Главная городская газета

«Добежать» до гражданства

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Пять рублей за самолет

Сэкономив на дороге, болельщикам ЧМ-2018 придется переплатить отельерам Читать полностью

Столкнулись - разъехались

Мелкие аварии, оформленные без вызова ГИБДД, станут «дороже» Читать полностью

Игра на выбывание

Кому выгодно превращение трудового мигранта в нелегала? Читать полностью

Весы изобильны, Дева холодна

Сегодня практически у каждого садовода-огородника есть под рукой лунный посевной календарь. Другое дело, что придерживаться его рекомендаций может не каждый земледелец. Читать полностью

Хочу делать добро

МИР принимает участие во всероссийском конкурсе проектов Читать полностью

Листок с узором

Зимой очень хочется видеть разноцветные живописные растения. Но не все способны цвести в этот период времени. Читать полностью
«Добежать» до гражданства | Иллюстрация Irina Rumyantseva-shutte/shutterstock.com

Иллюстрация Irina Rumyantseva-shutte/shutterstock.com

В последние годы о беженцах и миграционном кризисе у нас говорится только применительно к делам Евросоюза. А ведь несколько лет назад Россия приняла беспрецедентное количество бежавших от военных действий. Тогда с потоком из соседней Украины российские миграционные и прочие службы едва справились. На территории большинства субъектов были развернуты более трехсот пунктов временного размещения, на обустройство вновь прибывших федеральный бюджет выделил регионам более 11 млрд рублей, общественные организации собирали средства и теплые вещи, им помогали волонтеры... Людям предлагали ехать с юго-запада, из центральной России, Москвы и Петербурга дальше на восток - в трудонедостаточные регионы, обещая там жилье и работу. Некоторые ехали.

О том, как непросто интегрироваться в новую реальность бежавшим от войны, хорошо знают в петербургском Красном Кресте. Туда, как и в аппарат уполномоченных по правам человека Петербурга и Ленинградской области, обращаются переселенцы, не способные самостоятельно преодолеть расставленные на этом пути административные «рогатки».

С весны 2014-го по июнь 2015-го число граждан Украины в России выросло на 1 млн. Все они нуждались в жилье, работе, медобслуживании и образовании для детей, но главное - в легальном статусе. В СМИ и в быту их привычно именовали беженцами, но формально это не так. Ходатайствовали о предоставлении данного статуса всего около 6 тыс. из миллиона прибывших, остальные просили о временном убежище (ВУ), разрешении на временное проживание в России (РВП), виде на жительство (ВНЖ), российском гражданстве, а также заявляли о намерении поучаствовать в государственной программе содействия добровольному переселению соотечественников на территорию России из-за рубежа. Пути разные, цель одна - стать полноправными членами российского общества либо на время, пока жизнь на родине не наладится, либо навсегда.

По данным Главного управления по вопросам миграции МВД России, сейчас в нашей стране находятся около 2,6 млн жителей Украины, из них 2 млн - трудоспособного возраста. Более миллиона - выходцы из юго-восточных областей. Около 2 млн пытались за эти годы как-то определить свое правовое положение: за временным убежищем обратились свыше 442 тыс. чел, за РВП - 411 тыс., более 670 тыс. получили патенты и 175 тыс. - разрешения на работу. Кроме того, 230 тыс. украинских граждан оформили заявки на участие в российской госпрограмме переселения соотечественников. Еще порядка 175 тысяч человек изъявили желание приобрести гражданство РФ.

По данным Федеральной службы госстатистики, в Петербурге всего 25 человек были признаны беженцами (это не только граждане Украины, но и других стран). Еще 16 628 получили временное убежище (98,9% - выходцы с Украины).

Из 7 тысяч проживающих в России сирийцев 2 тыс. с 2011 года ходатайствовали о получении статуса беженца, но получил его... один человек. На 82 обращения сирийцев о ВУ поступило 52 отказа.

- Статус беженца и временного убежища в России выдают, но не так активно, как хотелось бы, - говорит представитель Совета по правам человека и развитию гражданского общества при президенте РФ Наталия Евдокимова. - Количество беженцев в России последовательно уменьшается: в конце 1996 года их было 240 тысяч, а на конец 2016-го этим статусом обладали всего 598 человек, из них 241 - выходцы с Украины. Это минимальное значение с 2007 года. Программа переселения соотечественников тоже серьезно буксует...

Статус беженца дается бессрочно и позволяет его обладателю жить, работать, учиться, лечиться в принимающей стране, а также получать соцподдержку (больничные, пенсии, детские пособия и т. д.). Получивший временное убежище должен продлевать свой статус ежегодно, зато имеет право трудиться без патента. Но вот социальные льготы ему по большей части не положены (разве что больничный, если работодатель платит за сотрудника отчисления в соцстрах).

Человек без статуса, если он не может в положенные сроки вернуться на родину, становится нелегалом. А это самое опасное положение из всех возможных. Родившийся в такой семье или выросший на чужбине ребенок не может получить документы, его не устроишь в детсад или школу. Для взрослых риск быть обманутым недобросовестным работодателем возрастает многократно. Простая полицейская проверка документов у метро чревата помещением в Центр временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ) в Красном Селе - закрытое учреждение, смахивающее на тюрьму. А после него самая вероятная перспектива для нелегала - депортация. Без оглядки, заметим, на принцип невысылки - краеугольный камень Конвенции о беженцах 1951 года и дополняющего ее Протокола 1967 года (документов, подписанных Российской Федерацией).

В 2014 году прибывшим с Украины давали временное жилье, устраивали на ночевки в лагерях и санаториях, кормили, их поддерживали предприниматели и простые граждане. Но, к сожалению, общественный энтузиазм, не закрепленный особыми политическими и законодательными решениями на федеральном уровне, скоро сошел на нет. А ведь беженцы - будь они со статусом или без - это не просто мигранты. Они потерпевшие и требуют дополнительной защиты.

К сожалению, конфликты по всему миру продолжаются, а значит, люди и дальше будут бежать, бросая налаженную жизнь на родине...

Временное убежище в России имеют чуть более 228 тыс. чел. Почти 99% из них - жители Украины. Это люди, которые владеют русским языком и близки нам ментально, а по своей профессиональной подготовке выгодно отличаются от мигрантов-азиатов. Эксперты считают, что украинский ресурс Россия, все более остро испытывающая демографический кризис и недостаток рабочей силы, пока не сумела как следует использовать. И даже, похоже, осознать: решение вопросов с оформлением статуса беженца, временного убежища или иных форм легализации жителей соседней страны на всех этапах затягивается и усложняется.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Наталья ПЛАТОНОВА приехала в наш город из Донецка с мужем и маленькой дочкой. Муж - спортивный журналист, Наталья преподавала русский язык иностранцам в Донецком медуниверситете. Им повезло: в Петербурге нашлись знакомые, поставившие семью на миграционный учет по своему адресу, и это дало надежду на решение проблем, казавшихся нерешаемыми. По мнению Натальи, главная трудность переселенца в России - получение адекватной информационной и правовой помощи.

- Сначала мы попытались перебраться на новое место жительства в своей стране, но оказалось, что там мы, выехавшие из района боевых действий, тоже чужие, мигранты, - рассказывает Наталья. - Причем если здесь к нам относились по-доброму, сочувственно, то там - как к врагам...

В Петербург мы приехали в декабре 2014 года, когда статус временного убежища украинцам перестали выдавать. Как и все, оказались в подвешенном состоянии и в некоем информационном вакууме. Наверное, это естественно: в новой для себя среде ты не знаешь, куда пойти, как действовать, какие здесь законы... Кроме того, мы столкнулись с безалаберностью и некомпетентностью людей, которые в силу своих должностных обязанностей должны были нас консультировать.

Ни мужа, ни меня на работу здесь без статуса временного убежища не брали. Мы нашли работу в Интернете и решили, что будем зарабатывать таким образом на патенты, пока нам продлевают миграционный учет. Так прошло полтора года. Мы стояли в очереди на квоту на РВП. В Петербурге в ней только выходцев с Украины около 5 тысяч, а есть и другие (в год выделяется 1,4 тыс. квот, их раздают за полтора рабочих дня января. - Прим. ред.). Так что у нас были шансы получить разрешение на временное проживание, при некотором везении, только в 2018-м...

Осенью прошлого года я обратилась в Красный Крест. Показала юристу документы, она помогла составить прошение, мы с мужем сходили на собеседования - и уже в декабре нам выдали удостоверения о временном убежище. Муж сразу смог устроиться на работу (официально, по профессии). Дочь пошла в садик, сейчас занимается гимнастикой, участвует в соревнованиях.

А я стала искать пути, как окончательно легализоваться в России, то есть получить гражданство, минуя стадии РВП и ВНЖ. А найдя их, почувствовала возмущение: неужели инспекторы в миграционных органах не знали об этих путях? Или они просто не хотели, чтобы о них узнала я?

Мой отец ранее получил гражданство РФ по программе переселения. Но ни ему, ни мне не сказали, что в эту программу можно было вписать детей. Кроме того, никто не сообщил мне, что проще и быстрее всего получить российское гражданство по отцу - гражданину России через консульство РФ в Харькове. Я собрала документы и в апреле 2017 года поехала туда. Получила российский паспорт уже через 4,5 месяца.

Я поняла, что таких, как я, с родителями-россиянами, среди выехавших из Донбасса и Луганска очень много и они совершенно не знают, как им действовать. Теперь у меня в социальных сетях есть группа, где я выкладываю всю информацию по этой проблеме со ссылками и адресами. В консульство РФ из России уже съездили 102 моих земляка-переселенца, и все они получили положительное решение.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook