Главная городская газета

Как говорил старик Эйнштейн...

  • 18.08.2015
  • Александра Шеромова
  • Рубрика Общество
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Компромисс по- советски

Как прописать в Петербурге Орлеанскую деву и другие памятники Читать полностью

Таможня в плюсе

Заметно вырос оборот товаров через границы России в зоне ответственности Северо-Западного таможенного управления в прошлом году. Увеличился и туристический поток в соседние страны, особенно в новогодние праздники. Читать полностью

Долгая дорога домой

Они, боевые солдаты и офицеры, хорошо помнят эти кадры, как 15 февраля 1989 года последние танки 40-й армии пересекали границу с Афганистаном, возвращаясь на родину. Мы их помним тоже. Десятилетняя война закончилась... Читать полностью

Право обмануться

Чиновники готовы защищать пожилых граждан  от их неверных решений Читать полностью

Новое время продажи алкоголя пополнит казну

В Петербурге обсуждают смягчение ограничений на розничную продажу алкоголя в ночное время Читать полностью

Из пустыни в Сосновый Бор

В собор Иконы Божией Матери «Неопалимая купина» в Сосновом Бору из Макариевской пустыни принесены мощи подвижника XVI века преподобного Макария Римлянина. Рака с мощами пробудет в Сосновом Бору до 25 февраля. Читать полностью
Реклама
Как говорил старик Эйнштейн...  | ФОТО Lightspirit/shutterstock.com

ФОТО Lightspirit/shutterstock.com

Чем больше в городе людей с высшим образованием, тем больше выбросов СО2; чем больше людей ходят в музеи, тем меньше выбросов СО2... Эти и другие не менее удивительные, выкладки привел экономист (точнее, «экологический экономист») Станислав Шмелев, выступая в пространстве «Тайга».

Цвет небесный –
синий цвет

Выпускник СПбГУ кандидат экономических наук Станислав Шмелев был приглашенным профессором университетов Женевы, Версаля, Парижа; приглашенным исследователем в институте «Устойчивая Европа» (Вена) и Открытом университете (Великобритания); преподавал в университете Эссекса и был старшим научным сотрудником в Институте изменений окружающей среды Оксфордского университета. Сейчас – директор негосударственного учреждения Environment Europe в британском Оксфорде. А его лекция в Петербурге «Экологическая экономика для зеленого города» была устроена Институтом стратегии устойчивого развития при поддержке Фонда Фридриха Эберта (Германия).

В наш город Шмелев приехал из столицы Колумбии Боготы, куда ученого пригласили, проникнувшись его книгой Ecological Economics: Sustainability in Practice («Экологическая экономика: устойчивое развитие на практике»). На русский она еще не переведена. Да что там: до сих пор на лекциях Шмелев первые минуты уделяет объяснению, что это вообще такое – экологическая, или зеленая, экономика.

Направлению всего лет двадцать. Если вкратце: экологические экономисты уверены, что экология стоит не в ряду всего прочего (бизнеса, домохозяйств, экономики и т. д.), а, напротив, все они встраиваются в природную среду и зависят от нее. И глупо надеяться на удовлетворение бесконечно растущих потребностей, если ресурсы у нас априори ограничены.

«Традиционная экономическая наука считает, что природа «где-то там», мы можем при случае ее использовать, – комментирует Шмелев. – Но мы – часть природы, и, если происходит что-то неправильное в природе в результате экономической деятельности, страдать будут не только рыбы или насекомые».

Сейчас человечество в опасной ситуации, говорит экономист: уровень концентрации СО2 в прошлом году превысил 0,04%, Всемирный фонд дикой природы твердит, что за последние 40 лет мир утратил 52% биоразнообразия, в Мировом океане болтается 286 тысяч тонн пластика...

В экосистеме бактерии и микроорганизмы перерабатывают продукты жизнедеятельности других организмов. В экономической системе такой процесс, мягко говоря, не продуман. «И это привело к тому, что экономический рост во всем мире сопровождается большим спектром негативных последствий».

Последствия – от сокращения видов до болезней. Китайский документальный фильм «Под куполом» об экологической обстановке в стране собрал 300 млн просмотров и погрузил жителей Поднебесной в шок.

«Вдруг дошло, что естественный цвет неба не грязно-серый, а ближе к синему, и что невозможно ходить в маске каждый день, и что если из легких при операции извлекаются камни из пыли – надо что-то делать».

Вдохнув наш балтийский воздух, Станислав Эдуардович сообщил: «В Петербурге все не так плохо». В университете Боготы лекцию о загрязнении воздуха ему пришлось читать в респираторной маске, и не только потому, что город расположен на высоте 2,5 тыс. метров, но и из-за того самого загрязнения.

Пчелы не летят, пчел везут

«Очень любопытно слушать дискуссии экономистов, которые ставят вопрос так: а как изменится ВВП, если какие-то функции природной среды ослабнут? Господа, о каком ВВП вы говорите, если у вас не будет нормального воздуха и воды?»

Еще в конце 1980-х собрались вместе экономисты, экологи, политологи, философы, физики обсудить, способны ли мы противостоять вполне возможному экологическому кризису. Вывод не утешил: решить проблему с помощью той системы, которая эту проблему создала, – невозможно. Эйнштейн в свое время поучал: чтобы справиться с проблемами системы определенного порядка, нужна система более высокого порядка.

Человечество уже сообразило, что ВВП – это не показатель прогресса (например, может быть высокий ВВП, но и высокая безработица). Ученые предлагали всевозможные индексы и индикаторы, но, как говорит Станислав Шмелев, показатели должны включать в себя и информацию по экосистемам – «тогда мы можем как-то судить о своем развитии». Строим порт – учитываем ли мы в числе прочего загрязнение воды или куда деться птицам, которые, допустим, на месте этого порта обитали?

«Знаете ли вы что-нибудь по поводу опыления в России? Проблема ли это?»

В США, к примеру, для опыления калифорнийских фруктовых садов пчел на грузовиках доставляют с другого побережья, из Флориды. А потом обратно. Китайцы вообще навострились опылять грушевые деревья вручную. А тот же Эйнштейн предвещал: если исчезнут пчелы, человечество просуществует четыре года.

«Человечество сейчас в год забирает из экосистемы – той, что на суше – четверть накопленной за год биомассы. Это хорошая иллюстрация того, что если экономика вырастет в четыре и более раза, то биосистема потеряет способность к воспроизводству».

Задержите дыхание

Станислав Шмелев обработал массу информации по ключевым городам мира – Нью-Йорк, Лондон, Рио-де-Жанейро, Париж, Шанхай, Сингапур – и обнаружил корреляции, которые показались бы забавными. А то и натянутыми. Если бы, по утверждению ученого, не были подтверждены большим массивом данных.

Итак, чем в городе больше процент населения с высшим образованием, тем выбросы СО2 выше. Допустим, у высокообразованных и небедных высокие требования к качеству жизни – кондиционер, две машины и т. д. Но некоторые взаимосвязи озадачивают. Например, чем больше людей ходят в музеи, тем меньше в этом городе выбросов СО2. Слушатели лекции выдвинули восхитительное объяснение: люди задерживают дыхание перед шедеврами – и меньше выдыхают диоксида углерода. Отсмеявшись, все же нашли обоснование серьезнее: в музеи ходят в основном приезжие, а они передвигаются по городу «экологично» – либо на общественном транспорте, либо вовсе пешком.

Или: чем больше в городе людей заняты в сфере кинопроизводства, тем меньше загрязняющих выбросов. И чем в городе больше галерей современного искусства, тем меньше выбросов СО2... Что бы это значило? Черт его знает, а только такая вот зависимость обнаружена.

В целом, по выкладкам Станислава Шмелева, выходит, что чем больше в том или ином городе т. н. креативных отраслей (того, что касается театра, кино, моды, художественных галерей и т. д.), тем меньше загрязнений. Можно было бы объяснить это тем, что творческая индустрия вытеснила промышленность (вот уж кто загрязняет так загрязняет). Но Шмелев делает акцент именно на «творческую сферу», а не, скажем, банковскую деятельность или сферу услуг.

«Видимо, креативная среда создает такой вот экологичный стиль жизни», – предполагает исследователь.

В некотором роде всем нам не помешает стать если не экологическими экономистами, то хотя бы просто экологическими (кем бы то ни было). Шмелев подкрепляет эту идею чьей-то цитатой: люди, способные беспокоиться о глобальных проблемах человечества (вроде той же экологии), находятся на более высокой стадии развития, чем те, кто заботится только о себе. Дело не в том, что они добрее или лучше. Они попросту умнее.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook