Главная городская газета

Я знал и труд, и вдохновенье…


Только на сайте
Свежие материалы Наследие

Сороковая высота

В карельских лесах у деревни Сяндеба в августе 1941-го погибли, защищая Ленинград, испанские добровольцы.

Читать полностью

Анархисты и власть капитала

«Миллионы пролетариев всего мира протестуют против казни. Сделаем все для спасения Сакко и Ванцетти! — написала «Ленинградская правда» девяносто лет назад, в августе 1927 года».

Читать полностью

Присоединение по принуждению

1917 год коренным образом изменил административное деление города.

Читать полностью

Дата «Заблуждения» Циолковского

У его проекта оказалось слишком много недоброжелателей.

Читать полностью

Топография революции

По словам инициатора и руководителя проекта доктора исторических наук Юлии Кантор, от рождения идеи до выхода книги «Вокруг Зимнего» прошло рекордно короткое время.

Читать полностью

Флотские дела Павла Петровича

Этой линейкой «Венский локоть» пользовался когда-то император Павел I.

Читать полностью
Реклама
Я знал и труд, и вдохновенье…  | Выставка, посвященная М.Н.Петай в Музее-Лицее, г. Пушкин, 2016г. ФОТО автора

Выставка, посвященная М.Н.Петай в Музее-Лицее, г. Пушкин, 2016г. ФОТО автора

Редакционное жюри под руководством генерального директора газеты «Санкт-Петербургские ведомости» Бориса Грумбкова определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга авторов лучших исследовательских работ.  Ниже мы публикуем текст одной из отмеченных жюри работ (в сокращенном виде).

VI региональная олимпиада по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга

ОУ: Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №530 с углубленным изучением предметов естественно-математического цикла Пушкинского района Санкт-Петербурга

Работу выполнила: Алёна Корнева, 9 класс

Научный руководитель: учитель истории и культуры Санкт-Петербурга школы № 530 Пушкинского района Людмила Борисовна Лёвочкина

Я знал и труд, и вдохновенье…
(Почетный гражданин города Пушкина М.Н. Петай)

«Есть  достоинство выше знатности рода,
 именно: достоинство личности»
А.С.Пушкин

Если бы меня спросили, что я считаю самым большим везением своей жизни, я бы ответила однозначно: место, где я живу. Это Царское Село, город Пушкин. Это не просто город Пушкин, а город Пушкина, провозгласившего «Отечество нам Царское Село», город-легенда, город-поэма, город, овеянный музами. Но великолепие дворцов, парков, замечательность нашего города были бы невозможны без его обитателей, как в прошлые времена, так и в настоящем. 

Данная работа посвящена жизненному пути, профессиональной и общественной деятельности Марины Николаевны Петай, заслуженному и отмеченному многочисленными наградами профессионалу, Почетному гражданину г. Пушкина, лауреату Царскосельской художественной премии, посвятившему себя высокому служению музейному делу, служению Александру Сергеевичу Пушкину. Изучение биографии выдающегося человека – одна из захватывающих тем в исследовательской работе.
Обычно к национальному достоянию относят памятники, музеи, театры и другие произведения искусства. Однако главным народным достоянием являются все же творческие люди, мастера, художники, чьим талантом, душой, руками создается все прекрасное вокруг нас.  М. Н. Петай с полным правом можно отнести к этой категории творцов.

Историк и искусствовед, выпускница Ленинградского  государственного университета, Марина Николаевна всю свою трудовую биографию посвятила музейному делу. Она и есть, тот самый «последний из могикан», руководитель послевоенного призыва, входившая в список легенд музейного дела. Более сорока лет своей жизни она посвятила этой работе, а именно - созданию Всероссийского музея А.С.Пушкина и его филиалов в Петербурге и Царском Селе. Далеко не каждому музейному работнику удается за свою жизнь открыть хотя бы один новый музей. Марина Николаевна директор из той обоймы руководителей, которым, прежде чем открыть музей, приходилось сначала воссоздать саму постройку, а потом уже браться за творчество и науку.

Интеллигентный, умный, отзывчивый человек, Марина Николаевна считала своим долгом участвовать в общественной жизни, помогать людям, неслучайно она долгие годы избиралась депутатом районного Совета, была членом различных комитетов и комиссий. И люди отвечали ей признательностью и благодарностью.

Как становятся директорами такого уровня? Как люди достигают подобных профессиональных высот? Об этом, опираясь на воспоминания  коллег и  родственников Марины Николаевны, на документы из архива Царскосельского музея - Лицея  я  и попытаюсь рассказать.

 Музейных работников не отнесешь к людям известным, ведь они трудятся в тиши своих фондов и хранилищ. Поэтому имя Марины Николаевны Петай широко известно работникам культуры, но мало знакомо большинству из нас. Что мы знаем об этой удивительной женщине,  которой суждено было прожить интересную, творческую жизнь, наполненную любовью к А.С.Пушкину? Задав этот вопрос своим сверстникам, школьным учителям, знакомым, я поняла - история жизни М.Н. Петай известна лишь небольшому кругу людей – истинным знатокам истории Царского Села и  музейным работникам.

Проблема исследования: благодаря чему Марине Николаевне Петай удалось достичь столь высокого и авторитетного положения в своем профессиональном сообществе? Почему ее называют легендарным директором?

Гипотеза исследования: успеху М.Н.Петай способствовал целый комплекс факторов: незаурядные личные качества, выдающиеся организаторские способности,  высокий профессионализм, огромный талант музейного руководителя.

Объектом данного исследования является история жизни, профессиональная и общественная деятельность директора Всесоюзного (Всероссийского) музея А.С.Пушкина М.Н. Петай.

Цель исследования – поиск и обобщение информации о жизни, творчестве, профессиональной и общественной деятельности М. Н. Петай.

Чтобы достигнуть поставленной цели, необходимо решить следующие задачи:
1. Обобщить, систематизировать и проанализировать все имеющиеся материалы, посвященные биографии М. Н. Петай;
2. На основе анализа  источников и воспоминаний коллег оценить вклад М. Н. Петай в развитие не только отечественного, но и мирового музееведения;
3. Выявить важнейшие факторы в биографии М. Н. Петай, которые повлияли на формирование  ее незаурядной  личности. 
Методы исследования: поисково-исследовательский,  системно-обобщающий,  метод опроса.

Актуальность моей работы  подтвердили результаты опроса: из 195  учащихся старшей школы 192 респондента (98%)  оказались не знакомы с именем М.Н. Петай – Почетным гражданином города Пушкина, заслуженным работником культуры России, директором Всесоюзного музея А.С. Пушкина, с 1988 г. - директором музея – Лицея.  В связи с такими «плачевными» результатами, рекомендую данную работу использовать на уроках литературы, истории, краеведения и классных часах, она может быть полезна тем, кому дорого имя великого русского поэта А.С. Пушкина.

Тема моей работы актуальна еще и потому, что в 2017 году отмечается не только 200-летие первого выпуска Царскосельского Императорского Лицея  и 100-летие  последнего лицейского выпуска, но и 180-летняя годовщина гибели А.С.Пушкина.

Работа была непростой в связи с малочисленностью и фрагментарностью источников, основана на материалах из интервью с коллегами.  Наиболее полезным в процессе работы  оказалось общение с дочерью М.Н. Петай – Ларисой Харальдовной Пуговкиной, коллегами по музейному делу: Сергеем Михайловичем Некрасовым – директором Всероссийского музея А.С,Пушкина; Еленой Георгиевной Статьиной - ведущим научным сотрудником Всероссийского музея А.С. Пушкина; Давыдовой Натальей Алексеевной – сотрудником историко-литературного музея г. Пушкина; Павловой Светланой Васильевной - Заслуженным работником культуры России, главным хранителем литературной экспозиции «Живем мы памятью Лицея» Всероссийского музея А.С. Пушкина.

Помимо прямых источников я опиралась на некоторые источники, имеющие косвенное отношение к рассматриваемой проблеме, но помогающие более глубоко вникнуть в историческую ситуацию.

Глава 1.  От первого урока к первому музею

«Из числа всех титулов,
 для меня самый дорогой –
 называться порядочным человеком».
М.Н.Петай

Одним из важнейших факторов, сказавшихся на формировании личности М.Н. Петай, было само происхождение. Из воспоминаний дочери М.Н.Петай  Ларисы Харальдовны  Пуговкиной:
«Родилась Марина Николаевна Петай (урожденная Иванова) 7 мая 1928 года в семье коренных петербуржцев. Семья проживала в доходном доме В.Ф. Краевского на улице Чехова 3. Мама, Елена Игнатьевна Лузина и отец, Николай Николаевич Иванов особых постов не занимали. Были простыми служащими. Однако, известно, что мамины родители были из дворян. Отец Елены Игнатьевны занимал высокую должность по военному ведомству, был начальником артиллерийских складов в Петербурге, а мать окончила институт Принца Ольденбурского».

Но, кто, же будет говорить о дворянских корнях в 30-е – 40-е годы прошлого столетия? Поэтому особых подробностей о ее аристократическом происхождении Марине не рассказывали. «Воспитание в семье Марина получила хорошее. В 1936 году она поступила в 1-й класс школы №14, которая располагалась в здании Литейной женской гимназии на улице Некрасова д. 15А. В школе училась только на «отлично». Была активисткой и заводилой в своем кругу со школьной скамьи. Не сбылась, правда, мечта стать пианисткой, о чем сильно жалела. Музыкальную грамоту и уроки игры на фортепиано ей преподавал надомный репетитор. Была надежда и на успешное продолжение обучения в музыкальном училище. Но война изменила все планы».

22 июня 1941 года жизнь всех советских граждан поменялась в одночасье. Началась война, враг окружил город.  Все 900 дней блокады вместе с семьей Марина Николаевна пережила в Ленинграде, в своем доме.

Блокадники - это не только взрослые, защищавшие город, работавшие не покладая рук, помогая выжить в голоде, холоде, бомбежках. Это еще и дети. Дети войны, дети блокадного Ленинграда - особое поколение. Их жизненный опыт и страдания можно определить как достояние, имеющее особое нравственное значение. Юным ленинградцам - детям блокадного города пришлось вместе со взрослыми перенести всю трагедию осажденного города: они вставали к станкам на военных заводах, дежурили и тушили зажигательные бомбы на чердаках, выращивали овощи на полях совхозов, ухаживали за ранеными и больными.  Более пяти тысяч ленинградских подростков за мужество и героизм, проявленные в дни блокады были награждены медалями за оборону Ленинграда. В их числе была и Марина Николаевна Петай.

Иногда, делясь с дочерью пережитым, сама удивлялась, как только не сошла с ума, от всего увиденного?

Из воспоминаний Марины Николаевны Петай своей дочери:
«Зима 1941-1942 года была очень тяжелой для жителей Ленинграда: голод, холод. Страх и ужас остался в моем сердце  глубоким шрамом. Во время войны мы часто находились на крышах и сбрасывали с них зажигалки, чтобы дом не загорелся. А вечером сидели и смотрели, куда падают бомбы. В апреле и мае ходили по домам и собирали детей, которые оставались живы. Летом 1942 года надевали на себя пальто, так как было холодно, хотя на улице стояла жара. Учиться начали в октябре 1942 года. В классе света не было, стояла круглая печка, которая немного обогревала класс. В школе были созданы первые дружины тимуровцев для ухода за ранеными и нуждающимися в помощи. Меня выбрали председателем одной из дружин. Весной 1943 года я со своими одноклассниками сажала картошку в Летнем саду.  И не один кустик не был выкопан, несмотря на голод. А еще у нас были замечательные педагоги. Учительница по истории говорила, что любой из нас может подойти перед уроком и сказать, что не выучил урок, но в субботу надо было все сдать. И историю мы знали очень хорошо – лучше других предметов».

Блокада – это второй важный фактор, который сказался на формировании личности Марины Николаевны. Именно блокада сформировала тот титановый стержень воли и нравственности, на который и нанизывались все остальные черты и свойства ее характера.

Дальше были университеты. «После окончания школы в 1947 году Марина Николаевна поступила на искусствоведческое отделение исторического факультета,  Ленинградского государственного университета.  В 1950 году вышла замуж за Харальда Петровича Петай, моряка, капитана, участника многих  научно- исследовательских экспедиций».

В 1952 году, после окончания университета, Марина Николаевна получила распределение в Государственный Русский музей, где работала  научным сотрудником, вела экскурсионную деятельность, участвовала во многих экспедициях по Ивановской, Мурманской, Архангельской и других областях. До 1962 года, десять лет, научную работу совмещала с активной общественной, комсомольской и партийной работой.

Из воспоминаний Ларисы Харальдовны Пуговкиной:
«Проработав 10 лет в Русском музее мама обратилась к творчеству А.С. Пушкина, и это был, конечно же, самый «счастливый билет» в ее жизни. Затем, на какое-то время показалось, что партийная работа ей ближе по духу. Ушла из музея инструктором идеологического отдела  Дзержинского райкома партии. Но эксперимент продлился не долго. Спустя три года, маму рекомендовали на пост директора Всесоюзного музея А.С.Пушкина».

Глава 2. Главное дело жизни

«Пока душа не обезумела и Пушкин в ней –
душа жива»
Е.Евтушенко

В январе 1965 года М.Н. Петай становится директором Всесоюзного (Всероссийского) музея А.С. Пушкина, который ведет свою историю с 1879 года. Богатейшее собрание музея складывалось на протяжении многих десятилетий, но его первоосновой является пушкинская коллекция Императорского Александровского (бывшего Царскосельского) Лицея, в стенах которого и был создан первый в России Пушкинский музей.

В 1953 году Постановлением Правительства весь комплекс музейной пушкинианы был выделен из системы Академии наук в самостоятельное учреждение - Всесоюзный (с 1992 года - Всероссийский) музей А.С.Пушкина. Сегодня Всероссийский музей А. С. Пушкина включает в себя шесть музейных объектов. Четыре из них занимают исключительное место в системе пушкинских музеев России и дают полное представление о жизни и творчестве великого поэта. 

В бывшем доме князей Волконских на Мойке, 12, находится Мемориальный Музей-квартира А. С. Пушкина. Здесь поэт провел последние, самые драматичные, месяцы жизни. На двух этажах главного здания особняка открыта Основная литературно-монографическая экспозиция «А. С.Пушкин. Жизнь и творчество», где можно увидеть личные вещи поэта, его прижизненные портреты, редкие изобразительные, книжные и рукописные материалы пушкинского времени.

Пять лет шла уникальная реставрация этого исторического здания. Руководил  реставрационной группой архитектор Константин Александрович Кочергин.

Для Марины Николаевны, как и для многих поколений советских людей,  второе рождение музея-квартиры поэта было мечтой. И она осуществилась! Все постройки, относящиеся к дому № 12 по набережной Мойки, объединились в музейный ансамбль: основное здание, оба флигеля, бывшие конюшни.

Из воспоминаний М.Н.Петай:
«Все мы, весь наш коллектив, а работали  здесь большие энтузиасты, много лет добивался создания завершенного комплекса — культурно-просветительного Пушкинского центра, куда квартира входила бы лишь частью. Музей на Мойке сегодня  располагает выставочными и концертно-лекционным залами, современно оборудованной научной библиотекой, хранилищами многотысячного фонда.
Ленинградцы создали группу содействия реставрации. В газетах и по радио сообщалось, какие работы предстоит выполнить. Добровольцев всегда собиралось много. К Мойке шли группами, целыми семьями. Шли не только жители нашего города. Выло много приезжих — туристов Москвы, Харькова, Ташкента, других городов. Добровольные строители вынесли и погрузили тонны мусора. Я никогда раньше об этом не задумывалась, а теперь уверена: туристы могут быть большими помощниками общества охраны памятников истории и культуры».

Реставраторам пришлось нелегко, поскольку, этот дом пережил не одно столетие. Это один из первых кирпичных домов времен Петра I, построенный в 1727 году для секретаря кабинета И. А. Черкасова. В 40-е годы XVIII столетия он перестраивался (предположительно автором проекта был Доменико Трезини) в дворцовое помещение с дворовыми флигелями и конюшнями. В начале прошлого века дом капитально перестраивался. Менялась архитектура, фасад, надстраивались флигели. Была возведена парадная лестница.

В 1887 и 1899 годах в Городской думе поднимался вопрос о покупке дома казной. Однако ответ был отрицательный: нет средств. К тому времени многочисленные вывески обезобразили фасад. В доме размещались «Англо-русская конюшня», лавочка в застроенной подворотне, велосипедная мастерская. Главное здание арендовали Дворянский земельный банк, канцелярия контроля Николаевской железной дороги.

Передовая часть общества боролась за сохранение памяти о Пушкине. В1880 году на фасаде была установлена мраморная доска. В юбилейный 1899 год был создан Пушкинский дом при Российской Академии наук, оказавший большое влияние на идею организации мемориального музея. Представители передовой интеллигенции хотели отметить 100-летие со дня рождения Пушкина созданием в доме гимназии и реального училища, потом женских курсов. Однако — все тщетно. В 1908 году на короткое время в доме на Мойке, 12 размещалась выставка, организованная «Союзом русских художников». Её устроители — Бенуа, Бакст, Добужинский — одну из комнат посвятили памяти Пушкина. Вызвала она огромный интерес у посетителей.

В начале 1920-х годов, несмотря на тяжелейшее экономическое положение в молодой Стране Советов, Пушкинский дом принял меры по созданию музея поэта.

Из воспоминаний М.Н.Петай:
«В 88-ю годовщину гибели Пушкина, 10 февраля 1925 года состоялось собрание, положившее начало традиции, которая с тех пор свято соблюдается. Члены общества «Старый Петербург — новый Ленинград» решили восстановить сначала одну, но главную комнату — кабинет Пушкина, где он работал и где скончался. Здесь был установлен бюст поэта скульптора  Витали. Музей-квартира открылся в 1937 году. Он располагался в семи комнатах, восстановленных, как казалось тогда, в их первоначальной планировке. К тому времени возвратились сюда некоторые личные вещи Пушкина и его семьи. Мы все привыкли к «старой» квартире поэта, полюбили ее, а теперь перед нами анфилада словно других, нарядных комнат с нежной окраской стен... Прежняя квартира выглядела как-то иначе. И грешила неточностью. Это показала многолетняя исследовательская работа многих-многих людей. В 1937 году невозможно было провести серьезные археологические исследования здания. Неверно также были истолкованы литературные источники. Поэтому принятые решения по планировке квартиры оказались не совсем точными, а в некоторых случаях и ошибочными.
Теперь был проделан большой комплекс археологических исследований дома, тщательно изучались документы, историческая справка, составленная в 1974 году, на подготовку которой ушло много лет; исследования И. П. Бенуа, Е. П. Дмитриева, К. Д. Халтурина. Мы прослушивали стены, зондировали их, вскрывали.
Находки оказались самыми неожиданными. Давно обратили внимание на небольшой размер столовой, которую в воспоминаниях современников Пушкин нередко называл залою. Оказалось, что деревянные перегородки, отделяющие эту комнату от бывшей буфетной с чуланом, установлены позднее и на другом месте. Прежняя, которая существовала при Пушкине, делила смежные помещения иначе: столовая имела не два, а три окна, буфетная — на одно меньше.
Все комнаты квартиры по анфиладному принципу были проходными. Гостиную с кабинетом соединяла дверь. Однако ею не пользовались, со стороны кабинета ее заставили книжными полками. Снимая один за другим позднейшие настенные слои, архитекторы и художники добрались до первоначального (реконструкция 1806 г.). Их плоскости, как, оказалось, разбивались на отдельные прямоугольные панели (зеркала). Детальное исследование и расчистка стен дали возможность определить первоначальную окраску стен. Под поздними слоями были обнаружены части архитектурных деталей. Они помогли восстановить интерьер в первозданном виде. Тщательное изучение документов показало, что в комнатах лежал паркет, а не доски.
Когда А. С. Пушкин въехал в квартиру, дом принадлежал таким именитым, богатым людям, как Волконские. Второй этаж сдавался внаем крупным сановникам.
Архитекторы и художники не ставили перед собой задачу воссоздать жилые помещения Волконских — важно было придать анфиладе комнат черты Пушкинского времени. Что здесь будет? Наш основной фонд — 47 тысяч экспонатов. Многое, очень ценное, не вошло в основную экспозицию. Живопись, графика, произведения прикладного искусства. Музей располагает портретами детей поэта, современников, в том числе друзей-декабристов. У нас прекрасная пушкиниана в живописи. Репин и Айвазовский, Кончаловский и Ульянов, Соколов-Скаля... «Пушкин на лицейском экзамене», «Прощай, свободная стихия», «Пушкин в Михайловском», «Пушкин на балу», «Осенняя пора, очей очарованье»... Таким богатством не владеет в стране ни один музей».

Два музея располагаются в г. Пушкине: Мемориальный Музей-Лицей (ул. Садовая, 2), где учился юный А.С. Пушкин, и Мемориальный Музей-дача в бывшем доме А. К. Китаевой (ул. Пушкинская, 2/19.), где поэт жил с молодой женой с мая по октябрь 1831 года. 

В пушкинскую музейную тему органично включаются Музей-усадьба Г. Р. Державина (наб. Фонтанки, 118) и Мемориальный Музей - квартира Н.А. Некрасова (Литейный пр., 36).      

Богатейшее собрание музея складывалось на протяжении столетий. Сегодня музейные фонды обладают уникальной коллекцией — более 200000 единиц. В 1997 году Указом Президента Российской Федерации Всероссийский музей А. С. Пушкина отнесен к особо ценным объектам культурного наследия России.

Название «Всероссийский» соответствует сущности музея, его огромной популярности, характеру его массово-просветительской и выставочной работы, содержанию и ценности его фондов.

Из рассказа Ларисы Харальдовны  Пуговкиной:
«Каждый из музеев был оригинален. Музей в церковном флигеле Екатерининского дворца (его экспозицию разработали С.С. Ланда, Т.К. Галушко, Н.И. Грановская и художник Т.Н. Воронихина) был основан только на подлинных материалах пушкинского времени. Таким образом, мама с коллегами отказались от бытующего в литературных музеях приема, при котором жизнь и творчество писателя раскрываются через документы и картины разных эпох. В создании музея–квартиры на Мойке 12 была поставлена задача воссоздать подлинную обстановку квартиры, а это значит, помочь людям почувствовать атмосферу дома и того душевного мира, в котором находился поэт в последние дни своей жизни. Особенное значение имели подлинные вещи. В 1837 году, в момент смерти Пушкина, Жуковский остановил часы в 2.45 пополудни. Пушкина не стало, но остались вещи – немые, но все, же свидетели. Удивительную способность вещей передавать ощущение памяти,  надо сохранять  на долгие годы. Так, например, экспозиция Музея-дачи поэта окрашена, если можно так сказать, в цвет надежды: в конце мая 1831 года, поэт живет здесь с молодой любимой женой. В доме на Мойке, 12 – горькое свидетельство тому,  в каком гордиевом узле противоречий оказался поэт в последний год своей жизни. Вообще, принцип М.Н. Петай – не давать в экспозициях повторов. Открыв, например, в 1967 году литературно-монографическую экспозицию в Екатерининском дворце, над восстановлением Лицея она работали уже в плане историко-мемориальном, бытовом. В 1980-х годах реставрировался дом Волконских на Мойке, 12. Этот дом имеет сложную и интересную историю – несколько раз он переходил из рук в руки, перестраивался. Была поставлена цель – восстановить его в том виде, в каком он был на 1836 год, когда в этом доме поселилась семья Пушкина. Чтобы это было возможным, группа научных сотрудников музея  пять лет провела в архивах Москвы и Ленинграда, подняла все архивы владельцев дома на Мойке. В результате этого поиска и научных обоснований архитекторы получили возможность приступить к составлению проекта дома.».  

За доблестный труд коллектив Всесоюзного музея А.С.Пушкина, которым руководила М.Н. Петай, в 1975 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Марине Николаевне присвоили звание «Заслуженный работник культуры РСФСР». Она все отшучивалась. «Я,- говорила М.Н. Петай,- всю жизнь строителем работала. Строила Лицей, потом Музей-квартиру Некрасова, Музей-дачу Пушкина перестраивала, потом была грандиозная стройка на Мойке 12. Правильнее было бы наградить меня званием «Заслуженный строитель РСФСР».

Чувство юмора в высшей степени характеризовало Марину Николаевну. Во время напряженного обсуждения какой-либо очередной производственной проблемы все помнили ее шепоток: «Постойте, хватит о работе. Давайте лучше я вам новый анекдот расскажу».

Рассказывала она потрясающе, разыгрывая действие в лицах, после чего присутствующие приобретали заряд бодрости на целый день.

Из воспоминаний Ларисы Харальдовны Пуговкиной:
«Большую часть жизни мама провела в музеях. Они говорила, что работа в музее это не профессия, а образ жизни, так как музей это место, где каждый может найти свое призвание. Не случайно, люди, которые начинают работать в музее, либо сразу уходят, либо остаются навсегда. Несмотря на все звания, ордена и медали, несмотря на то, что маму называли легендарным директором - она была крайне простым в общении человеком. Ей было все равно, говорит ли она с премьер-министром какой-нибудь страны, а ей приходилось общаться с людьми такого уровня, так как она была членом международного Совета музеев или же, когда работала в Русском музее, ей приходилось ездить с фольклорными экспедициями по деревням и общаться с простыми людьми. Для нее разницы не было никакой, она одинаково могла легко и свободно говорить как с трактористами, или механиками, так и с различными писателями и президентами. Она обладала талантом располагать к себе людей.
Мама обладала артистическим даром и тонким чувством юмора. Эти качества она унаследовала от отца, который тоже отменно актерствовал - участвовал в театральных кружках и даже пробовал себя в труппе Александринки. Только чувство юмора и спасало нашу большую семью, жившую в трехкомнатной малогабаритной квартире (ул. Ленинградская, д.57/39), в которой, впрочем, никогда не было ссор, а из трудных ситуаций умели выходить, прибегая к юмору и шутке.
 У Марины Николаевны было много друзей, люди всегда к ней тянулись. Она умела работать с людьми. Марина Николаевна не обращала внимания на всякие мелочи, не скандалила. После всех ужасов, которые она пережила во время блокады, она ценила каждого человека и любила жизнь.
Мама работала со многими известными людьми: 
 директором Всероссийского музея А.С.Пушкина Сергеем Некрасовым, директор Эрмитажа Михаилом Пиотровским, директором Русского музея
 Владимиром Гусевым, первым хранителем музея-Лицея М. П. Руденской и многими-многими другими. В музее Пушкина у Марины Николаевны научным сотрудником работал Иосиф Бродский, там же он писал свои стихи. Одно время вместе с ней  работал журналист и корреспондент Александр Невзоров».

Из воспоминаний Елены Георгиевны Статьиной:
«Позиции музея Марина Николаевна отстаивала мастерски. Так же мастерски она и руководила коллективом, в котором все члены команды были единой группой, понимали и принимали её идеологию, служили общему делу, общим со своим директором целям и устремлениям. Но авторитаризма в ней никто не наблюдал. Это было просто настоящее искусство управления. Крайне редко она могла разгорячиться, вспылить. И уж тем более грубой, несдержанной её не видели никогда. Она могла быть и твердой, и строгой, и жесткой. Хотя, она никогда не была костным, застойным человеком. У нее были свои вкусы, свои взгляды. Что-то она любила, что-то не принимала. Но она всегда понимала, что жизнь идет, развивается, в своем русле, в своем направлении. И вела музей таким образом, чтобы интересы его были всегда соблюдены. Как только появлялись какие-то новшества, какие-то сведения о «новых музейных технологиях»,  Марина Николаевна всегда стремилась в музее реализовать те или иные свежие и перспективные идеи. Конечно, были и сложности, были и проблемы. И не всегда, может быть, у нее все складывалось и получалось, так как ей хотелось. Но одно было, самое главное - она была несомненным лидером, она была очень ярким лидером. Она умела отстаивать интересы своего музея. Она умела отстаивать свою позицию, умела убеждать».

Вот и еще одна важная черта характера - быть хорошим дипломатом и психологом, умеющим защитить свои принципы и убеждения, не ущемляя чужих интересов.

Кто-то может подумать, что Марина Николаевна была просто роботом, нацеленным на выполнение партийного задания или своей служебной задачи. Совсем нет. Она была живым, простым и очень доступным человеком. Настолько доступным, что иногда её доступность, отзывчивость и участливость просто удивляли близких, если не сказать больше.

Из воспоминаний Ларисы Харальдовны Пуговкиной:
«Мама постоянно куда-то бежала, звонила, писала, чтобы помочь кому-то, чтобы выручить или поддержать. Разумеется, все это делалось просто так, без какой либо корысти или просчитанной выгоды. Это делалось потому, что так велела ее совесть, потому, что слова человечность, порядочность, добросердечие были памятны ей еще по дням ленинградской блокады.  Особенно тяжело было наблюдать все это в последние годы, когда здоровье Марины Николаевны начало сдавать, а она все продолжала так же активно и настойчиво вести свою линию на самоистощение. Буквально за несколько дней до трагической развязки она очередной раз пустилась в хлопоты в связи со звонком из Баку. У знакомых заболел ребенок. Как отказать? Нужно было хлопотать по организации приезда семьи в Санкт-Петербург, хлопотать о решении вопроса лечения иностранного гражданина в России, о поиске нужных специалистов, о выделении больничного места, о записи на операцию».

Саму Марину Николаевну болезнь прихватила в Москве, во время нахождения в служебной командировке. Срочно госпитализировали. За неполные три недели пребывания в реанимации было сделано восемь операций. К сожалению, без успеха. 25 октября 2007 года Марины Николаевны Петай не стало. С её уходом прервалась целая историческая эпоха, характеризующаяся выдающимися достижениями в духовно-нравственном воспитании и просвещении многих и многих поколений наших сограждан. 

Глава 3. Дом Пушкина в Царском Селе

Здесь лежала его треуголка
И растрепанный том Парни
А.Ахматова.

В написании этой главы мне помогала Елена Георгиевна Статьина, ведущий научный сотрудник Всероссийского музея А.С. Пушкина, коллега и близкая подруга  М. Н. Петай. Кроме исторических данных о создании Лицея-музея  Елена Георгиевна предоставила документы и фотографии из  архива Музея-Лицея.

Устройство мемориала в стенах бывшего Царскосельского Лицея было давней мечтой многих истинных патриотов и ценителей литературной славы России. В 1843 году Лицей, неразрывно связанный для нас с воспоминаниями о Пушкине, из Царского Села был переведен в Петербург. Лицейское здание, переданное дворцовому ведомству, перестроили под квартиры дворцовых служащих.

Под руководством архитектора Д. Ефимова в трех нижних этажах было сделано 14 квартир. Колонны в зале были сняты. Исчезли Большой зал, учебный класс, библиотека. На четвертом этаже устроили 16 номеров (видимо, гостиничного типа). Дощатые полы заменили паркетными. Ликвидировали каменное крыльцо парадного входа со стороны Лицейского переулка. Парадный вход оказался со стороны Дворцовой площади. Примерно в таком виде здание использовалось в течение столетия.

С 1843 по 1917 годы  здесь жили лица высочайшего двора. Среди них – первый попечитель Лицея принц Петр Георгиевич Ольденбургский; фрейлина графиня Екатерина Федоровна Тизенгаузен, внучка М.И. Кутузова; фрейлина Александра Васильевна Жуковская, дочь знаменитого поэта В.А. Жуковского; великий князь Николай Николаевич (старший), сын Николая I, женатый на принцессе Александре Петровне Ольденбургской.

Многие годы ничто не напоминало о Лицее. Однако еще в дореволюционное время большие почитатели А.С.Пушкина, понимая ценность и значительность царскосельских мест, воспетых поэтом, думали о превращении Царского Села в город  воспоминаний об А.С. Пушкине.

Об интересе к Лицейскому зданию в связи с Пушкиным свидетельствует появившаяся в 1910 г. в газете «Русские ведомости», № 232, заметка «Дом Пушкина в Царском Селе». В ней говорилось: «Где именно жил Пушкин, где была его комната № 14 в лицейском общежитии, – установить в настоящее время невозможно: хотя известно, что комната эта была в четвертом этаже, с окном в Лицейский сад. Однако после перевода Лицея в Петербург (в 1843 г.) здание его было настолько перестроено, что найти эту комнату не представляется возможным. В настоящее время в бывшем здании Лицея находятся квартиры чинов придворного ведомства, в четвертом этаже, где была комната Пушкина, теперь живет прислуга этих чинов».

Новый этап в отношении к творческому наследию поэта, к местам, связанным с его жизнью и творчеством, возник после Октябрьской революции. Одним из первых постановлений Советского государства было постановление Совета народных комиссаров от 17 марта 1922 г. о создании Пушкинского заповедника.

Лицейское здание продолжало оставаться жилым помещением.

В 1918 году в здании Лицея жил писатель, первый нарком просвещения А.В. Луначарский. В 1920-х гг. сюда переселился известный историк, краевед, литературовед Н.П. Анциферов, который установил и доказал местоположение комнаты Пушкина в Лицее. Это исследование было произведено им летом 1928 г. В 1926–1927 гг. в Лицее жил поэт, переводчик О.Э. Мандельштам, к которому часто в гости приходила А.А. Ахматова. С 1928 по 1936 г. здесь жил художник К.С. Петров-Водкин, написавший в Лицее многие картины, среди них «Тревога», «Весна», «Смерть комиссара», «Пушкин читает стихи», «Пушкин в Болдине». В лицейской квартире К.С. Петрова-Водкина бывали известные поэты, писатели, художники, композиторы, певцы и музыканты: В. Шишков, А. Толстой, К. Федин, И. Эренбург, О. Форш, А. Белый, А. Ахматова, В. Мейерхольд, В. Богданов-Березовский, А. Остроумова-Лебедева, И. Козловский и многие другие деятели искусства и культуры.

Приближался 1937 год. Шла подготовка к 100-летию со дня гибели А.С. Пушкина. 9 февраля 1937 г. ЦИК СССР принимает постановление о переименовании города Детское Село в город Пушкин. Сохранился документ, в котором Пушкинский городской Совет возбуждает вопрос «об освобождении помещения Лицея и об открытии в нем образцовой школы десятилетки имени А.С. Пушкина».

В нижнем этаже Екатерининского дворца был устроен музей лицейских лет поэта.

4 августа 1938 г. в газете «Большевистское слово» была напечатана статья «Сохранить памятники пушкинских мест» за подписями членов Пушкинского общества А. Толстого, Ю. Тынянова, В. Шишкова и других известных деятелей культуры. В 1939 году Инспекция по охране памятников Ленгорисполкома поручила архитектору И.А. Бартеневу составить историческую справку по зданию бывшего Царскосельского Лицея. На основе найденных документов архитектор сделал вывод: «Данные, которыми мы располагаем, позволяют восстановить здание в том виде, в котором оно находилось при Пушкине». На последнем листе исторической справки стоит дата: 20 февраля 1941 год.

Пройдет немного более полугода, и для жителей г. Пушкина наступят страшные дни. Лицей с его толстыми стенами, глубокими подвалами стал одним из основных зданий, где укрывалось население. С началом оккупации в лицейском здании находилась испанская дивизия, часть помещений были задействованы под склады боеприпасов.

Город Пушкин был освобожден 24 января 1944 г. На лицейском здании лейтенант Иван Свиридюк водрузил красный флаг. Страшное впечатление производил освобожденный Пушкин. Фашисты подготовили город к полному уничтожению, разместив повсюду взрывные устройства. Среди зданий, представляющих особую опасность, был и Лицей. На первом этаже у окон, выходящих на улицу, лежали наготове 8 шлагбаумов и 5 противотанковых мин для перекрытия улицы.

Был получен приказ в первую очередь разминировать дворцы и Лицей.

Через несколько часов после освобождения города из Ленинграда прибыли сотрудники Ленинградского радиокомитета. Среди них была Ольга Берггольц. В очерке об этой поездке она рассказала: «В Лицее нет ни одной рамы, но Лицей все же цел, и церковь лицейская цела, и это просто удивительно! Мемориальные доски на Лицее на месте и даже дощечка, висящая у Лицея с мирного времени, «Автобус № 3. Пушкин – Ленинград», непостижимым образом осталась цела. Она скоро опять пригодится нам: ведь путь от Пушкина до Ленинграда вновь свободен!».

С первых же дней после освобождения города от фашистских захватчиков комната А.С.Пушкина была превращена в своеобразный музей. На фасаде появилось единственное полностью остекленное окно – окно комнаты Пушкина, в которой поместили барельеф поэта, найденный среди развалин дворца. Нашли два стула пушкинской поры. На столе были разложены сохранившиеся с довоенного времени виды парка, любимого Пушкиным. На ящике, задрапированном мешковиной, стояла бронзовая статуя «Девушка с кувшином», которую сюда бережно принесли бойцы МПВО, освободив скульптуру из временного убежища под землей. По воспоминаниям очевидцев, у Лицея часто останавливались машины направляющихся на фронт войсковых частей, и бойцы поднимались на верхний этаж, «к Пушкину», как они говорили.

В 1945 году открылся Екатерининский парк. Статуя «Девушка с кувшином» возвратилась на историческое место. В город стали возвращаться музейные сотрудники. Общественность вновь заговорила об открытии в здании Лицея музея. Необходимо было искать новые материалы для пушкинской выставки. За помощью обратились в Пушкинский Дом. При его поддержке в пяти комнатах на четвертом этаже была создана выставка «Пушкин–лицеист». Затем были отремонтированы новые помещения на четвертом этаже Лицея, и следующий год отмечен созданием большой выставки «Пушкин в Царском Селе». 13 марта 1946 г. вышло постановление Совета народных комиссаров Союза ССР о передаче здания Лицея в ведение Академии наук СССР и создании здесь музея. Президентом Академии наук СССР в то время был С.И. Вавилов. Он хотел превратить г. Пушкин в уникальный памятник русской истории и литературы, в академический гуманитарный центр мирового значения – «Русский Веймар». Но послевоенная разруха оказалась серьезным препятствием для восстановительных работ в пригородах Ленинграда.

В 1949 году исполнялось 150 лет со дня рождения А.С. Пушкина. Перед коллективом Академпроекта и автором проекта реставрации Лицея архитектором Л.М. Безверхним стояла задача восстановления Лицея как памятника, связанного с именем поэта. В первую очередь в план реставрации входило приведение в порядок внешнего вида здания, восстановление Большого зала, лицейской комнаты поэта. Так, в 1946–1949 гг. стала осуществляться давняя мечта о создании здесь мемориального музея.

10 июня 1949 года в торжественной обстановке состоялось открытие музея-Лицея. Он был небольшим, так как здание еще не полностью было передано музею, большую часть составляли жилые помещения. На третьем этаже восстановили Большой зал и прилегающие к нему комнаты, на четвертом – часть спального коридора и четыре комнаты воспитанников (А. Пушкина, И. Пущина, Ф. Матюшкина и В. Вольховского). Открывая музей, президент АН СССР С.И. Вавилов сказал: «Волею советского правительства замечательный памятник русской культуры… ныне вновь воскрешен».

Первый хранитель музея Мария Петровна Руденская выполнила эскизы, рабочие рисунки будущих интерьеров, предметов быта, какими они виделись ей на основании её архивных разысканий. Все это позволило в дальнейшем создать экспозицию Лицея, какой мы знаем её сегодня. Собранный и обобщенный Марией Петровной материал 7 декабря 1957 года был доложен Ученому совету Государственной инспекции охраны памятников. По результатам изложенных фактов Ученый совет вынес решение ходатайствовать перед Ленгорисполком о расселении оставшихся квартир, находящихся в здании Лицея. Само строение постановили передать на баланс Всесоюзного музея А. С. Пушкина, и указали на необходимость разработки нового проекта реконструкции здания Лицея, в соответствии с научно-исследовательской работой М.П.Руденской, утвержденной Ученым Советом ГИОПа.

Из воспоминаний Елены Георгиевны Статьиной:
«Именно такой энергичный человек, как Марина Николаевна Петай и нужен был Царскосельскому Лицею, чтобы воплотить проекты и замыслы специалистов в жизнь.  Марина вспоминала, как в 1965 году М.П. Руденская водила ее по всем этим чудовищным коридорам коммунальных квартир, которые располагались в здании будущего Лицейского музея. Примусы, керогазы, висящие на стенах велосипеды, детские санки под ногами, натянутые бельевые веревки. Но, не замечая ничего вокруг себя, М.П. Руденская рассказывала ей о том, каким великолепным она видит будущий музей. М. Н.  Петай ничего не оставалось, как кивать головой, соглашаться с этим, в то же время, понимая, что на воплощение этих мечтаний и уйдут без остатка все ее лучшие годы».

Таким, каким Лицей был при А. С. Пушкине, он предстал перед посетителями лишь  в 1974 году, в год 150-летнего юбилея поэта. В торжественной обстановке, в присутствии многочисленных гостей, в день рождения А. С. Пушкина — 6 июня 1974 г. — Музей-Лицей был открыт.

Из воспоминаний Ларисы Харальдовны Пуговкиной:
«Услышав предложение, стать директором музея-Лицея мама испытала сложное чувство. Конечно, за плечами был определенный опыт секретаря комсомольской, потом партийной организации в Русском музее, и все же.… Если б она могла предположить, сколько придется освоить профессий – административную, хозяйственную, бухгалтерскую – испугалась бы, наверное, еще больше. Тогда она даже не знала что такое «смета». А впереди были коренная перестройка Екатерининского дворца, полная реконструкция и реставрация Лицея. Когда в министерстве спросили, какая сумма понадобится для этих нужд, мама неуверенно сказала: «100 тысяч…». В то время это была для нее самая большая сумма, которую только можно себе представить. На самом деле, впоследствии лишь на одни строительные материалы ушел 1200 000 рублей.  Когда она только пришла в Лицей, он был в ужасном состоянии. К счастью во время войны сохранились комнаты лицеистов. И, сразу же, после освобождения города, было дано задание отремонтировать крышу, чтобы сохранилось здание. В это время в Лицее проживало много людей, так как жить им было негде. Здесь все напоминало общежитие, и лишь в 1949 году удалось частично расселить жителей Лицея. Реконструкция Лицея – одна из главных работ маминого коллектива».

С 1965 года и до последних своих дней смыслом жизни Марины Николаевны Петай было служение музейному делу и Всероссийскому музею А.С.Пушкина в частности. После ухода на пенсию еще 20 лет она возглавляла  Музей-Лицей. Ее стараниями  он превратился в крупнейший  научный и просветительский центр по изучению и экспонированию литературного наследия первого поэта России, в мировую духовную Мекку.

Сегодня традиции, заложенные М.Н. Петай, продолжает ее ученица Л.Б.Михайлова. Являясь директором Музея-Лицея, Людмила Борисовна продолжает  общественно-педагогическую и культурно-просветительскую работу, в которую вовлечены буквально все сотрудники дома лицеистов. Обновленный, но такой, же открытый, гостеприимный и доступный  музей верен лицейскому завету, служить «Для общей пользы». 

Глава 4. Воспоминания коллег

Я скоро весь умру. Но, тень мою любя,
Храните рукопись, о други, для себя!
А.С. Пушкин

Интервью с Статьиной Еленой Георгиевной,  ведущим научным сотрудником Всероссийского музея А.С. Пушкина (17.11.2016г.)

«В моей судьбе Марина Николаевна Петай сыграла очень большую роль. То, что я уже много лет работаю научным сотрудником музея – это полностью её заслуга. Именно Марина Николаевна нашла нужные слова, которые заставили принять одно из самых важных решений в моей жизни: посвятить себя служению Царскосельскому Лицею. И я никогда об этом решении не пожалела.

Марина Николаевна была человеком душевно красивым, глубоким, мудрым. Она – коренная ленинградка, а это равнозначно сплаву культурности, прекрасных манер, силы воли, выносливости, нравственности.

Детство Марины Николаевны  проходило в творческой атмосфере, которая царила в ее доме, где часто собирались  знаменитые и интересные  люди. Такую же атмосферу Марина Николаевна смогла создать и в Лицее - культурным центре Царского Села.

Марина Николаевна была прекрасным организатором, она умела подойти к вопросу так, что никто и никогда не мог отказать ей в просьбе. Мы открывали выставки, проводили тематические литературные вечера, концерты, фестивали, встречи с пушкинистами. Уже 20 лет мы проводим церемонию вручения Царскосельской премии. Изначально планировалось назначить дату проведения церемонии на 19 октября, но Марина Николаевна не поддержала эту идею. Она считала, что 19 октября – это особенный «лицейский» день, и мы должны говорить в этот день только о Лицее, посвятить его памяти великого А.С. Пушкина. И тогда было принято решение проводить вручение Царскосельской премии 18 октября.

Меня всегда удивляло то, что о страшных блокадных днях Ленинграда Марина Николаевна вспоминала с юмором, и без трагедии. Когда началась война, ей было всего 13 лет. Несмотря на нечеловеческие условия выживания, голод, холод, ежедневные артобстрелы, она училась, дружила, влюблялась, находила что-то светлое даже в такие тяжелые дни. Марина Николаевна рассказывала о том, что люди в годы блокады жили дружно между собой и выжили только благодаря  взаимопомощи, поддержке и человеческой доброте. Марина Николаевна была добрым человеком, а добро -  это, прежде всего, счастье всех людей.  Каждый год ветеранов блокадников чествуют, приглашая на званый обед в рестораны города, но Марина Николаевна в памятные даты собирала своих одноклассников в Лицее.

Марина Николаевна   никогда не повышала голос. Однажды произошла поучительная для меня история: постоянная литературно-монографическая экспозиция «Пушкин. Личность, жизнь и творчество», располагалась  в церковном флигеле Екатерининского дворца, выставка эта была одной из лучших в Советском Союзе. Но в скором времени нас  «выселили» оттуда и мне кажется, по понятным причинам – сотрудникам дворца тоже нужны были помещения. После случившегося ко мне подошли сотрудники нашего музея и попросили подписать бумагу по поводу данного инцидента.  Я, не читая, подписала. Как потом выяснилось, кто-то нелестно отозвался о Марине Николаевне, и это заявление  напечатали  в газете. Марина Николаевна вызвала меня  к себе, и абсолютно спокойно, не повышая голоса, провела профилактическую беседу.  И вы знаете, мне в жизни никогда не было так стыдно. С тех пор я всегда сначала читаю бумаги, которые мне приносят, и только потом подписываю.

Марина Николаевна была публичным человеком, она входила в состав ИКОМА России и очень много сделала для этой организации, её знали  и почитали в музейных кругах не только в России, но и за рубежом.  Она обладала удивительным обаянием, очень искренне и с уважением относилась к людям, была абсолютно не скандальным человеком.  У меня остались самые светлые, самые теплые воспоминания о Марине Николаевне, она была для меня по-настоящему близким человеком».

Интервью с Павловой Светланой  Васильевной, Заслуженным работником культуры России, главным хранителем литературной экспозиции «Живем мы памятью Лицея» Всероссийского музея А.С. Пушкина (17.11.2016г.)

«Марина Николаевна не любила писать, поэтому, к сожалению,  не оставила никаких научных статей, публикаций, не была она и великим пушкинистом. Но Марина Николаевна  - прекрасный руководитель, она обладала в высшей степени хорошим честолюбием и  не могла допустить, чтобы музей, которым она руководила, был на среднем уровне. Конечно, следует сказать, что тогда имя Пушкина открывало практически все двери -  это было святое имя для всех  россиян. Марина Николаевна, как руководитель стремилась, чтобы её музей был действительно Всесоюзным.  Мы оказывали помощь многим  вновь созданным музеям, посвященным творчеству и жизни А.С. Пушкина: Государственному музею А.С.Пушкина в Москве, Государственному литературно-мемориальному музею-заповеднику «Болдино», Пушкинскому заповеднику «Михайловское» и многим другим. Между нами  всегда существовала самая тесная  дружеская связь, мы помогали коллегам, они изучали  наши музеи и наши фонды. И главным инициатором взаимодействия всегда была Марина Николаевна. Благодаря ей сложились особые отношения между нашим музеем и Пушкинским домом, при музее был создан Ученый совет, состоявший  из крупнейших пушкинистов , работавших в Пушкинском доме. Все большие выставки, которые делал музей, согласовывались,  представлялись на обозрение специалистов. Марина Николаевна  была хорошим психологом и смогла окружить себя людьми, которые так же, как и она служили музейному делу, в этом, по - моему мнению, её заслуга.  Как говорила Марина Николаевна - в музее должны работать яркие люди.  Ей приходилось нелегко, были разные сложности, но она все переносила, потому что дела музея  были для нее превыше всего».

Интервью с  Михайловой Людмилой Борисовной, директором Мемориального музея «Царскосельский Лицей» (17.11.2016г.)

«Мой общий стаж работы в музее почти 40 лет. В музей пришла весной 1978 года. Начинала работать как экскурсовод во Всесоюзном музее А.С.Пушкина, в его литературной экспозиции, располагавшейся ранее во флигеле Екатерининского дворца, музее-даче Китаевой, в Лицее. В общем, прошла тот же путь, что и большинство экскурсоводов. С 1984 года стала младшим научным сотрудником музея-Лицея, в 2000 году защитила кандидатскую диссертацию. Марина Николаевна  пришла заведовать музеем-Лицеем в 1987 году и с этого момента мы работали вместе. Она была известным человеком, участницей многих научных конференций. Марина Николаевна была прекрасным администратором, очень хорошо относилась к сотрудникам, благодаря своей природной интуиции легко разбиралась в людях, поэтому смогла создать возле себя  работоспособный коллектив профессионалов. Мне в Марине Николаевне всегда  нравилась ее удивительная сдержанность, она никогда не принимала скоропалительных решений. Для меня она всегда была очень верным другом и надежным товарищем.

Царскосельский Лицей сегодня – это музей всероссийского значения, заповедная территория охраняемых государством предметных и документальных памятников, бережное содержание которых является главнейшей задачей директора музея и всех музейных сотрудников. Тем не менее, ни Марина Николаевна Петай, ни я, не превратили Лицей в закрытую кладовую артефактов. Ребячьи голоса звучат здесь непрестанно, как, наверное, звучали они и столетия назад. У нас очень эффективно работает сектор школьной педагогики. Мы продолжаем в рамках фестиваля «Царскосельская осень» проводить литературные гостиные,  школьные конкурсы театральных постановок на пушкинские сюжеты, творческие состязания среди музыкально одаренных детей. А победители этих поэтапных конкурсов отмечают свой успех  лицейским балом в Большом зале Лицея. Мы продолжаем традиции, заложенные Мариной Николаевной».

Интервью с Давыдовой Натальей Алексеевной, сотрудником историко-литературного музея города Пушкина (06.11.2015г.)

«Годы были хоть и советские, но поскольку А.С. Пушкин наше все, сделано было много. Она была человеком необыкновенно харизматичным, очень энергичным и активным. Если у нее возникала какая-нибудь проблема, она не останавливалась ни перед чем.

Работа была напряженная и можно сказать круглосуточная, все делалось для того, чтобы Музей - Лицей выглядел так, как он выглядит сейчас. Она была человеком чрезвычайно обаятельным, у нее был выдающийся дар рассказчика, и все коллеги очень любили рассказы в её исполнении. Но поскольку музей посещали различные известные люди и выдающиеся государственные деятели, всегда это было интересно, потому, что она вкладывала в рассказ некий живой, человеческий смысл. Часто её по несколько раз просили рассказать одну и ту же историю, а она всегда с подробностями и интересно рассказывала так, что мы с большим наслаждением слушали. У нее было потрясающие чувство юмора на протяжении всей жизни. В каких-то событиях она могла заметить живой момент и потом рассказать так, что истории оставались в памяти надолго. И даже её московский коллега Ираклий Андроников, который тоже был хорошим рассказчиком, говорил, что когда Марина Николаевна рядом, то ему делать нечего, настолько она была в этом деле колоритна. В Марине Николаевне чувствовалось её дворянское происхождение, она была человеком с аристократическим умом. Для меня она была знаковым человеком. Я считаю, что когда человек развивается, ему необходим живой идеал, который будет рядом, с которым всегда можно чем-то поделиться и ощутить духовную поддержку. Марина Николаевна была для меня этим человеком».

Интервью с Саркисовой Татьяной Сергеевной, историком, краеведом и методистом Дворца детского (юношеского) творчества Пушкинского района Санкт-Петербурга (02.11.2016г)

«Когда произносишь имя Марины Николаевны, сразу возникает ощущение тепла, радости и благодарности. Я действительно очень благодарна  судьбе, что она подарила мне радость общения с этим светлым человеком. Познакомились мы с Мариной Николаевной на Лицейских встречах, каждый раз я очень ждала этих праздников, а это:  заветный день Лицея  - 19 октября,  день памяти Александра Сергеевича Пушкина - 10 февраля и, конечно, 6 июня - День Рождения солнца русской поэзии. В эти дни гостей всегда встречала Марина Николаевна, в то время заведующая Мемориальным музеем – Лицеем. Она была хозяйкой Лицея, она напоминала хозяйку литературного салона XIX века. М.Н. Петай всегда открывала эти встречи, не зависимо от того,  как она себя чувствовала, она говорила приветственное слово. После лицейских встреч Марина Николаевна собирала узкий круг людей и то, что мы попали в этот круг, для нас была великая честь. Она даже ходила очень необычно, всегда медленно, величаво, и,  глядя на нее, невольно вспоминаешь строчку А.С. Пушкина «…А сама то величава, выступает будто пава». Марина Николаевна была великолепной рассказчицей, мы заслушивались её рассказами. Когда я её слушала, я вспоминала выступления Ираклия Андроникова, который искрометно мог рассказывать, также и она. М.Н Петай была членом совета литературных музеев России, и она была обязана посещать ежегодные литературные конференции, которые проходили в самых различных странах. Не только в России, но и за границей. Вот однажды она рассказывала о поездке в Норвегию. Норвегия ведь была для нас загадочной страной, но она так образно рассказывала, что было такое ощущение  после рассказа, что я там побывала. Марина Николаевна действительно была мастером художественного слова, очень отзывчивой, доброжелательной, бесспорно она была профессионалом. И вот это, конечно, всегда незабываемо. Я уверена в том, что она была душой Лицея. Часто для проведения каких-либо мероприятий нам нужен был большой зал Лицея, лекционный зал, мы приходили просить разрешения у Марины Николаевны, и мы никогда не получали отказа.

Однажды, я шла по Лицейскому переулку и встретилась с Мариной Николаевной. Она никогда не скажет просто «Здравствуйте», она обязательно остановится и первой начнет разговор, это редкий случай, ведь мы все время  куда-то бежим-бежим, она же идет медленно, величаво. И вот однажды, во время такой случайной встречи она мне вдруг говорит: «Как я переживаю насчет сувенирных лавок, которые появились на Лицейском переулке, не могу смириться, хожу по всем инстанциям, ничего не могу сделать, чтобы убрали. Ну как же так, рядом со святым местом, рядом с Александром Сергеевичем вот эти торговые ряды, - она делает паузу и говорит.- Слава Богу, что Александр Сергеевич хоть не видит, что он спиной к этим лавкам». Марина Николаевна относилась к Александру Сергеевичу Пушкину действительно как к живому. И даже есть такая замечательная строчка «Он между нами жил», и сегодня он смотрит на свои прекрасные сады Лицея, а мы повторяем «Он между нами жил»».

Интервью с Жуйковой Рэдмоной Георгиевной, пушкинистом, хранителем фонда рукописей Всесоюзного музея А.С. Пушкина  (17.11.2016г.)

«Мы с Мариной Николаевной учились в университете на одном курсе, потом работали много лет вместе. Она была во многом незаурядным человеком  и, как мне представляется, действительно соответствовала званию «Легендарный директор». Более сорока лет Марина Николаевна Петай работала директором известного всей стране музея. Она была назначена на эту должность в непривычно молодом, по советским временам возрасте. В это время музейный руководящий корпус состоял из таких громких имен как академик Б.Пиотровский, В.Пушкарев, А.Зеленова, С.Гейченко, А.Кучумов и др. На протяжении 40 лет М.Н. Петай являлась членом Международного комитета ИКОМ, и более десяти лет членом Президиума ИКОМ России. В 1977 году выступила одним из инициаторов создания литературного комитета ИКОМ. Шесть раз избиралась депутатом Ленгрисполкома.

Марина Николаевна обладала великолепной интуицией, она очень хорошо чувствовала и понимала людей. Это помогало ей создавать творческие коллективы и находить главные направления в работе. Мы начинали работать во флигеле Екатерининского дворца, готовили к открытию большую литературно-монографическую экспозицию, посвященную жизни и творчеству А.С. Пушкина. Это было её первое ответственное мероприятие на посту директора всесоюзного музея, где Марина Николаевна проявила свой талант руководителя и определила для себя главную цель – создать в Императорском Царскосельском Лицее музей памяти великого русского поэта.  В связи с этим, перед ней стоял ряд задач, главной из которых было расселение жильцов, занимавших помещения Лицея. Марина Николаевна взяла полностью инициативу в свои руки: договаривалась с чиновниками, занималась побором вариантов жилья для людей, помогала непосредственно в переезде. Это было самое значимое дело её жизни. А дальше начались проектные работы, сметы, реставрация... Время было сложное и были проблемы с людьми, которые не очень вписывались в официальные регламенты, и коллектив у нас был достаточно непростой, но Марина Николаевна никогда не позволяла себе никаких подлых поступков. Она не уволила ни одного человека, даже когда работник подавал заявление по собственному желанию, Марина Николаевна всегда давала время подумать и уговаривала остаться. По-моему, это очень благородно, и говорит о её великодушии. Черта смелости ей тоже была присуща, ведь она рисковала своей собственной карьерой. А о своей карьере Марина Николаевна никогда не забывала, она была человеком с амбициями и честолюбием, и все вопросы решала в рамках порядочности.

Она была мастером устной новеллы, была совершенно неотразимым, обаятельным, умным, ироничным мастером застольной беседы, причем её темы никогда не были пустыми, всегда были остроумными, интересными. Она умела быть центром любой компании.

Я во многом благодарна Марине Николаевне, и  она останется в моей памяти навсегда».

Интервью с Бокариус Мариной Витальевной, Заслуженным работником культуры России, ведущим научным сотрудником Всероссийского музея А.С. Пушкина (21.11.2016г.)

«Марина Николаевна пришла в музей в 1965 году, после ухода на пенсию создателя нашего музея, первого директора, Матвея Матвеевича Калаушина. В 1967 году была открыта постоянная литературно-монографическая экспозиция «Пушкин. Личность, жизнь и творчество», которая 20 лет размещалась на трех этажах церковного флигеля Екатерининского дворца в Пушкине. Создавался музей отделом экспозиции, восстанавливал его  Семен Семенович Ланда -  советский историк,  пушкинист, доктор исторических наук, профессор. Там работали Татьяна Кузьминична Галушко - поэтесса, прозаик, пушкинист, замечательный художник Татьяна Николаевна Воронихина, поэты, писатели, исследователи творчества А.С.Пушкина. Марина Николаевна  была дружелюбна со всеми сотрудниками, всегда шла навстречу и  старалась помочь. Летом мы выезжали на экскурсии в Михайловское, Нарву, Таллин, а в выходные дни любили выезжать на природу - Марина  была страстным грибником. Музейные сотрудники всех отделов  были в тесном контакте  друг с другом, часто общались в свободное от работы время.

Марина Николаевна была дружна с директором «Лавки писателей»  Мариной Ивановной Подрядчиковой, которая помогала комплектовать нам библиотеку, из-за того, что были проблемы с книгами. Кроме того на наши торжества Марина Ивановна устраивала выездную книжную лавку, когда мы могли приобрести необходимые и очень ценные для нас книги.

В Тбилиси в это время создавался музей Смирновой-Россет «Книга Пушкина», там  сохранились книги, изобразительные материалы и предметы быта Александры Осиповны. Несколько раз мы с Мариной Николаевной и Ангелиной Ивановной Мининой, она тогда была заместителем директора по науке, ездили в Тбилиси, и М.Н. Петай всячески помогала созданию этого музея, который, к сожалению, в настоящее время закрыт.

Немало трудностей и бед пришлось пережить Марине Николаевне вместе с родным музеем, городом, страной, но во всех испытаниях она всегда проявляла себя как волевой и преданный своему делу, близким и друзьям человек, уважением и признанием которых заслуженно была окружена.

Когда в связи с возрастом Марина Николаевна  стала руководителем  музеем-Лицеем, то по ее рекомендациям пост директора Всероссийского музея А.С Пушкина занял Сергей Михайлович Некрасов. Еще какое-то время Марина Николаевна продолжала опекать своего молодого коллегу, часто сопровождая его в походах по чиновничьим кабинетам. Вспоминая это время, Сергей Михайлович говорил, что не переставал удивляться, как все-таки она умеет «развернуть» проблему, с тем, чтобы в конечном итоге добиться своего. Восторгаясь этим ее талантом, он слышал в ответ: «Так учитесь же, пока я жива!».

Марина Николаевна умела ладить с людьми и преодолевать  многие трудности, была умным, живым, простым и очень доступным человеком».

Интервью с Добровольской Екатериной Борисовной и Лузиновой Ириной Викторовной, специалистами отдела музейной педагогики Всероссийского музея А.С. Пушкина (28.11.2016 г.)

«Все входят в музей по-разному: кто-то спешит, кто-то в своих мыслях пробегает мимо, Марина Николаевна всегда  входила неспешно, входила и первым делом здоровалась со всеми, и этому учила нас. Она была человеком высокой культуры, великолепного художественного вкуса, умела создать о себе незабываемое впечатление.  Совсем не любила фотографироваться, но что удивительно, на всех фотографиях получалась замечательно. Не любила публично выступать, а если и говорила, то буквально несколько слов, но в этих словах всегда был заключен точный смысл. Она всегда присутствовала на всех мероприятиях, как-будто незримый гений, гений Лицея.

Марина Николаевна позитивно воспринимала наши инновации, никогда не отказывала в проведении какого-либо мероприятия. Фестиваль «Царскосельская осень» мы проводим, благодаря Марине Николаевне, которая смогла отстоять все наши предложения о детских программах, ведь это все было нелегко организовать. Работа с детьми началась в 1996 году и по сей день продолжается.
Ее постоянное присутствие мы ощущаем и сегодня. Она всегда нас понимала, вникала в любую ситуацию, к ней можно было подойти с любой бедой или поделиться радостью. Для всех Марина Николаевна была директором музея, но для нас она, прежде всего, была человеком. Трудно говорить о ней в прошедшем времени.

Необыкновенная тактичность, воспитанность, культура, о чем бы мы ни говорили с Мариной Николаевной, это никогда не выходило за пределы ее кабинета. Марина Николаевна не боялась похвалить публично своих сотрудников, она всегда отдавала должное работоспособности человека, никогда не пренебрегала своими сотрудниками, никогда не жалела доброго слова, чтобы сказать о ком-то хорошее. Мы благодарны ей за то, что сегодня работаем в музее и стараемся продолжить линию поведения Марины Николаевны. Она незримо стоит за нашей спиной и руководит.

Марина Николаевна общалась с людьми высокого уровня. Работая в ИКОМе, ей часто приходилось бывать за границей, где с ней случались разные интересные истории, которые она умела рассказывать, как никто другой. Мы когда-то сказали, что своим  даром рассказчика она похожа на Ираклия Андроникова. Марина Николаевна в ответ рассказала историю о том, как они однажды поспорили с Андрониковым, кто кого переговорит и, конечно, Марина Николаевна выиграла этот спор.

Она была очень умным, светлым, талантливым, воспитанным, культурным, интеллигентным человеком.

Когда я (Екатерина Борисовна) переехала в Эстонию, наш музей стал тесно сотрудничать с местным музеем, и Марина Николаевна этим очень гордилась.  В 90-е годы многие школы хотели как можно больше узнать об Императорском Царскосельском Лицее, но, к сожалению, не все могли к нам приехать. И поэтому, сотрудники нашего музея выезжали в  школы, чтобы рассказать детям о музее-Лицее.  С разрешения Марины Николаевны я много работала в Волгоградском мужском педагогическом Лицее, сотрудничала с лицеем из Набережных Челнов. Марина Николаевна всегда поддерживала наше взаимное сотрудничество, тепло принимала гостей из разных регионов страны. 

Марина Николаевна ввела понятие «шефские экскурсии», когда мы проводили благотворительные экскурсии для наших гостей. Особенно часто такие экскурсии проводились для санаториев, детских домов, интернатов.

Для Марины Николаевны были значимы даты, конечно, связанные с Пушкиным, но еще очень трепетно она относилась к датам, связанным с Великой Отечественной Войной. Два праздника были святыми в жизни Марины Николаевны - это снятие блокады (27 января) и День Победы (9 мая). В эти выходные дни, когда не работали филиалы музея, мы всегда были рядом с Мариной Николаевной. К ней приезжали друзья-писатели, поэты, которые прошли годы войны. Мы устраивали поэтические вечера, вспоминали тех людей, которых уже нет с нами, и кто жив, читали  стихи А.С.Пушкина.

Даже о блокадных днях Марина Николаевна вспоминала позитивно, рассказывала о том, как училась в школе, дружила, помогала родным пережить ужасы войны. В блокадном Ленинграде работал один единственный театр, это был театр  Музыкальной комедии, куда тяжело было достать билеты. Но мальчишки из её класса выменивали хлебные карточки на билет в театр и приглашали девчонок. Однажды соседка спасла маму Марины Николаевны от смерти. Отец был на фронте, продовольствия практически не было и мама постепенно теряла силы. Она уже лежала без движения, когда соседка принесла «заначку» молотого кофе,  она по ложечке заваривала  кофе и давала маме, чем и спасла маму Марины Николаевны от неминуемой смерти.

У нас были замечательные пушкинские вечера, когда в стенах музея выступали такие поэты как: Расул Гамзатов, Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина, Михаил Дудин, и, как говорила Марина Николаевна, все почитали за честь выступить в стенах Лицея, все артисты выступали бесплатно. Это происходило благодаря Марине Николаевне, только она могла привлечь для выступления в памятные лицейские даты великих советских поэтов. Марина Николаевна так же поддерживала и наших поэтов - Татьяну Голушко, Татьяну Калинину.

Она была человеком, который ценил порядочность, талант, работоспособность, она не терпела никакого негатива в Лицее, если что-то кому-то не нравилось,  приглашала  к себе человека и вела с ним беседу, никогда не повышала голос.

При Марине Николаевне был очень большой научный потенциал музея, она считала, что музей должен помимо своих главных задач проводить просветительскую деятельность. У нас велась очень серьезная научная работа, проходили различные научно-практические конференции. Благодаря Марине Николаевне, к нам пришла работать Раиса Владимировна Иезуитова из Пушкинского дома, в Лицее работал Александр Невзоров. Наш музей при Марине Николаевне по-настоящему стал научным центром пушкиноведения в стране, были созданы курсы экскурсоводов, к нам приезжали за опытом коллеги, работающие в музеях разных городов страны. Наши научные сотрудники тоже часто выезжали  с лекциями в другие регионы России. Это обогащало сотрудников Лицея новыми знаниями, опытом работы, способствовало повышению квалификации. В те времена во всех школах создавались пушкинские уголки, музеи и всем нужны были какие-то материалы. Тогда еще не было интернета, работала просто почта и к нам в музей приходили сотни писем с просьбами прислать материалы, и мы всегда помогали, находили афиши, открытки, буклеты и отправляли по адресу.

Марина Николаевна была человеком слова и человеком долга. Перед последней  поездкой в Москву Марине Николаевне было очень плохо, а она должна была ехать на годовщину смерти своей любимой подруги и коллеги Натальи Владимировны Шахаловой, которая долгие годы возглавляла   московский литературный музей. Марину Николаевну отговаривали ехать, но она сказала, что  должна быть в Москве, и вот это «должна» стояло выше всего.

Марину Николаевну уважал и очень любил директор государственного музея А.С. Пушкина Евгений Анатольевич Богатырев, он каждый день приходил в больницу к Марине Николаевне. Врачи говорили о том, что с таким диагнозом, как у Марины Николаевны даже молодые люди могут продержаться пару дней, максимум неделю, а Марина Николаевна продержалась месяц. Это была фантастика, как организм сопротивлялся, как хотел жить!

Мы очень благодарны судьбе за то, что были знакомы, тесно сотрудничали с удивительным человеком, Мариной Николаевной Петай».

Заключение

Большую часть жизни Марина Николаевна Петай провела в музее. Она говорила, что работа в музее это не профессия, а образ жизни. М.Н. Петай на деле удалось доказать, что директор музея не должность, а творчество, интегрирующее все бесконечно разнообразные стороны музейного дела.    Разностороннее образование,  незаурядный ум, высокий профессионализм, душевная щедрость помогли ей создать грамотный, творческий коллектив сотрудников, наполнить пушкинские музеи удивительной аурой. Там, где появлялась Марина Николаевна, рождалось творчество. Она, вместе с коллективом, буквально возродила и дала совсем новую жизнь Всероссийскому музею А.С Пушкина, на что ушли многие года, силы,  и ее огромный талант музейного руководителя.

Грандиозная экспозиция в Церковном флигеле Екатерининского дворца, полностью восстановленный Лицей, музей-дача А.С. Пушкина, обновленный Некрасовский музей, грандиозные пушкинские выставки в Манеже, международные и отечественные выставки, прекрасные издания – всего не перечислишь.

Немало трудностей и бед пришлось пережить М.Н. Петай вместе с родным музеем, городом, страной, но во всех испытаниях она всегда проявляла себя как волевой и преданный своему делу, близким и друзьям человек, уважением и признанием которых всегда была заслуженно окружена.

Открытость Марины Николаевны, артистичность ее натуры, удивительный дар рассказчика в сочетании с профессиональным и жизненным опытом, абсолютной доброжелательностью были притягательными для каждого, кто имел счастье с ней общаться.

Несомненная заслуга М.Н. Петай – создание особой музейной атмосферы, когда среди уникальных экспонатов  проходили детские конкурсы, открывались музыкальные гостиные и новые выставки. Особым вниманием любителей поэзии и сегодня пользуется знаменитый ежегодный фестиваль «Царскосельская осень». Годы музейной работы убедили  Марину Николаевну в одном – люди идут и всегда шли к памятному месту, связано ли оно с великим поэтом или с трагическим образом русского царя. «И если бы на месте Лицея остался один лишь камень, пушкинская муза трепетала бы над ним, осыпанными цветами». 

О Марине Николаевне Петай можно сказать словами А. С. Пушкина: «Я знал и труд, и вдохновенье…». Многие ее коллеги имели право то же сказать о себе, но немногим из них удалось достигнуть столь высокого и авторитетного положения в своем профессиональном сообществе. Деятельность Марины Николаевны не ограничивалась рамками родного города. Будучи в числе старейших членов Национального комитета Международного совета музеев, она избиралась членом его президиума, последние годы носила звание Почетного члена ИКОМа России.

Закончить свою работу я хочу словами М.Н. Петай, с которыми она обратилась к жителям Царского Села: «В чудесный день рождения Царского Села я желаю пушкинцам любить свой город, как почитали его Пушкин, Гумилев, Анненский, Ахматова… Как любили и любят наш город литераторы, художники, ученые. Не надо терять чувства оптимизма, как бы ни было сегодня трудно работать, а лучше постараться приумножить красоту Царского Села. Ведь это поистине уникальные места, озаренные поэзией.
Я очень рада, что все больше пушкинцев, именно наших горожан, принимает участие в фестивале «Город Муз» и, конечно, в Царскосельском карнавале. Дети тоже невероятно радуются прекрасным детским концертам, спектаклям, конкурсам. Все это формирует маленьких царскоселов.  Ведь недаром в нашем городе в этом году сколько выпускников-медалистов. А праздники в Царском Селе – прекрасный повод признаться городу в любви…
Я близко к сердцу приняла это звание «Почетного гражданина города Пушкина». Для меня, как награды, особенно дороги сегодня две вещи, хотя, быть может, и несравнимые: медаль «За оборону Ленинграда», которую я получила еще школьницей, и вот теперь - звание почетного гражданина. Я  тронута – ведь это по-хорошему признание нашего музейного, просветительского дела. Быть Почетным гражданином города Пушкина – такая великая честь, и, несомненно, это ко многому обязывает. Эти награды вобрали всю мою любовь к нашему городу, и они означают признание конкретных, жизненно важных для меня дел…».

В одной из своих работ Пушкин писал: «Есть достоинство выше знатности рода, именно: достоинство личности». И к Заслуженному работнику культуры России, Почетному гражданину города Пушкина Марине Николаевне Петай эти слова относятся вне всяких сомнений.

Интервью Алёны Корневой в нашей статье.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook