Главная городская газета

Омбудсмены рассказали об НКО и детях мигрантов

Свежие материалы Общество

Справедливость — его ремесло

На днях, 14 сентября, на «Литераторских мостках» Волковского кладбища торжественно открыли надгробный памятник Анатолий Федорович Кони после реставрации Читать полностью

Химчистка для полигона

Когда рассеется туман над «Красным Бором».

Читать полностью

Не браконьер, а рыбовод!

Кержаков «отнерестился» на Ладоге.

Читать полностью

Лужа на семи мостах

Новым островам в дельте Невы не улыбнулась судьба Китеж-града.

Читать полностью

Виноградный дуэт

Калейдоскопом ярких, но иных, нежели весной и летом, красок может удивить осенний сад.

Читать полностью

Осенний марафет

«Осень она не спросит, осень она приедет...» — звучит известная мелодия.

Читать полностью
Реклама
Омбудсмены рассказали об НКО и детях мигрантов |

Гражданка Великобритании заявила о претензиях на... российский материнский капитал. Кое-какие основания для такого заявления у нее, надо сказать, были. Женщина родила второго ребенка - как и первый, он гражданин России. Российский паспорт имеет и ее муж. Наши власти, впервые столкнувшиеся с такой проблемой, долго судили-рядили и, наконец, ответили заявительнице отказом. Дескать, получай наше гражданство - будет тогда тебе и маткапитал. Но к такому решительному шагу английская мамочка оказалась не готова.

Эту историю как пример международно-правового казуса рассказала питерский детский омбудсмен Светлана Агапитова на встрече с руководителями консульского корпуса Петербурга в представительстве МИД на набережной Кутузова, 34. Вторым спикером на этом мероприятии был ее «взрослый» коллега - уполномоченный по правам человека Александр Шишлов.

Встреча в таком формате здесь произошла впервые. Хотя, думается, ее необходимость назрела давно. Про соблюдение в России прав человека вообще и ребенка в частности за границей говорят много разного и порой нелицеприятного. Ну и почему бы не внести ясность?

Шишлов - сам человек европейский, семь лет проработал в Вене в нашем торговом представительстве. Прекрасно знает, что его собеседников интересует, и сразу честно говорит, где им стоит искать нашу слабину, а где - бесполезно.

Одна из самых популярных мировых тем - права инвалидов. Здесь, прямо скажем, желающим нас в чем-нибудь уличить ловить особо нечего. Не то чтобы все было идеально - такого, понятно, быть не может. Но тренд налицо - в 2012 году мы ратифицировали Конвенцию ООН о защите прав инвалидов, государство эту тему жестко отслеживает. Внедрение безбарьерной среды происходит хоть медленно, но верно, и это видно невооруженным глазом.

А вот свобода митингов и собраний - другое дело. Здесь можно «покопать» и обнаружить немало интересного. Законы, регулирующие эту сферу, пока у нас несовершенны. Результат чего мы и наблюдаем в виде общественного бурления (легитимного и не очень) по поводу разных острых вопросов нашей жизни.

То же самое, кстати, касается проблемы свободного доступа к информации. Конкретику Шишлов не расшифровал, но можно догадываться, что речь идет, к примеру, о закрытости архивов, многие из которых до сих пор хранят тайны полувековой давности. Мы уже сильно продвинулись вперед в этом направлении по сравнению с советским временем. Но по меркам общемировых стандартов выглядим весьма средне. Чего здесь больше - недоработок законодателя или косности чиновников, - не очень понятно.

Другой щекотливый вопрос - положение НКО, имеющих статус иностранного агента. В Петербурге таких девять, две из них находятся в стадии выхода из этого статуса. Формально никаких ущемлений в правах «агенты» претерпевать не должны. Реально же - имеют массу проблем. И это плохо, честно признал Шишлов. Тем более что многие из них делают очень серьезные и полезные дела.

В общем, есть над чем подумать и власти, и омбудсмену, который от власти не зависит, а как бы дает ей советы со стороны. Возможно, помог бы и зарубежный опыт, и Шишлов для диалога открыт.

«Сверить часы», сопоставив наш опыт с заграничным, попробовала и детский омбудсмен. Вообще-то сравнивать трудно - за границей ее коллеги непосредственно с заявителями не работают. Они совершенствуют законы, проводят анализ тенденций и т. д. Наш детский омбудсмен занимается всем: алиментами, спорами между разводящимися супругами по поводу места жительства ребенка, обеспечением жильем социально незащищенных семей и т. д.

Кстати, очередь нуждающихся в жилье семей с пятью и более детьми или детьми-инвалидами в городе практически исчезла. С прошлого года власть взяла на себя «повышенные обязательства» - стала давать жилье тем, у кого рождается тройня. Получают отдельные квартиры и выпускники детских сиротских учреждений, а также те дети, которые в силу возраста покидают приемные семьи. Такое в мире есть далеко не везде.

Другой предмет гордости перед просвещенной заграницей - созданная три года назад при аппарате уполномоченного служба медиации. Она позволяет многие семейные споры решить, не доводя дела до суда. Подспорье серьезное - ведь за год детский омбудсмен и ее помощники участвуют более чем в 300 судах.

Разумеется, заграничных дипломатов интересует и то, как обеспечиваются в России права их соотечественников. И это вопрос уже к обоим омбудсменам. Как сообщил Шишлов, из 2500 обращений в его аппарат за прошлый год 88 поступили от иностранцев. Это на треть больше, чем в 2015-м. В основном речь идет о мигрантах, жалующихся на нарушение их трудовых прав. При этом часто оказывается, что «виноваты» неправильно оформленные документы, с которыми эти люди приехали в Россию.

Особая проблема - дети мигрантов. Четыре года назад, к примеру, в городе обнаружилась проживающая нелегально большая колония таджикских цыган. И оказалось, что дети и взрослые подпадают под действие разных законов! Если взрослый может быть депортирован за госсчет, то ребенка надо помещать в приют «Транзит», обследовать, оформлять на него специальные документы, а потом отправлять на родину с сопровождающим. Но деньги на дорогу в бюджете не заложены, и их надо изыскивать специально.

Та ситуация разрешилась благополучно. Дети, поначалу отданные в приют, в конце концов вернулись к родителям, и семьи выехали на родину. Но история эта обнажила важную проблему - полный правовой вакуум в отношении детей мигрантов. Ребенок, к примеру, пошел здесь в школу, но родители вынуждены соблюдать 90-дневный график пребывания, и спустя этот срок его либо надо из школы отчислять, либо он становится там нелегалом. Часто родители, чтобы лишний раз не светиться, и вовсе в школу ребенка не отдают. Так же, кстати, как боятся показывать его врачам. И иногда это приводит к роковым последствиям, как это случилось с таджикским мальчиком Умарали Назаровым. Несмотря на тяжелейшие симптомы, родители до последнего прятали его от медиков, а потом спасти мальчика было уже невозможно...

Правовой статус ребенка-иностранца должен быть закреплен специальными законами, считает Агапитова. Таких детей становится все больше - в Петербурге их около 8 тысяч. Многие здесь и появляются на свет - в прошлом году, к примеру, таких оказалось 882.

Вечная и очень больная тема - борьба за права ребенка, ставшего «яблоком раздора» между родителями с разным гражданством. В 2011-м Россия ратифицировала Гаагскую конвенцию о похищении детей. Но... если российская мамочка убежала от иностранного мужа и вывезла ребенка в Россию, то отцу его уже не отдадут. Несмотря на любые претензии заграничных юристов. Впрочем, так же поведет себя и любая другая страна.

А вот выбить от заграничного папочки алименты - это святое. Но тут нужно погружаться в бездны национальных законов. И без помощи аппаратов консулов, скорее всего, будет никак не обойтись.

Статья опубликована в номере газеты «Санкт-Петербургские ведомости» от 03.04.2017 под заголовком «Омбудсмены вносят ясность».

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook