году ученый из едва ли не самой закрытой страны стать настолько уважаемым в мире?!


Дворянин

Новоизбранному президенту новорожденной ассоциации было 53 года. В них уместились события такого драматизма, какой и не снился его иностранным «коллегам по цеху».

Первый вызов эпохе он бросил самим фактом своего рождения. За два года до Октябрьской революции на свет появился отпрыск одной из старейших петербургских дворянских фамилий – и до конца жизни Андрей Борисович в графе «социальное происхождение» будет писать не «служащий», не «из крестьян», как велел инстинкт самосохранения, а гордое «дворянин».

Он поступил в Университет. Но в 1935-м после убийства С. М. Кирова власть с новой силой принялась изгонять из города «неблагонадежных». Вистелиусы оказались в глухой деревне, потом – в виде великой милости – в Куйбышеве (Самаре), но даже там о высшем образовании можно было забыть.

И тут выходит указ Сталина: «дети за отцов не отвечают». Отец Андрея Борисовича, в прошлом крупный юрист, в письме вождю логически безупречно доказывал, что его сын, советский студент, в соответствии с указом не должен нести ответственность за непринадлежность предков к мировому пролетариату.

И – чудо: молодому Вистелиусу разрешают вернуться в Ленинград и восстановиться в Университете, который он блестяще заканчивает в 1939 году по кафедре минералогии, руководимой профессором Е. М. Курбатовым, учеником академика В. И. Вернадского. И бросается в геологическую работу – впрочем, с оговоркой: в семье он приобщился к знаниям иностранных языков, литературы, философии, основ юриспруденции – и страсти к математике. Нет, не подходил он на роль «пролетария умственного труда». Он сравнивал методы разных наук.

Война. Вистелиус без колебаний идет в военкомат, но получает категорический отказ. Очень слабое зрение. Оставалось возвращаться к исследованиям. И тушить зажигалки, возить дрова и воду. И таять от истощения.

Именно тогда, самой страшной ленинградской зимой 1941/42 гг., когда дирижировал оркестром Карл Элиасберг, Ольга Берггольц создавала стихотворный памятник войне, Д. С. Лихачев размышлял о древнерусской литературе, Андрей Вистелиус заложил основы новой науки — математической геологии. Это был вызов всей мировой геологии, незыблемой, казалось, системе рассуждений, созданной еще в XIX веке.

Через пять лет, в 1947 году, ведущий естественно-научный журнал мира Nature публикует ни много ни мало обзор работ Вистелиуса! А через 50 лет в Японии ученый поднимет бокал на всемирном конгрессе за наследие тех блокадных дней – полувековой юбилей созданной им науки.


Геолог, математик

Первые послевоенные годы ознаменовались небывалым подъемом науки. В разрушенной стране, где научные школы были выкошены и войной, и репрессиями, чудом уцелевшие на фронте, в блокаде и лагерях ученые творили чудеса. А. Б. Вистелиус занимается вопросами, имевшими как теоретический интерес, так и прямое отношение к восстановлению страны: изучает т. н. нефтематеринские породы Поволжья, Азербайджана, Туркмении. Его поддерживают ведущие умы как геологии – В. И. Вернадский, Д. С. Коржинский, Д. С. Белянкин, так и математики – А. Н. Колмогоров, Ю. В. Линник.

В 1948-м защищает докторскую – в возрасте 33 лет. Но в том же году знаменитая сессия Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук не только срезала под корень едва поднявшуюся после репрессий 1930-х генетику, но и дала четкий сигнал остальной советской науке (за исключением, может быть, физики, ковавшей «ядерный щит»): никакой результат не будет востребован, если достигнут свободой мысли и духа. Счетно-решающие устройства нужны, но кибернетике не быть. Новые сорта растений необходимы, но генетику уничтожить. А новые месторождения? О гонениях в геологии той поры известно меньше, но А. Б. Вистелиус знал о них не понаслышке.

Из Всесоюзного нефтяного научно-исследовательского геологоразведочного института (ВНИГРИ) его «ушли». И начался долгий, на десятки лет, путь скитаний по институтам и лабораториям. Прибиваясь то к геологическому «берегу», то к математическому, А. Б. Вистелиус работал и в Лаборатории аэрометодов АН СССР, и в Ленинградском отделении Математического института АН СССР, и в Институте геологии и геохронологии докембрия АН СССР, но всегда в родном Ленинграде.

Годы полупризнания-полугонений закалили. Расширялась тематика исследований: Вистелиуса интересовали уже закономерности эволюции нефтегазоносных бассейнов, осадочных бассейнов вообще, а затем и проблемы происхождения магматических пород и рудообразования. Постепенно росло здание новой науки, рос коллектив единомышленников, геологов и математиков – Д. Н. Иванов, A. B. Фаас, M. A. Романова, Б. П. Харламов, В. А. Глебовицкий, Л. Б. Клебанов, В. Н. Деч, Л. Д. Кноринг, Б. Н. Писакин, В. Н. Зинченко, С. Р. Котов. Идеи оттачивались в диспутах с пошедшими своим путем учениками М. Д. Белониным (впоследствии директором ВНИГРИ), Ю. В. Подольским, с друзьями-оппонентами из Всесоюзного научно-исследовательского геологического института имени А. П. Карпинского (ВСЕГЕИ) – И. Г. Клушиным, С. И. Романовским, В. В. Грузой, И. И. Абрамовичем, Р. А. Жуковым...


Борец

А. Б. Вистелиус отличался от всех. Бескомпромиссностью, бесстрашием перед системой, перед жизнью, перед трудностями. С его зрением каждая экспедиция, или, как говорят геологи, каждое поле было подвигом. С его происхождением каждая загранпоездка была тяжелой победой в неравном бою. В 1980 году выходит монография Вистелиуса «Основы математической геологии» – спустя 12 лет ее английский перевод издает одно из ведущих академических издательств мира «Клювер».

Андрея Борисовича интересует уже не только развитие собственной школы – он мыслит категориями мировой науки, борется за качество математической геологии вне национальных границ. Он выступает против бездумного применения в геологии «всесильных» программных средств – против того, что восторжествовало сейчас даже на бытовом уровне.

Распад СССР, развал отечественной геологической школы оказались так же бессильны перед волей Вистелиуса, как и советский строй. В эпоху разрушения он умудрялся создавать. В 1991-м при поддержке академика Н. П. Лаверова он наконец возводит свой научный «дом» – Институт математической геологии (ИМАГ). И целых четыре года – последние годы жизни – великий ученый имел возможность работать со своим коллективом в своем институте. Работать так, как хотел и считал нужным.

В 1995 году Андрея Борисовича Вистелиуса не стало. ИМАГ существовал еще 10 лет под руководством В. Н. Деча. Институт начал ряд новых исследований, расширял международные связи. Но эпоха разрушения взяла свое. ИМАГ теперь существует только на бумаге. На бумаге осталось и решение ученого совета СПбГУ, принятое незадолго до смерти А. Б. Вистелиуса, о создании на геологическом факультете кафедры математической геологии.

Ученики Вистелиуса продолжают исследования в разных организациях как нашего города, так и за рубежом – старшие ученики А. Б. Вистелиуса воспитали смену молодых геологов, глядящих на мир «математическим взглядом». Сегодня это поколение исследователей разрабатывает новую концепцию геологии на основе искусственного интеллекта. И опять «необычных геологов» из Петербурга активно публикуют на Западе и с большим трудом понимают дома.

А тем временем иностранные друзья А. Б. Вистелиуса, основавшие с ним новую науку, те ученые, без чьих разработок сейчас не обходится оценка ни одного месторождения, – Стивен Хенли из Великобритании, Дэнни Криге из Южной Африки, Дьердь Бардоши из Венгрии – предлагают создать международный центр фундаментальных исследований по математической геологии. В нашем городе. Они привыкли, что паруса их науки десятилетиями надувал свежий ветер из Ленинграда – Петербурга.


КСТАТИ

От редакции добавим: дело А. Б. Вистелиуса продолжает и сам автор этой публикации – геолог К. А. Пшеничный. Он руководит исследовательской группой «Геогнозис» Университета ИТМО. «Символично, что как Вистелиуса в свое время принял Математический институт имени Стеклова, где он, геолог, плодотворно трудился несколько лет, – так и нас сейчас привечает отнюдь не геологическая организация – Университет ИТМО, где мы наконец смогли развернуть наши исследования и свободно приглашать иностранных коллег», – говорит Пшеничный. На недавнем семинаре в ИТМО российские и иностранные геологи и математики обсуждали вопросы, находящиеся на стыке инженерии знаний и наук о Земле, а также геологические и геофизические проблемы.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook