Главная городская газета

Битва с «матрешками»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Ленобласть: выходные без большегрузов

Движение грузовиков будет ограничено на 23 дорогах 78 региона, где поток автомобилей наиболее интенсивен. Читать полностью

В автобусах Ленобласти к оплате примут «Подорожник»

Вводить новшество планируется поэтапно, до конца текущего года. Каковы детали проекта?
Читать полностью

Гастролер в стаканчике атакует магазины Петербурга

Мороженое в Северную столицу откуда только ни везут - даже из Сибири. И надо понимать, что чем длиннее его дорога к прилавку, тем больше риска купить «неправильный» продукт. Читать полностью

«Меркурий» проследит за молоком?

«СПб ведомости» провели исследование молочного рынка и узнали что связывает штрих-код, шлагбаум и кишечную палочку. Читать полностью

Кто в должниках у ЖКХ, или развод по-петербургски

История с квитанциями, в которых числились долги по квартплате десятилетней давности, далека от завершения. Потому каждой из 418 тысяч семей, которые получили подобное извещение, стоит разобраться в вопросе и вооружиться некоторыми знаниями. Читать полностью

В Петербурге растет штраф за браконьерство

Инициативу согласовали на заседании комитета по законодательству ЗакСа. Читать полностью
Битва с «матрешками» | РИСУНОК Виктора БОГОРАДА

РИСУНОК Виктора БОГОРАДА

Факт, не укладывающийся в голове: четыре года, несмотря на грозные указания сменивших друг друга двух российских президентов, наши правоохранительные органы не могли установить собственников аэропорта «Домодедово». Вопрос возник в связи с терактом, произошедшим там в 2011 году. В уголовном деле были жертвы, но не было тех, кто нес персональную ответственность за безопасность воздушной гавани. Наконец, недавно Следственный комитет России объявил, что владельцы найдены и им предъявлено обвинение. Однако полной уверенности в том, что это именно они, все-таки нет. Подозреваемые упорно называют себя наемными менеджерами. Владелец же – кипрская компания, которая принадлежит фирме, зарегистрированной на острове Мэн. А кто владеет всей этой «матрешкой», неизвестно. Увы, для мировой экономики сегодня подобная ситуация вполне обычна.

Найти и рассекретить

«Спасибо деду за нейтралитет» – такую фразу, как уверяют некоторые шутники, швейцарские молодые люди могли бы писать на задних стеклах своих автомобилей. Крошечная горная республика уже более двух веков не слышит разрывов бомб и снарядов по простой причине: она стала мировым хранилищем... нет, не столько денег, сколько тайн, с ними связанных. В швейцарском банке имя владельца вклада «умирает» (конечно, бывают исключения, но они чрезвычайно редки), и нарушать покой этой «могилы» не дано никому.

Эпоха глобализации, однако, монополию на тайну нарушила. Сейчас в мире уже десятки таких «могил», называемых офшорными зонами. Крупный и средний бизнес (мелкому просто невыгодно) устремляется туда не только по причине налоговых льгот, но и в связи с соблазнительной возможностью спрятать там концы в воду. Через офшоры без особого труда прокачиваются сомнительные капиталы, владельцев которых установить почти невозможно.

И все это, между прочим, происходит совсем не вопреки воле национальных правительств. Те, кто пылает праведным гневом по поводу неизвестных хозяев «Домодедова», стыдливо не вспоминают (а может, и вовсе его не знают) приказ Минфина России # 108н от 13 ноября 2007 года, в котором для пользования льготным налоговым режимом отечественной экономике отводится 42 мировых офшора. В которых она, родимая, по большей части сегодня и пребывает.

Трудно поверить, что, отпуская наш ушлый бизнес в «налоговый рай», многомудрые финансисты не просчитывали возможных последствий. Но факт остается фактом: из «рая», где, по разным оценкам, зарегистрированы от 70 до 90% российских фирм, никто возвращаться не хочет. Призыв к деофшоризации, как и можно было ожидать, повис в воздухе.

Между тем юристы всего мира бьют тревогу: офшоры стали идеальной гаванью для мошенников. И вернуть оттуда спрятанные ими активы становится невероятно сложно. В рамках завершившегося недавно Петербургского международного юридического форума состоялся деловой завтрак, на котором представители разных стран поделились друг с другом опытом решения подобных задач.

Алгоритм действий, в общем, понятен. Для того чтобы изъять у мошенника активы, их надо сначала обнаружить и рассекретить (то есть привязать к конкретному лицу), потом принять обеспечительные меры (наложить судебный арест) и только тогда начинать слушание дела в суде по существу.

Прежде всего, как однозначно сделали вывод все выступавшие, необходимо правильно выбрать юрисдикцию – то есть ту страну, в которой будет рассматриваться дело против должника. Разумеется, произвольно это сделать нельзя – выбирать приходится лишь из тех стран, где у него располагаются активы либо он проживает сам. При этом желательно найти юрисдикцию, дающую максимальные возможности для успешной борьбы.

Учет тонкостей законодательства каждой страны (а активы ведь могут быть разбросаны по всему миру) – это, что называется, высший юридический пилотаж. Приходится, к примеру, быть готовым к тому, что судебный приказ о раскрытии информации, полученный в одной стране, в другой может быть не исполнен. Но есть, однако, любопытная закономерность. Не очень уважаемое нашими юристами англосаксонское («прецедентное») право при решении подобных задач оказывается более гибким, чем скованное массой условностей континентальное, по которому живем мы и большая часть Европы.


Не подчинишься – отнимем паспорт!

Английской юридической фирме PCB Solicitors удалось одержать победу в борьбе с «матрешкой». Ответчик, задолжавший 150 миллионов долларов, проживал в Великобритании. Его недвижимость, которую можно было обратить в счет погашения долга, находилась под контролем кипрской компании, та принадлежала компании на Виргинских островах, а она в свою очередь – компании на острове Джерси.

«В течение двух месяцев, – рассказал один из руководителей фирмы Стивен Филиппсон, – мы изучили дело, убедились в обоснованности претензий, узнали, где находятся активы ответчика. Они располагались в разных странах, и по постановлению нашего суда там на них был наложен арест.

Затем был получен ордер на обыск в доме ответчика. Удалось изъять много электронных носителей. В результате мы получили большой объем информации, который позволил связать ответчика и его активы. Однако информацию нужно было легализовать. И тогда мы вручили ответчику постановление о раскрытии информации об активах с условием, что, если в 24 часа это не будет исполнено, у него отберут паспорт. Он условие не исполнил, и паспорт отобрали.

Мы предупредили его, что, если он продолжит упорствовать, его арестуют за неуважение к суду. На третий день он понял, что окажется в тюрьме, и раскрыл информацию. В итоге мы, что называется, нашли «золотой слиток» – нам удалось арестовать активы значительно больше суммы иска».

«У нас такое невозможно, – заявил партнер австрийской юридической фирмы Wolf Theiss Клеменс Трауттенберг. – Вы не можете заставить кого-то раскрыть конфиденциальную информацию. Суд может выдать временный запрет на действия с активами, но для этого нужны обоснованные доказательства. Если запрета получить не удастся, активы могут быть сокрыты или перемещены.

В деле о должнике, не заплатившем налоги с 70 миллионов долларов, нам удалось доказать, что существует угроза сокрытия активов. Мы получили нелегальную информацию о нахождении денег на банковском счете. Но при рассмотрении дела не смогли заставить должника раскрыть эту информацию, и суд не дал постановления на арест.

Недавно нам впервые удалось через суд конфисковать компьютер с ворованной базой данных. Но суд этот компьютер забрал, и мы не получили доступа к нему – информацию нельзя раскрыть без согласия ее владельца! Австрия – безопасное место для мошенников. Да, мы тоже можем конфисковать паспорт у должника, но только по решению суда и не на предварительной стадии, а при рассмотрении дела по существу. А это очень сложно, ибо разбирательства могут длиться годами».

Кстати, конфискация паспорта не предусмотрена и в России. Вместо этого – подписка о невыезде, которую легко нарушить. Благодаря чему масса мошенников преспокойно скрываются вместе с «честно нажитыми» миллионами и миллиардами. Таким образом, мы «идем в ногу с цивилизованной Европой» – права преступников для нас важнее, чем права их жертв.


Изобличает... «Фейсбук»

Кое в чем, впрочем, мы еще «не в тренде». Для любого российского юриста очевидно: доказательства, полученные незаконным путем, сколь бы они ни были убедительны, суд во внимание не примет. В мире, однако, существует другая практика.

«Такие доказательства будут приняты нашим судом, если вы честно сообщили об их источнике, – заявил английский адвокат Стивен Бэйкер, ведущий дела на острове Джерси. – Если не сообщили, суд может их не принять».

«В Австрии то же самое, – подтвердил Трауттенберг. – Конечно, если доказательства добыты путем похищения, будет возбуждено уголовное дело, но суд все равно их примет. Не принимается только то, что добыто путем насилия или под пытками».

За океаном, судя по всему, юристы тоже не стесняют себя в средствах, широко используя то, на что у нас имеют право только правоохранительные структуры. Старший вице-президент американской компании Andrews Internаtional ДиСи Пэйдж не видит ничего зазорного в сборе доказательств с использованием разнообразных технических средств. Применяются, к примеру, специальные программы, позволяющие восстановить удаленную информацию. Тщательно изучается переписка по электронной почте и в социальных сетях. Обрывочные данные позволяют восстановить картину целиком.

В одном случае «помог» сын человека, активы которого долго не могли отыскать. На «Фейсбуке» мальчик разместил фотографию богатого дома на Майами-бич. Спецслужбам этот дом удалось найти. В другом случае жена «спалила» мужа, разместив на «Фейсбуке» фотографию банковского счета, на который тот перевел ей 15 тысяч долларов.

Подобная практика оказывается эффективной при ловле «крупной рыбы». Пример – дело против мэра бразильского города Сан-Паулу Паулу Малуфа. Украденные из казначейства десятки миллионов долларов он сначала вкладывал в брокерские компании Сан-Паулу, потом они оказывались в Нью-Йорке, оттуда переводились на счета на острове Джерси и через трастовую компанию возвращались в Бразилию, где попадали на фондовую биржу. Ворованные деньги использовались для совершения новых мошенничеств. Чтобы раскрутить эту цепочку, понадобились усилия юристов многих стран. Суд Джерси предъявил иск двум трастовым компаниям Малуфа на Виргинских островах. Прошли уголовные суды в США и на Джерси. Дело выиграно. Правда, взыскать удалось всего 10 миллионов долларов.

Впрочем, имеется успешный опыт борьбы и с «матрешками», созданными российским бизнесом. Бэйкеру приходилось как изобличать наших ответчиков, прятавших денежки в офшорах, так и представлять интересы крупных российских банков, оказавшихся «кинутыми» своими должниками. Работой с нашими судами мистер Бэйкер остался доволен – решения об арестах они принимают без проблем.

Пришлось ему принять участие и в нашумевшем деле Альфа-Банка против руководителя инвестиционной группы «Коперник» Александра Сенаторова. Практически впервые в российской юридической практике тогда был применен становящийся очень популярным на Западе (особенно в Англии) принцип снятия корпоративной вуали. Заключается он в том, что долг физического лица обращается на подконтрольные ему фирмы.

Сенаторов, задолжавший банку более 44 миллионов долларов, организовал шестиуровневую схему управления своими российскими активами (объектами недвижимости). Каждый из них принадлежал отдельному кипрскому офшору, он в свою очередь – офшорам на Британских Виргинских островах (BVI), все они вместе – кипрской компании «Джинталекс», а та – фонду на острове Джерси. Его учредителями стали две компании опять же с BVI, номинальным владельцем которых является независимое физическое лицо с Кипра. Акциями этих компаний и управлял Александр Сенаторов по договору траста, юридически не являясь владельцем, но по факту – настоящим бенефициаром (выгодополучателем).

Мещанский районный суд Москвы обратил взыскание на «неочевидные» активы, подконтрольные ответчику. Мосгорсуд с этим решением согласился. И господин Сенаторов расплатился за долги недвижимостью. Дело было в 2012 году, и юридическая общественность надеялась, что оно станет прецедентным. Но этого пока не случилось.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook