«Вы на Урале жили с нами». Судьбы сотрудников Легаевского интерната

«Вы на Урале жили с нами». Судьбы сотрудников Легаевского интерната | Фото из работы автора

Фото из работы автора

X региональная олимпиада по краеведению школьников Санкт-Петербурга

«Санкт-Петербургские ведомости» публикуют самые лучшие работы участников олимпиады за 2021 год (в сокращенном виде).

Для 9–11 классов региональная олимпиада является восприемницей ежегодных городских историко-краеведческих чтений школьников Санкт-Петербурга, которые проводились ГБНОУ «СПБ ГДТЮ» при поддержке СПбГУ, РГПУ им. А. И. Герцена, Союза краеведов Санкт-Петербурга и профильных общественных организаций с 1991 года.

Для 8–9 классов региональная олимпиада является восприемницей конкурса «Олимпиадный марафон», который проводился с 2007 года СПб АППО при поддержке фонда Д. С. Лихачева, Союза краеведов Санкт-Петербурга, РГПУ им. А. И. Герцена, СПб ГУ, Российской Правовой академии Министерства юстиции (Северо-Западный филиал).

Выполнила работу: Говорова Арина (историко-краеведческий клуб «Петрополь» СПБГДТЮ).

«Вы на Урале жили с нами». Судьбы сотрудников Легаевского интерната



Введение

Данная исследовательская работа написана в рамках межрегионального проекта «Спасенное детство», который стартовал в сентябре 2018 года, когда ребята историко-краеведческого клуба «Петрополь» принимали учеников школы №5 города Чернушка Пермского края. В этой школе были обнаружены ценные документы по истории 20 детского сада Октябрьского района Ленинграда, эвакуированного в годы войны сначала в Ярославскую область, затем – в Пермский край (в то время – в Молотовскую область). Меня заинтересовали судьбы сотрудников интерната, им и посвящено мое исследование. Над своим исследованием я работаю уже третий год.

Глава 1. История 20 детского сада Октябрьского района

Легаевский интернат - это учреждение нового типа, которое было организовано во время Великой Отечественной войны на базе эвакуированного из осажденного Ленинграда детского сада №20 Октябрьского района.

Свое исследование я начала с ответа на вопрос: где же находился в нашем городе этот детский сад? В справочнике «Весь Ленинград» за предвоенный 1940 год мне удалось найти адрес: улица Декабристов, дом 34. В наши дни по этому адресу находится новая сцена Мариинского театра, которую построили в 2013 году. А в 1940 году на Декабристов, 34 был расположен Дворец культуры Первой Пятилетки.

Узнать подробнее об истории строительства этого здания мне помогла статья М.Н. Микишатьева «ДК имени Первой пятилетки» в журнале «Адреса Петербурга» за 2005 год. Итак, здание открыли 11 октября 1930 года. Ядром корпуса, обращенного к улице Декабристов, был зрительный зал на 1000 человек. На первом этаже также находились правление и библиотека. Выше - буфет, шахматный зал, комнаты для различных кружков и секций. Во втором этаже корпуса, обращённого к переулку, был построен большой кинозал на 400 мест. В третьем этаже располагались учебные классы и репетиционные залы для художественных кружков. Был также построен зал малых форм на 350 мест, лекционный на 260 мест, да ещё детский флигель, где дети могли проводить весь день в наилучших условиях, - очевидно, это и был наш детский сад. Уточнить, где именно он находился, нам помогла архивная фотография, размещенная на сайте www.citywalls.ru. На ней мы видим Минский переулок, в который выходят фасадами несколько зданий — на первом вывеска «Библиотека», на втором - «Кино», а третье, вероятно, и есть детский сад. Весь комплекс зданий был снесен в 2013 году в связи со строительством Мариинского театра-2.

В 1941 году заведующей детским садом №20 Октябрьского района Ленинграда была Евгения Николаевна Скотникова. Пока нам не удалось выяснить, с какого года она выполняла эту работу. В справочнике за 1935 год заведующий сада другой, а в справочнике за 1940 заведующих указывать уже перестали. Но сметы детского сада на 1941 год подписаны уже ею, поэтому, вероятно, где-то в 1940 году она была назначена на должность.

История эвакуации детского сада №20 начинается 28 июня 1941 года, когда всех заведующих детскими садами Октябрьского района вызвали в райисполком и велели подготовиться к эвакуации, которая была назначена на 29 июня на 10.30. Всего за день необходимо было известить всех родителей воспитанников, собраться самим, собрать все необходимое для детей. Детей с сестрами и братьями до десяти лет было приказано не разлучать.

Таким образом, утром в автобусы садились дети, трехлетние и школьники, эвакуированный коллектив получился разновозрастным. Самым старшим в группе оказался 14-летний Валентин Трыков, которого Евгения Николаевна взяла вместе с младшими, так как у ребят не было матери, и отец очень просил. Всего по спискам из Ленинграда выехало 68 детей (из них 6 школьников) и 5 человек обслуживающего персонала (заведующая, три воспитательницы на две группы и няня). Затем из Ленинграда приехали еще пять сотрудников. Как вспоминала Евгения Николаевна Скотникова: «Мы увозили из Ленинграда драгоценный груз — детей, отданных на сохранение».

Сначала детский сад №20 эвакуировали в деревню Лукино Ярославской области, где дети и сотрудники находились до октября 1941 года. Но в связи с продвижением фашистов эвакуацию было решено продолжить, и в октябре детский сад выехал на Урал. По железной дороге выехать из Ярославской области было невозможно, поэтому детей вывозили по воде. Пароход «Златовратский», отведенный от пристани в целях безопасности, был перегружен. Детский сад №20 сначала брать отказывались, но Е.Н. Скотникова настояла. В итоге дали 2 каюты. Путешествие по реке продлилось более недели. Сотрудникам детского сада №20 удалось добиться, чтобы по дороге никто из ребят не простудился: ни на пароходе, ни в холодной теплушке. Во многом это — достижение Е.Н. Скотниковой, которая вместе с коллегами промывала все помещения, где содержались дети, лизолом, искала дрова, горячую воду.

Конечной точкой эвакуации стала деревня Легаевка Чернушинского района Пермского края, она существует и сейчас. Детский сад №20 поселили в новом доме. Участник эвакуации Исаак Хаимович Фарберов вспоминал, что это был хороший дом, двухэтажный. Но у дома была проблема — он не был приспособлен для зимнего времени. Сотрудники детского сада вынуждены были сами утеплять и приспосабливать для детей жилище. Соорудили умывальный уголок, придумали распялки из лучинок (в первый год, пока не было керосина, лучины были единственным освещением).

Все воспитательницы работали профессионально: «как Фребель сравнивал воспитательницу детского сада с садовниками, которые ухаживают за цветами, так и мы создаем обстановку сада, в котором взращиваем и лелеем своих малышей...», - напишет Е.Н. Скотникова в отчете за 1944 год. Воспитатели окружали детей заботой и лаской, но мамами звать себя запрещали. «Я тебя и поцелую, и приласкаю, на ночь ножки укутаю, но я тебе не мама. Твоя мама в Ленинграде, ты к ней вернешься»- говорили они. Детей всегда содержали в чистоте и опрятности. Составляя меню, подсчитывали, как в мирное время, калории. Повар Полина Никитична Васильева готовила из картошки пирожки, котлеты, блинчики, запеканки. Впоследствии в беседе с журналисткой Эллой Максимовой воспитатели скажут так: «наш фронт — нежный и веселый, работаем дружно, любовно, планово». Педагоги поддерживали любую инициативу ребят. Например, Валентин Трыков и Исаак Юдбаровский очень любили писать стихи и, однажды педагоги предложили им напечатать собственный самодельный сборник. Так появился на свет сборник «20 стихов о Легаевском интернате», который сейчас хранится в музее «Дети и дошкольные работники осажденного Ленинграда».

Дети очень любили интернат и воспитателей. Они с благодарностью вспоминают те времена. «Ох, как мы носились по всему двору! Особенно летом, когда не было снега. А зимой были в лаптях, валенок не было у нас. … Евгения Николаевна очень меня любила. Она была одинокой. Помню, что я к ней на коленки садилась, головку на плечико клала и так сидела…» - вспоминает Валентина Васильевна Шманцер. А вот что рассказывает нам Римма Ефимовна Каленова о интернате: «Когда мы приехали, взрослых распределили по домам колхозников. Мама (Фелицита Дегтярева – воспитатель и счетовод Легаевского интерната) жила у Матрены Филипповны. В том доме она часто пекла хлеб. … Еще посреди огромного поля стояло большое раскидистое дерево. Через поле мы, старшие воспитанники, ходили в лес. В лесу у нас было лучшее лакомство - земляника. Все мы были очень дружны».

Для того, чтобы прокормиться, и дети и взрослые много работали на участке, который выделил им колхоз. Городские дети освоили крестьянские работы: научились печь хлеб, запрягать лошадей, управляться с сохой, чистить уборные и печные трубы, ухаживать за животными.

Ребята также ходили в школу, учащиеся интерната учились во всех классах - от первого до седьмого. Так, воспитателям приходилось «переквалифицироваться» для работы со школьниками. В отчете за 1944 год Е.Н. Скотникова скажет так: «период эвакуации являлся проверкой наших знаний и гибкости. Наша работа не может быть стабильной. Росли дети, должны были расти и мы... Работники нашего интерната ...проявили себя как самоотверженные инициативные люди...».

Всю войну Е.Н. Скотникова аккуратно посылала отчеты в Ленгороно. И состояли они из обычных частей: интернациональное воспитание, физическое, художественное. Сообщала: «Стараемся вырабатывать слуховую наблюдательность, учим слышать чириканье птиц, шорох осенних листьев под ногами, голоса животных». Чего только не было в этом интернате - рукописные журналы, теневой театр, кукольный театр, занятия хореографией!

Как можно сделать выводы из отчета, интернат вел большую работу в районе: организовывал курсы для сотрудников колхозных яслей, воспитатели выступали на конференциях, участвовали в работе КМО (кустового методического объединения) местных детских садов, работали как «докладчики, беседчики, инструктора практических работ по всем педагогическим, хозяйственным и даже медицинским вопросам».

Дети как будто жили в большой дружной семье, а все - благодаря воспитателям, судьбам которых посвящены следующие главы исследования.

Глава 2. Жизнь сотрудников Легаевского интерната в годы войны.

Жизнь во время войны в тылу была не менее напряженная, чем на фронте. Каждый из воспитателей Легаеского интерната проявил себя героически. За активную работу в годы Великой Отечественной войны педагогический коллектив интерната был награжден Красным переходящим Знаменем Ленсовета как лучший эвакуированный интернат Пермского края. Как же жили педагоги?

Мне удалось узнать, что они были расселены в деревенских домах, в домах колхозников. «Спалось довольно крепко, только тревога за ребят – не случилось бы ничего в интернате. … Ночью не раз ходили проверять, спокойно ли там все… Страшно было… Появлялись волки. Через некоторое время нас переселили в здание, в кладовую комнату».

Сложно жилось воспитателям, ведь у них на попечении было более 60 детей. Их нужно было кормить, одевать, обеспечивать канцелярскими товарами. Но, «несмотря ни на что все педагоги были подтянуты, не запускали себя и главное не падали от этого духом. Были, как говорится, в форме. ... Все думали, как бы помочь стране в разгроме фашистов. И делали это, трудясь честно, добросовестно. Ведь мы – Ленинградцы!» - писала Евгения Николаевна в документе «Как жили взрослые воспитатели Легаевского интерната».

Александра Алексеевна Трещалова была воспитателем старшей группы. Ярче всего о своем военном периоде рассказывает сама Александра Алексеевна в отчете «О работе старшей группы Легаевского интерната». Из этого отчета я впервые узнала о том, что в 1941 году Александра Алексеевна выезжала из деревни Лукино Ярославской области в Ленинград. Евгения Николаевна Скотникова отправила ее за зимними вещами. В семье Трещаловых сохранились документы военного времени. Из справки, выданной отделом народного образования Октябрьского района от 23 февраля 1942 года, мне удалось узнать, что Александра Алексеевна «из Ярославской области в г. Ленинград приезжала за детскими вещами. Здесь задержалась за отсутствием транспорта...».

Чем же занималась Александра Алексеевна в осажденном городе? Ответ на этот вопрос нам удалось выяснить, работая с документами Объединенного Архива Комитета по образованию Санкт-Петербурга. Итак, выехав в августе 1941 года в Ленинград, она оказалась в кольце блокады. В Архиве Комитета по образованию мы нашли Приказ РОНО Октябрьского района, согласно которому с 13 сентября 1941 года Александра Алексеевна приступила к работе в родном 20 детском саду Октябрьского района. Дело в том, что часть детей и сотрудников сада не уехали в эвакуацию и продолжили работать в ДК Первой Пятилетки под руководством нового заведущего — В.А. Раевой. Согласно приказу №287 РОНО Дзержинского района нам удалось узнать, что 24 декабря 1941 года Александру Алексеевну перевели на должность заведующей детским садом №5 Дзержинского района. В семье сохранились трогательные воспоминания о том, что малышам, которые просили есть, хлеб заворачивали в марлю и давали как соску — и чувство голода притуплялось. Заведующей Александра Алексеевна проработала до 24 февраля 1942 года, после чего была эвакуирована в Молотовскую область (ныне - Пермский край). Александра Алексеевна проработала в Ленинграде самую страшную первую блокадную зиму и в 1949 году была награждена медалью «За оборону Ленинграда». Александра Алексеевна также кавалер медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годах».

Пока Александра Алексеевна отсутствовала, ее заменяла Фелицата Алексеевна Дегтярева. Если посмотреть ее опросный лист, то в графе про ее рабочие места мы читаем, что с августа 1941 года по март 1942 года Дегтярева работала воспитательницей. Все даты как раз совпадают, значит, Дегтярева заменяла Трещалову на время отъезда.

Итак, в марте 1942 года Александра Алексеевна Трещалова выехала из осажденного города в Молотовскую область. Она вернулась работать в свой детский сад, который тогда уже располагался в Легаевке. После приезда Александры Алексеевны Дегтярева заняла должность счетовода и пекаря. Ее дочь Римма Ефимовна Каленова вспоминает: «А какой мама хлеб делала у Марфы Ивановны в избе. Она и жила и там».

Ольга Федоровна Смирнова и Анастасия Ивановна Михайлова были воспитателями младшей группы Легаевского интерната. В младшей группе царили мир и гармония, воспитатели и дети любили и ухаживали друг за другом. «Если на прогулке Анастасия Ивановна угощает детей овощами, то ребята всегда вспоминали и про Ольгу Федоровну». Ольга Федоровна занималась подготовкой ребят к школе, ставила многочисленные спектакли, организовывала досуг ребятам. А Анастасия Ивановна много гуляла с детьми, показывала им природу Урала.

Сложно было бы воспитателям без помощников. Некоторые родители воспитанников 20 детского сада отправились в эвакуацию вместе со своими детьми. Среди них была Елизавета Борисовна Герчикова (мама Генриха, Исаака и Баси Фарберовых). Герчикова помогала с приготовлением пищи, убиралась в интернате. А Мария Алексеевна Пучкова, мама маленькой Нади Пучковой, сначала работала поваром, но однажды Мария Алексеевна получила травму, ей отрезали палец, и она стала ночной няней. «После этого случая мама стала со мной проводить гораздо больше времени, что, конечно же, меня радовало», - вспоминает Надежда, дочка Марии Алексеевны. Анна Васильевна Осипова приехала в интернат вместе с дочкой Ириной в 1942 году. Ирочке было 2 года, она ходила в группу Ольги Федоровны и Анастасии Ивановны, а Анна Васильевна помогала по хозяйству, иногда приглядывала за ребятами. Еще в интернате работала Анна Петровна Матвеева. Ее дочь Ольга еще в довоенное время ходила в 20 детский сад, в эвакуацию они отправились вместе. В списках Анна Петровна указана как счетовод, но Е. Н. Скотникова пишет про нее как про уборщицу.

Стоит обратить внимание на Пелагею Никитичну Васильеву, которая была поваром Легаевского интерната. Ее фантазии не было предела: она готовила пирожки с картошкой, блины, картофельные котлеты, в общем-то делала все, чтобы дети не голодали. Также она любил беседовать с детьми, поэтому многие воспитанники вспоминали, что всегда с удовольствием проводили время с ней на кухне.

Самый главный человека в Легаевском интернате - Евгения Николаевна Скотникова, заведующая интернатом. Это человек, который всю войну обеспечивал детям проживание, питание, учебные материалы, заботился об их одежде. Читая воспоминания воспитанников, можно заметить, что все были восхищены заведующей. Старшие ребята писали, что Евгения Николаевна сохраняла с виду полное спокойствие, обо всех заботилась, пыталась каждому уделить хотя бы капельку внимания. Исаак Фарберов говорил: «Евгения Николаевна обаятельный, уважаемый, добрый, строгий человек...». Евгения Николаевна регулярно подавала пример выдержки, она стойко переносила все лишения. Так, эвакуируя детей по воде, она разместила свой детский сад в двух каютах, а сама «так всю неделю и просидела у дверей на суповой кастрюле». Добывая картофель для посева, она 7 километров шла по ледяной жиже в правление колхоза, она сама скажет об этом так: «еле ноги волочу, думаю: лягу сейчас при дороге и будь что будет...». Читая отчеты Е.Н. Скотниковой, можно заметить, что она всегда добивалась всего того, в чем сильно нуждались дети. Если ребятам была нужна бумага, Евгения Николаевна добывала ее. Она была прекрасным руководителем. В отчетах можно проследить, как она четко планировала занятия с детьми, составляла планы на год. И, что самое удивительное, эти планы выполнялись. Даже в трудные военные годы она всегда предвидела результат. Вот выдержка из ее годового отчета за 1944 год: цели, которые ставит перед собой педагогический коллектив: «1. Создание условий, которые способствуют сохранению жизни детей. 2. Создание всех условий для всестороннего развития детей, общественно-политического и трудового воспитания. 3. Создание всех условий правильного физического развития детей. 4. Обставить жизнь детей так, чтобы они чувствовали себя в семье — создание уюта, теплоты отношений и в то же время поддержка глубоких родственных чувств к родителям на расстоянии». Судя по отзывам выпускников Легаевского интерната, ей удалось выполнить эти цели. За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны Евгения Николаевна была награждена многими грамотами, благодарностями, в том числе Грамотой Ленсовета, Республиканской Грамотой, а 6 апреля 1944 года ее наградили значком «Отличник народного просвещения».

Евгения Николаевна также была очень благодарным человеком и всегда с большой теплотой отзывалась о коллегах: «это десять женщин. Они были труженицы-энтузиасты. Они отдали лучшие годы своей жизни, сохраняя детей Ленинграда...». По инициативе Евгении Николаевны многие сотрудники интерната были награждены грамотами и медалями за труд в годы Великой Отечественной войны.

Глава 3. Евгения Николаевна Скотникова

Если вы посмотрите на общую фотографию сотрудников интерната, то в самой середине вы увидите темноволосую женщину. Это Евгения Николаевна Скотникова – заведующая Легаевским интернатом. Данные о том, когда Евгения Николаевна родилась, расходятся. В Чернушинском муниципальном архиве нам удалось найти списки воспитателей и их иждивенцев, где было указано, что Скотникова родилась в 1904 году. В списках же сотрудников Легаевского интерната мы читаем, что она родилась в 1903 году. А вот в Домовых книгах, хранящихся в ЦГА СПб, мы находим точную дату рождения Евгении Николаевны – 27 ноября 1903 года. И в справке о смерти Скотниковой мы видим ту же самую дату.

О детстве и семье Евгении Николаевны мы пока ничего не знаем. Нам известно лишь, что свою педагогическую деятельность Евгения Николаевна начала в возрасте 20 лет — в мае 1923 года.

Первый известный нам адрес Скотниковой в Петрограде — набережная реки Мойки, 98. Начиная с февраля 1928 года и по 1 сентября 1930 года Евгения Николаевна являлась руководителем детской комнаты при объединенном ЖАКТе 1, 3, 5, 7 домов на Троицкой улице. И в справке ЖАКТа мы читаем о Скотниковой следующее: «проявила себя опытным руководителем, соединяющим в себе качества хорошего организатора с умелым и чутким подходом к детям».

 В 1930 году Евгения Николаевна начинает получать высшее образование в Ленинградском Педагогическом институте имени А.И. Герцена. В ЦГА СПб мы обнаружили документы, которые Скотникова подавала при поступлении. В опросном листе Евгения Николаевна указала, что она имеет среднее образование по специальности «руководительница-дошкольница». А еще в этом же опроснике мы читаем, что Евгения Николаевна проходила повышение квалификации в 1923 и 1924 годах в Боровичах.

Обучение в институте заняло 5 лет, и в 1935 году, 13 ноября Скотникова получила диплом о высшем образовании. Обучение в педагогическом институте было весьма тяжелым. Начинающие педагоги получали качественное образование, проходя 27 предметов. В институте изучались педагогика, история педагогики, диамат, истмат, политэкономия, военное дело, ленинизм, гигиена дошкольного возраста и многие другие предметы.

Во время своего обучения Евгения Николаевна меняет свой адрес проживания. Летом 1931 года она с супругом переезжает на набережную Обводного канала, 175. Поиски домовых книг по этому адресу в архиве не увенчались успехом до тех пор, пока нам не удалось выяснить, что дома на Обводном канале меняли нумерацию, и дом 175 стал домом 213, в книге которого нам и удалось обнаружить запись о Скотниковых, они прожили в этом доме до самой войны.

В это время Е.Н. Скотникова начинает работу в 33 детском саду. 33 сад располагался на бульваре Профсоюзов, 31. В 1940х годах Евгения Николаевна приступает к работе в 20 детском саду Октябрьского района (пока точной даты назначения Скотниковой на должность заведующей у нас нет, но по подсчетам нам удалось выяснить, что она была назначена заведующей именно в этот период, так как в 1941 году мы уже встречаем ее фамилию в списках работников). О жизни Евгении Николаевны в годы войны мы уже писали.

Интересна и судьба мужа Евгении Николаевны. Ее супруга звали Иван Михайлович Скотников. Иван Михайлович родился 23 января 1893 года. В начале Великой Отечественной войны он являлся работником отдела снабжения завода имени Жданова (завод им. Жданова – это судостроительное предприятие. На сегодняшний день носит название «Северная верфь»). По данным сайта «Память народа», Иван Михайлович был призван в июле 1941 года. Он служил интендантом 3 ранга 165 отдельного интендантского строительного батальона. 4 декабря 1941 года был осужден на 10 лет лишения свободы Военным трибуналом Ленармии ПВО. Вполне вероятно, он погиб в заключении, но Евгения Николаевна узнает об этом уже после войны, так как в «Сведениях о работниках Легаевского интерната», которые были написаны, скорее всего, после февраля 1942 года, она указывает, что «замужем». А вот уже в статье Эллы Максимовой, опубликованной в 1981, мы можем прочитать, что «первой овдовела Евгения Николаевна».

Работая с документами Объединенного Архива Комитета по образованию Санкт-Петербурга, мы узнаем, что Евгения Николаевна вернулась в Ленинград 15 июля 1945 года вместе с 20 детским садом. Стоит отметить, что всех доверенных ей детей она вернула родителям в целости и сохранности. Увы, больше она не могла работать в 20 детском саду, ведь теперь там была другая заведующая — В.И. Раева, назначенная еще в годы войны и проработавшая там с 1941 по 1945 годы.

1 ноября 1945 года Евгения Николаевна была назначена заведующей детским садом №13 Куйбышевского района Ленинграда, который находился по адресу — набережная реки Мойки, 42. Приказом №1 от 1 января 1946 года в детский сад были приняты на работу воспитатели, которые прошли со Скотниковой всю эвакуацию — это А.А. Трещалова, О.Ф. Смирнова, Ф.А. Дегтярева (про этих героинь вы можете далее более подробно почитать в главах, посвященных их биографии).

Благодаря отличной работе Евгении Николаевны 13 детский сад стал одним из самых лучших в районе. В «Отчете о деятельности детских садов Куйбышевского района за 1948-49 годы» детский сад №13 представлен как образцовый в самых разных направлениях: лучшие работники заранее знакомятся с детьми и проводят открытые занятия, бережно относятся к инвентарю, заведующей объявляется благодарность «за оказание помощи району», воспитатели Трещалова и Михайлова характеризуются как профессионалы, «давшие высокие образцы работы с детьми». В этом детском саду Евгения Николаевна работала до 1961 года, а затем была переведена в Ушково. Увы, что было с Евгенией Николаевной дальше нам пока что неизвестно. Вероятно, она вышла на пенсию. Последний адрес, пго которому проживала Евгения Николаевна — переулок Макаренко, 3.

Евгения Николаевна Скотникова была одиноким человеком и место ее захоронения было никому не известно. Архивы отказывались давать информацию о смерти, так как это — личные данные, которые охраняются законом. На этом этапе исследования нам на помощь пришла начальник сектора социального управления Аппарата Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге Наталия Юрьевна Зенич, которая направила запрос в Архив ЗАКС, благодаря чему нам удалось получить информацию о смерти. Евгения Николаевна умерла 5 июля 1982 года. Запрос в ГУП «Ритуальные услуги» помог уточнить примерное место захоронения: Евгения Николаевна была кремирована в Ленинградском крематории 9 июля 1982 года и 16 июля «захоронение урны с прахом Скотниковой Е.Н. произведено в могилу 1977 года на участке «Псковская дорожка» Большеохтинского кладбища». Путем последовательного обхода всех могил на участке «Псковская дорожка» эта могила была найдена. На этом же участке похоронено еще несколько людей, но нам еще предстоит узнать кто они.

Глава 4. Александра Алексеевна Трещалова

Впервые об Александре Алексеевне Трещаловой мы узнали из статьи московского журналиста Эллы Максимовой, опубликованной в книге «Вторая Победа». Она пишет о том, что, работая в Легаевском интернате, Александра Алексеевна ездила в Ярославскую область, где был оставлен заболевший туберкулезом Фима Блох, и привезла ребенка в Легаевку. Также мы читаем, что она «разрезала свое единственное крепдешиновое платье на ленты для бантов и кос».

В поисках дальнейшей информации мы отправились в Народный музей педагогического колледжа №8 Санкт-Петербурга «Дети и дошкольные работники осажденного Ленинграда», где многое узнали о военном периоде жизни Александры Алексеевны, который я подробнее описала в главе №2.

Александра Алексеевна родилась в 1896 году. Ее родной город – Кременчуг (это украинский городок). Ее мать – Елена Степановна Белоуско, а отец Алексей Белоуско. В семье было несколько детей, Александра - одна из старших. Всю свою юность Александра Алексеевна провела в родном городке, а 12 ноября 1917 года вышла замуж за Кузьму Максимовича Трещалова. Совершив свадебное путешествие по Хабаровскому краю, молодые приехали в Петроград.

Работая в Архивном отделе администрации Чернушского муниципального района, мы нашли информацию, что у Трещаловой была дочь – Ирина. Ирина родилась в 1920 году. Если была дочь, значит, был муж. Супруг Александры Алексеевны - Кузьма Максимович Трещалов родился в 1888 году, во время войны работал счетоводом. Думая, что на этом члены семьи Трещаловых закончились, мы ошибались. И в июле 2019 года, работая в Центральном Государственном архиве Санкт-Петербурга, мы нашли информацию, что у Александры Алексеевны и Кузьмы Максимовича была дочь Татьяна 1924 года рождения. Но, к сожалению, девочка прожила всего 3 дня.

Мы не раз задавались вопросом, какое же образование было у Александры Алексеевны? Работая в Архивном отделе Администрации Чернушинского муниципального района, мы нашли списки, в которых было указано образование, полученное всеми педагогами. Александра Алексеевна окончила Педагогическое училище, получив среднее педагогическое образование.

Чем занималась Трещалова после войны? Ответ на этот вопрос нам помогли узнать ее внучки - Людмила Львовна и Галина Львовна Стахеевы (которых нам помогла найти воспитанница Легаевского интерната Римма Ефимовна Каленова), а также документы Объединенного Архива Комитета по образованию Санкт-Петербурга.

Итак, в конце июня 1945 года семья воссоединилась. Семья Трещаловых жила на набережной реки Фонтанки, дом 24. Если посмотреть списки детей детского сада №20 за 1945 год, в которых родители расписывались при получении детей, то в 13 строчке мы можем увидеть Мухину Галину, а расписывалась за нее Трещалова Александра Алексеевна. В воспоминаниях Скотниковой, что хранятся в музее Чернушинской школы №5, написано, что Галя жила год у Александры Алексеевны в ожидании, пока ее родная мать будет демобилизована из армии.

Трещалову очень любили ребята уже бывшего Легаевского интерната. Римма Ефимовна Каленова и ее брат Владимир ходили к Александре Алексеевне в гости, а некоторое время и жили у нее, пока у них в квартире был ремонт. В 1946 году семья увеличилась: Ирина Кузьминична вышла замуж за Льва Стахеева, и у них родился сын Александр.

По данным Объединенного Архива Комитета по образованию Александра Алексеевна, приехав из эвакуации, работала с 1946 по 1950 года в детском саду №13 Куйбышевского района, которым заведовала Е.Н. Скотникова. Начиная с 1950 года и до самой пенсии - в 8 детском саду Дзержинского района. С этим садиком связано немало воспоминаний и внучек Трещаловой Галины Львовны и Людмилы Львовны, которые появились на свет в 1953 году в Ленинграде. В этот же год Трещаловых постигло горе. Умер Кузьма Максимович.

Свою бабушку сестры помнят с самого детства, а вот дедушку нет. Маленькие девочки ходили в 8 детский сад, но в другую группу. Бабуля Саша, так называли ее в семье, много времени проводила с ними. Они и на дачу детского сада раньше всех приезжали, чтобы навести там порядок, бабушка их и убираться, и шить учила. Александра Алексеевна считалась одним из лучших воспитателей 8 детского сада. «Ей предлагали стать заведующей, но она почему-то отказалась» - вспоминает Галина Львовна. Родители подопечных были очень довольны ее работой, так, в 1958 году они подарили ей большую грамоту - благодарность, которая хранится в семейном архиве Трещаловых, где есть такие строки: «Вы, милая Александра Алексеевна, были всегда ровной, непреклонно требовательной и, вместе с тем, матерински чуткой к детям нашей группы» - пишут родители старшей, выпускной группы.

25 мая 1956 года Александра Алексеевна ушла на пенсию. Но тем не менее она работала летом на даче детского сада 8. Эту дачу помнит ее внук, Александр Львович: «Это была дача на Школьной улице, в доме 10 в поселке Комарово. Неподалеку был Финский залив, и мы иногда с бабушкой ходили туда». Начиная с 1958 года Александра Алексеевна ушла на пенсию. Теперь она больше времени уделяла семье, внукам. Самое удивительное, что А. А. Трещалова, Е. Н. Скотникова, Ф. А, Дегтярева общались и дружили после войны, ходили на всевозможные премьеры в кинотеатр «Родина». Внучка Фисы Алексеевны, Светлана Каленова, хорошо помнит Трещалову. «Бабуля Саша часто приходила к нашей бабушке. Они любили общаться, вместе занимались моим воспитанием», - смеясь рассказывает Светлана Владимировна.

Лично для меня было интересно и необычно, что бывшая воспитанница интерната Римма Ефимовна Каленова, которую нам чудом удалось найти в августе 2019 года, общалась с Александрой Алексеевной до самой ее кончины. Римма Ефимовна ездила к своей воспитательнице на каждый ее день рождения и просто так, навестить. Бывшие воспитанники Легаевского интерната собирались в 1975 году, имя Александры Алексеевны мы нашли в списках присутствующих на встрече. В семейных архивах Каленовых и Трещаловых сохранились уникальные фотографии, на которых мы видим воспитанников и сотрудников интерната на фоне Юсуповского дворца.

До конца своей жизни Трещалова прожила на набережной реки Фонтанки, в доме 24. Александра Алексеевна умерла 9 февраля 1990 года. Благодаря Галине Львовне и Людмиле Львовне мы нашли могилу Александры Алексеевны и Кузьмы Максимовича Трещаловых на Богословском кладбище.

Глава 5. Ольга Федоровна Смирнова

Ольга Федоровна Смирнова была воспитательницей ребят младшей группы Легаевского интерната. Ольга Федоровна родилась 15 июля 1905 года в поселке Лигово Ленинградской области. Про ее детство и юность, увы, пока ничего не известно.

Первый известный нам адрес Смирновой в Ленинграде — переулок Халтурина, дом 27, квартира 11, куда она заселилась в 1931 году. До войны она работала в 32 детском саду Куйбышевского района. С 1937 года Ольга Федоровна училась в Ленинградском педагогическом институте им. Н.К. Крупской, мы нашли ее в списках за I и II семестры 1937/38 . До конца обучение в институте Ольга Федоровна не довела, возможно, по причине ухода в декрет.

Ольга Федоровна была замужем за Владимиром Григорьевичем Смирновым. Читая статью «Вторая Победа», мы можем найти следующие строки: «Вот уже нет мамы у Лиды Молчановой, у Коли и Вити Бобровых. Но ребенка нельзя оставить без писем! Коле и Лиде писал с фронта дядя Володя, муж Ольги Федоровны». У Ольги Федоровны и Владимира Григорьевича был сын Дмитрий (14.10.1930 г. р), который отправился в эвакуацию вместе с мамой. Уже в Легаевке, в декабре 1941 года, у Ольги Федоровны появился еще один сын – Алексей. Ольга Федоровна была потрясающим воспитателем, ребята ее очень любили, и большинство детских рисунков было адресовано именно ей. Ольга Федоровна работала с дошкольной группой Легаевского интерната в паре с Анастасией Ивановной Михайловой. В группе на сентябрь 1943 года было 27 ребят от 2 до 7 лет. Количество постоянно менялось, т.к. в Легаевский интернат переводили воспитанников других интернатов. Дошкольники жили на 2 этаже дома, но все ребята воспитывались по принципу большой семьи — младшие ходили встречать старших со школы, были организованы дежурства. Помещения, где жили ребята, были тематически оформлены, всю войну педагоги проводили занятия, составляя планы. Интересно, что даже в условиях эвакуации педагоги повышали квалификацию: в отчете Ольга Федоровна пишет, что они читают журнал «Дошкольное воспитание» и другую методическую литературу.

В интернате О.Ф.Смирнова также возглавляла хоровой кружок и была душой всех праздников. Е.Н. Скотникова рассказывала, что все «праздники в … интернате проходят исключительно хорошо, с подъемом, содержательно, красивао оформлены. Большую инициативу и творчество в оформлении костюмов проявляет О.Ф. Смирнова. Содержание сценариев обсуждается на педсоветах...». В архивных материалах школы №5 мы нашли рисунок Ольги Федоровны, на котором та схематически изобразила дом, в котором размещался Легаевский интернет. Благодаря ей, мы можем увидеть, как он выглядел. За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны О.Ф. Смирнова была награждена Грамотой Ленсовета.

Вернувшись в Ленинград, приказом № 1 от 1 января 1946 года О.Ф. Смирнова приступила к работе в 13 детском саду Куйбышевского района. По данным районных годовых отчетов Ольга Федоровна входила в список лучших воспитателей среди старших групп. После войны семья Смирновых жила по адресу Садовая улица, дом 80, квартира 10. К сожалению, мы пока не знаем дальнейшей биографии Ольги Федоровны. У бывшей воспитанницы интерната Е. А. Тайдышко сохранились фотографии О.Ф. Смирновой, сделанные в 1964 году, следовательно, она была еще жива, но, скорее всего, уже на пенсии.

Глава 6. Анастасия Ивановна Михайлова

Анастасия Ивановна Михайлова работала в паре с Ольгой Федоровной. Она родом из деревни Новинки Сукромского сельсовета Новоторжской области. В Ленинград Анастасия Ивановна приехала в 1934 году. Поселилась она у семьи Бителевых (вероятно, родственников) на улице Некрасова, дом 48, квартира 12. В семье было трое сыновей: Михаил (1919 года рождения), Николай (1923 года рождения), Евгений (1927 года рождения), глава семьи Александр Васильевич и его супруга Прасковья Яковлевна. В статье «Вторая Победа» указано, что во время блокады Михайлова потеряла всех родственников – 10 человек. Но на сайте «Подвиг народа» удалось найти сведения, что 06.04.1985 Михаил получил Орден Великой Отечественной войны II степени. Следовательно, Михаил остался в живых и есть вероятность, что родственники Анастасии Ивановны живы, но пока нам их найти не удалось.

В списке «Сведения о сотрудниках Легаевского интерната» написано, что у А. И. Михайловой среднее образование, и она окончила она всего 1 курс педагогического училища. Она не была замужем, так как во всех списках указано, что она девица.

В 1945 году, 15 июля, детский сад вернулся в Ленинград. Где жила Михайлова после войны, увы, пока не удалось выяснить. После войны Анастасия Ивановна продолжила работу воспитателем в 13 детском саду Куйбышевского района под руководством уже знакомой нам Евгении Николаевны Скотниковой. Приказом 1 от 1 января 1946 года вместе с А. А. Трещаловой и О. Ф. Смирновой она была зачислена на работу. В отчетах часто встречается ее имя. Про Анастасию Ивановну отзывались хорошо, писали, что она один из лучших воспитателей 13 детского сада. Указывается, что Михайлова много проводит времени с детьми на улице, наблюдая за окружающей средой, а по итогам прогулки дети делают прекрасные рисунки. В этом саду Анастасия Ивановна работала до самой пенсии. В 1960 году ее уволили в связи с наступлением пенсионного возраста, но еще два месяца Анастасия Ивановна продолжала работать в родном детском саду.

Общаясь с родственниками воспитателей Легаевского интерната, мы узнали, что Михайлова почти не общалась с сотрудниками и воспитанниками бывшего интерната.

Когда умерла Анастасия Ивановна умерла пока, к сожалению, не известно. На встрече сотрудников и воспитанников Легаевского интерната в мае 1975 года мы находим ее в списках участников, значит, она еще жива. Но дату смерти и место захоронения нам еще предстоит выяснить. 

Глава 7. Фелицата Алексеева Дегтярева

Фелицата Алексеевна Дегтярева родилась в январе 1904 года в селе Сима Юрьев-Польского района Ивановской области.

Свою рабочую карьеру она начала в 1921 году, работая воспитательницей детского сада своего родного села. С 1923 года Фелицата Алексеевна стала членом партии Владимирской городской подпартийной организации (ВКПб), в которой пробыла до 1927 года.

С 1923 по 1924 годы она заведовала избой-читальней в селе Сима Юдовско-Польского района. Потом она работала несколько лет завхозом родильного дома города Владимира, и в 1929 году она сменила свое место работы в последний раз, став завхозом окружной больницы.

В Ленинграде Фелицата Алексеевна впервые появляется в 1930 году. Сюда она приезжает поступать на библиотечное отделение института имени Крупской. Дегтярева окончила 3 курса библиотечного отделения института. В списке педагогов Легаевского интерната в графе «образование» указано, что она получила неполное высшее образование. В ее Личном листке по учету кадров обозначено, что в 1933 году она прервала обучение в институте. Возможно, причиной послужила беременность, так как в 1934 году у нее появляется девочка – Римма.

Во время обучения в институте Дегтярева вышла замуж за Ефима Васильевича Каленова. В этот период Фелицата Алексеевна работала библиотекарем, увы, пока в неизвестной нам организации. После рождения маленькой Риммы, в 1935 году она начинает работу в библиотеке ДК им. Первой Пятилетки (где и располагался 20 детский сад). В те же годы семью Дегтяревых постигает горе. Умирает Алексей Дегтярев (отец нашей героини). Для Фелицаты Алексеевны это был сильный удар, так как она очень любила своего папу. Но уже 1936 год для семьи Каленовых оказывается счастливым. У них появляется еще один ребенок – сын Владимир. После его рождения Фелицата Алексеевна продолжает работать в библиотеке ДК им. Первой Пятилетки. Ее дети посещают 20 детский сад, но в 1941 году начинается война. Дети вместе с детским садом уезжают в Ярославскю область. Спустя месяц в качестве заместителя начальника эшелона по эвакуации Фелицата Алексеевна также едет в Ярославскую область и там остается работать в детском саду №20.

О том, какую роль она сыграла в истории Легаевского интерната, вы можете почитать во второй главе моего исследования.

Супруг Фелицаты Алексеевны, Ефим Васильевич, героически погиб во время войны. Он поддерживал связь со своими детьми и женой, писал им письма и посылал открытки. Сегодня эти открытки хранятся в семейном архиве Каленовых (Князюк). В сентябре 2019 нам удалось разыскать Римму Ефимовну Каленову — дочь Фелицаты Алексеевны, которая любезно поделилась материалами семейного архива. Вот один из фрагментов письма папы маленькому Вове: «Здравствуй мой мальчик Вовочка! Решил тебе написать письмо в благодарность за то, что ты хорошо кушаешь. Мало бегаешь, слушаешь маму, Анастасию Ивановну и Заведующую. Я слышал, у вас есть земляника, правда ли это? Если правда, то напиши мне об этом, я приеду к тебе попробовать ее. Папа». Вот такие небольшие послания получали Римма, Вова и их мама до 7 ноября 1941 года. В ноябре Ефим Васильевич погиб. Он был артиллеристом. Ефим Васильевич героически оборонял осажденный Ленинград и погиб под Шушарами. Его могилу нам удалось найти на петербургском Кладбище памяти жертв 9 января.

В 1945 году семья вернулась в Ленинград. Римма пошла в 4 класс, а Володя - в первый. После школы Римма Ефимовна окончила университет по специальности инженер-судостроитель, а Владимир - Первый Ленинградский медицинский институт им. Академика Павлова по специальности врач-рентгенолог.

Фиса Алексеевна работала с 1945 по 1950 годы библиографом в библиотеке Парткабинета Ленинградского обкома и Горкома ВКПб, а в 1950 году была повышена в должности до заведующей книжным фондом. Ленинградский филиал Центральной сельско-хозяйственной библиотеки – это последнее место работы Дегтяревой [26]. Там она трудилась с 1953 до 1961 год. Тем не менее, после ухода на пенсию Фелицата Алексеевна продолжала состоять в партийной организации своего последнего места работы, активно участвуя во многих мероприятиях библиотеки, помогая молодым сотрудникам. В ее характеристике от 1978 года написано, что Фелицата Алексеевна «являя собой пример активного, деятельного коммуниста, скромного и доброго. … пользуется заслуженным авторитетом среди коммунистов и всех сотрудников библиотеки».

Дружили ли воспитатели после войны и эвакуации? На этот вопрос нам все внуки Фелицаты Алексеевны и бывшей воспитательницы Легаевского интерната Александры Алексеевны Трещаловой ответили: «Да!». Фелицату Алексеевну помнят внуки Александры Алексеевны Трещаловой. «Фиса Алексеевна часто к нам в гости заходила, бабуля Саша с ней гуляла, ходили в кинотеатр “Родина”,» - рассказывают внучки Трещаловой Галина Львовна и Людмила Львовна. «Я, когда вступала в коммунистическую партию, мне помогала Фелицата Алексеевна, наставляла, ведь она в партии на тот момент уже давно была» - вспоминает Валентина Григорьевна, супруга внука Трещаловой. Алексей Владимирович тоже сказал: «А я помню, что была Александра Алексеевна, бабуля к ней ходила, вроде бы пару раз и она к нам приходила. Они очень дружили». В общем-то, эти две семьи связаны крепкой дружбой. После ухода Александры Алексеевны и Фелицаты Алексеевны Римма Ефимовна и внучки Трещаловой очень долго общались.

Семья участвовала во встрече воспитанников Легаевского интерната 1975 года, а спустя 4 года, в 1979 году, Фелицата Алексеевна ушла из жизни. Благодаря семье Князюк мы нашли могилу Дегтяревой на Кладбище памяти жертв 9 января. Фелицата Алексеевна покоится рядом с Ефимом Васильевичем, а в 1997 году в семейную могилу был подхоронен Владимир Ефимович. В июне 2020 года ушла из жизни последняя участница эвакуации семьи Каленовых Римма Ефимовна. Римма Ефимовна также похоронена на Кладбище памяти жертв 9 января в Санкт-Петербурге.

Глава 8. Елизавета Борисовна Герчикова

Сведения о Елизавете Борисовне Герчиковой нам в основном сообщил ее сын — Исаак Хаимович Фарберов — бывший воспитанник Легаевского интерната, а так же документы Чернушинского муниципального архива.

Елизавета Борисовна родилась в 1912 году в Белоруссии, в городе Жлобин, под Гомелем. В семье было 4 детей: 3 мальчика и девочка - Елизавета. «В детстве мама гусей пасла на поле» - рассказывает Исаак Хаимович про детство своей мамы».

В Ленинград Елизавета Борисовна приехала перед Великой Отечественной войной. Училась в полиграфическом техникуме на Лиговском проспекте, 70, а затем работала на бумажной фабрике – Буммаш, которая располагалась по адресу Лиговский проспект 60-62.

У нее была семья: муж Хаим Галилеевич Фарберов и трое детей - Бася, Генрих и Исаак. В списках воспитанников детского сада мы обнаружили их довоенный адрес: ул. 3 Июля (ныне - Садовая), 63/24, кв. 28. Младшие дети посещали детский сад №20 Октябрьского района Ленинграда. Судя по спискам, Басе было 2 года, Генриху 6, а Исааку 3 года, когда их эвакуировали. Елизавета Борисовна отправилась в эвакуацию со своими детьми, так как каждому сотруднику детского сада разрешалось взять своих детей.

Но Елизавета Борисовна воспользовалась разрешением о вывозе не только детей, но и родственников. В списках воспитателей и их иждивенцев мы видим, что под именем Герчиковой есть еще несколько имен. Среди них супруга старшего брата Е. Б. Герчиковой – Дося Евсеевна Рабкина, двоюродная сестра Исаака Хаимовича – Софа Гальпер и ее мама Берта Григорьевна Гальпер.

В Легаевском интернате Елизавета Борисовна работала уборщицей, готовила и стирала. Младший сын говорил о ее трудовой деятельности так: «Мама воспитательницей никогда не была, она на кухне работала, мыла посуду». Подписывая групповую фотографию сотрудников Легаевского интерната, Е.Н. Скотникова так написала о ней: «Елизавета Борисовна Герчикова - уборщица, работала по доставке продуктов...».

Работая в Пермском государственном архиве социально-политической истории, мы нашли упоминание Елизаветы Борисовны в протоколах собраний Бродовской партийной организации.

В конце войны, благодаря стараниям Е.Н. Скотниковой, Елизавета Борисовна получила медаль «За трудовую доблесть в годы Великой Отечественной войны». Стоит отметить, что Евгения Николаевна и Елизавета Борисовна дружили после войны еще несколько лет.     Воспользовавшись сайтом «Подвиг народа», нам также удалось найти информацию о муже Елизаветы Борисовны. Хаим Галилеевич Фарберов воевал на Ленинградском фронте. 2 июля 1943 года он был награжден медалью «За оборону Ленинграда». Согласно спискам награжденных, служил в 289 стрелковом полку 120 стрелковой дивизии. 11 октября 1945 года он был награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 года».

После войны семья вернулась на Садовую улицу. Исаак Хаимович вспоминал, что им очень повезло: их дом не был разрушен, квартира не была разграблена, все осталось таким же, как до эвакуации. И один из предметов еще дореволюционного времени нам удалось увидеть вживую, когда мы были в гостях у Исаака Хаимовича и его супруги Ларисы Михайловны. Это шкаф- горка, и ее фото вы можете увидеть в приложении. После войны Елизавета Борисовна не работала: на руках было трое детей и старенькая мама, за которой требовался уход. С 1945 года они жили на улице ул. 3 Июля, 63/24, кв. 28, но с 1963 года переехали в Московский район на проспект Космонавтов в дом 29 корпус 4. Хаим Галилеевич работал в магазине, приходил поздно, мать Герчиковой, Анна Александровна, сильно болела и ей нужен был уход. Дети помогали родителям, учились в школе. Их жизнь нам ярко описывал Исаак Хаимович.

Умерла Елизавета Борисовна в апреле 1996 года. В результате поиска нам удалось найти ее могилу на Преображенском Еврейском кладбище Санкт- Петербурга. Она прожила долгую и сложную жизнь длиной в 82 года. Из детей на сегодняшний день остался в живых только Исаак Хаимович, ему сейчас 80 лет, и живет он в Московском районе.

Глава 9. Анна Петровна Матвеева

Анна Петровна Матвеева сидит на фотографии предпоследняя во втором ряду. Небольшая, худенькая женщина.

Анна Петровна родилась в 1905 году. Она получила среднее образование, окончив 9 классов. До эвакуации 20 детского сада, который посещала ее дочка Ольга Николаевна, Матвеева работала на Октябрьской железнодорожной конторе счетоводом.

О семье Анны Петровны мало, что известно. Если мы с вами откроем сайт «Память народа» и наберем известные нам данные о супруге Анны Петровны, то высветится множество вариантов, в которых и надо разобраться. Во-первых, мы знаем, что супруг Анны Петровны был призван Октябрьским РВК, так как до войны семья проживала по адресу проспект Майорова, дом 55 (сейчас Вознесенский), который тогда относился к Октябрьскому району. Таким образом, половина всех Матвеевых не подходят, так как многие были призваны иными РВК. Теперь остается следующая проблема. Матвеевых много, но, как показал просмотр документов и просто их страниц, большинство рождены после 1915 года, что естественно облегчает ситуацию. И мы выходим фактически на финишную прямую. А точнее просматриваем документы оставшихся Матвеевых. Если во второй ситуации нас смущали слишком поздние даты рождения, то сейчас нас могут смутить более ранние даты рождения. Скорее всего, Николай Матвеев, рожденный в 1890 году не мог быть мужем женщины, которая была рождена в 1905. После просмотра оставшихся документов, нам удается понять, что супругом Анны Петровны был скорее всего Николай Федорович Матвеев, родившийся в 1905 году. Был призван на фронт в 1941 году Октябрьским РВК Ленинградской области и Ленинграда, а в 1944 году был награжден медалью за подвиг. В 21 июня 1944 года он, будучи шофером, доставил боеприпасы, благодаря которым удалось отбиться от врага. Но этот факт нам еще предстоит подтвердить документально.

У Матвеевых была дочь Ольга, которая родилась 2 июля 1937 года на «ст. Поп/ново Ленинградской области» (так указано в документах). Здесь тоже возникли вопросы. Нынешняя станция Попово была создана уже после войны, а та, которая нам нужна, в довоенное время находилась на территории Финляндии. На территории СССР, в Ленинградской области, был поселок Старо-Паново, рядом с Лигово, поэтому, возможно, «ст. Паново» подразумевает под собой тот самый населенный пункт. Оля посещала 20 детский сад и 29 июня 1941 года была эвакуирована со всеми ребятами.

Анна Петровна не сразу была эвакуирована. Она приехала в Легаевку весной 1942 года. И сначала работала техничкой в детском саду №5, который был также эвакуирован в Пермский край. До войны детский сад №5 находился на Лермонтовском проспекте. В отчете Е. Н. Скотниковой упоминалась, что многие сотрудники Легаевского интерната были приписаны к колхозу Вторая Победа. И Анна Петровна Матвеева также была участником колхоза Вторая Победа. Удалось найти данные, что в 1943 году Анна Петровна была принята в партию.

В 1945 году Анна Петровна и Ольга вернулись из эвакуации в составе 20 детского сада и по списку реэвакуированных мы видим, что семья выбыла на свой довоенный адрес, то есть на проспект Майорова.

Увы, пока про послевоенную жизнь Анны Петровны не удалось узнать. В дальнейшем я планирую найти ее родственников, установить точные даты жизни, выяснить подробности послевоенной биографии.

Глава 10. Пелагея Никитична Васильева

Пелагея Никитична работала поваром в Легаевском интернате и была самым пожилым сотрудником в интернате. На момент начала эвакуации Пелагее Никитичне было 48 лет.

Пелагея Никитична родилась в 1893 году в селе Чернобулак Саратовской области, где и прошли ее детство и юность. Семья Пелагеи Никитичны была простой, крестьянской, отец работал в Саратове, а его супруга с детьми жили в Черобулаке. В семье было много детей, поэтому уже в 14 лет юной Поле пришлось зарабатывать своим трудом на хлеб. Она пошла учиться в мастерскую дамского платья, где освоила профессию швеи. После обучения Пелагея уехала работать в Саратов, где, скорее всего, и познакомилась со своим будущим мужем.

В 21 год Васильева вышла замуж и уехала в Ленинград. 19 февраля 1930 года Пелагея Никитична начала работать на швейной фабрике имени Володарского. На фабрике Пелагею Никитичну хвалили, считали хорошим работником, поэтому в 1932 году ее выдвинули в партийную организацию СССР. 1 декабря 1932 года Пелагея Никитична стала членом партии ВКПб. Будучи активным членом партии, Васильева получала много хороших отзывов. Нам также удалось найти ее автобиографию довоенного периода в Центральном государственном архиве историко-политических документов Санкт-Петербурга. До начала войны Пелагея Никитична была инструктором Группового комитета Районного совета. Скорее всего именно от этого Райсовета Пелагея Никитична попала в эвакуацию с 20 детским садом.

«Мы все вспоминаем, как, однажды Вова стоял, смотрел как Пелагея Никитична готовит. И она у него спросила: “Что это ты такой худенький, Володя?” А он ей отвечает: “Худой, да сытый”». Не было предела фантазии Васильевой. Из одной картошки она могла сделать котлеты, пирожки, запеканку. Валентин Трыков вспоминает о Пелагее Никитичне с добротой, говоря, что она делала все, лишь бы сильно не голодали.

Также Пелагея Никитична, будучи активным членом партии, участвовала во многих открытых партийных собраниях Бродовской первичной организации. В 1943 году была даже секретарем на одном из собраний (Протокол 29 от 23.04.1943).

Вместе с интернатом 15 июля 1945 года Васильева вернулась в Ленинград в свою квартиру. Проработав еще несколько лет, Пелагея Никитична ушла на пенсию.

Благодаря помощи Аппарата Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге удалось найти данные, что Пелагея Никитична умерла 7 февраля в 1971 году и место захоронения находится на Северном кладбище Санкт-Петербурга. В память и благодарность Пелагее Никитичне бывшая воспитанница интерната Ирина Марковна Шварц выделила средства, и мы вместе смогли восстановить запущенную могилу сотрудницы интерната. И это еще раз подчеркивает, насколько важным и нужным человеком была Пелагея Никитична в Легаевском интернате.       

 Глава 11. Анна Васильевна Осипова

Анна Васильевна родилась в 1913 году в городе Высший Волочек. Ее детство пришлось на начало Первой мировой войны, государственного переворота. В списке на обслуживающий персонал Легаевского интерната мы читаем, что Анна Васильевна окончила 6 классов. А в списке на обслуживающий персонал Легаевского интерната и их иждивенцев написано, что у Осиповой на иждивении состоит Анатолий Иванович Осипов (1937 года рождения). По воспоминаниям дочки Осиповой, это ее племянник. Значит, у Анны Васильевны был брат Иван.

После школы Анна Васильевна окончила институт по профессии фармацевт и приехала в Ленинград. Жила она по адресу Большой проспект, дом 16/1, а работала в аптеке неподалеку фармацевтом. По воспоминаниям Ирины Марковны, Анна Васильевна вышла замуж примерно в 1937 году за Марка Семеновича Шварца. А 23 декабря 1940 года в семье родилась Ира. Марк, отец Иры, бросил семью. Спустя время началась война.

Самую первую блокадную зиму Анна Васильевна с дочкой провели в Ленинграде. «Страшно подумать, как мы выжили…», - вспоминает Ирина Марковна. Но 12 августа 1942 года, благодаря хлопотам Марка Семеновича, Ирина и ее мама выехали из осажденного города и отправились в деревню Легаевка Молотовской области (ныне Пермского края). В Легаевском интернате Анна Васильевна работала уборщицей, но в списках сотрудников интерната мы встречаем ее как счетовода. «Мама жила в избе моей крестной Марии. А крестили меня в Легаевке», - рассказывает Ирина Марковна. В некоторых списках сотрудников интерната Анна Васильевна отсутствует. Возможно, некоторое время она не работала в интернате.

В июле 1945 года Анна Васильевна и Ира вернулись в Ленинград вместе с интернатом . Ирочка пошла в детский сад, а Анна Васильевна сперва работала кассиром в магазине на углу Пионерской улицы и Большого проспекта. «Еще я помню, что ходила к маме на Чкаловский, 58, она тоже там кассиром работала», - рассказывает Ирина Марковна. И третьим местом работы Анны Васильевны был Кулаковский магазин, находящийся на улице Блохина. «Мама там много лет работала. 25 или даже больше. У нее была виртуозная работа. Раньше были такие кассы с ручками, и мама все делала очень быстро. За годы к ней все привыкли, Анечкой называли, любили очень. Работала мама с утра до вечера. Я ее иногда ходила встречала». В послевоенное время было тяжело. Анна Васильевна одна воспитывала дочь, муж никак финансово не поддерживал. Но все равно каждое лето Анна Васильевна с дочкой ездила в город Килию, Одесскую область. Вкусный осетр и жаркое лето Украины Ирина Марковна до сих пор вспоминает с теплотой.

Проводить свободное время вечером Анна Васильевна любила за книгой. «Помню, придет она с работы, сядет за наш круглый стол, откроет книгу, упрется локтями в стол, подогнет ноги под себя и сидит читает. А мне свет с лампы мешает спать, я на нее ворчу», - вспоминает Ирина Марковна. Еще Анна Васильевна была рукодельницей, шила одежду и себе и дочке.

На пенсии Анна Васильевна совсем недолго пробыла. 25 декабря 1978 года Анна Васильевна умерла. «Это была прекрасная женщина. И такая красивая…», - рассказывает Ирина Марковна. Анна Васильевна похоронена на Северном кладбище. А с ее дочкой Ириной Марковной удалось встретиться, взять интервью. Ирине Марковне недавно исполнилось 80 лет, а живет она в социальном доме, недалеко от своих детских мест, где когда-то работала ее мама.

 Глава 12. Нина Никитична Журавлева

На общей фотографии воспитателей Легаевского интерната с левой стороны в нижнем ряду сидит темноволосая смеющаяся женщина. Это Нина Никитична Журавлева.

Нина Никитична родилась в 1910 году в Петербурге. В графе «образование» в Списке сотрудников Легаевского интерната написано, что Нина Никитична получила «низшее» образование. То есть, она закончила менее 9 классов.

Если смотреть справочник «Весь Ленинград» за 1935 год, то мы встречаем там имя нашей героини. Ее адрес на момент эвакуации и в 1935 году был один и тот же – улица Третьего июля (ныне Садовая улица), дом 103, квартира 20. Нина Никитична жила по соседству Полиной Никитичной Васильевой (см. главу 10). Журавлева работала упаковщицей на заводе «Красный треугольник», который производил резиновые изделия. Там Нина Никитична работала до начала войны.

У нашей героини был супруг – Николай. До войны семья жила счастливо на улице 3 Июля. В 1936 году в семье появляется маленькая Валентина, а в 1939 году Галина. Валентина ходила в 20 детский сад Октябрьского района. Но в 1941 году началась Великая Отечественная война. Валя и Галя уехали в эвакуацию с детским садом, Нина Никитична вместе с ними. Супруг Журавлевой, Николай, скорее всего ушел на фронт, но точно подтверждения этому нет. На сайте «Подвиг народа» есть один Николай Журавлев, который был призван Октябрьским РВК, но он родился в 1925 году, следовательно, его призвали в 1943 году, а на тот момент супруг Журавлевой уже погиб. Известно, что он погиб примерно в 1943 году.

Нина Никитична была уборщицей в интернате. Работа уборщицей в Легаевском интернате – это довольно комплексная профессия. Некоторые из уборщиц доставляли продукты, кто-то помогал на кухне, другие убирались и мыли полы. В документах написано, что Нина Никитична помогала на кухне, а так же занималась продуктами.

В 1945 году Нина Никитична, Валентина и Галина возвращаются вместе с детским садом из эвакуации. В списке реэвакуированных воспитанников 20 детского сада Октябрьского района мы читаем, что семья выехала на свой прежний адрес – Садовую улицу, дом 103. Исследование послевоенных лет Нины Никитичны – одна из перспектив моей работы.

Глава 13. Мария Алексеевна Пучкова

В нижнем ряду, третья слева сидит темненькая женщина небольшого роста с серьезными большими глазами. Это Мария Алексеевна Пучкова, помощница воспитателей.

Мария Алексеевна родилась в 1907 году в Петербурге. Росла в обычной семье, училась в школе. В списке сотрудников Легаевского интерната написано, что Мария Алексеевна получила низшее образование, то есть не окончила и девяти классов. По воспоминаниям Н. И. Хушт (дочки), ее мама отучилась 7-8 классов. В «Сведениях о сотрудниках Легаевского интерната» указано, что Мария Алексеевна закончила 7 классов.

Первый известный нам адрес в Петербурге – Канонерская улица, дом 19/81, квартира 61. Примерно в 1932 году Мария Алексеевна вышла замуж за Ивана Пучкова. Скорее всего, девичья фамилия нашей героини – Смирнова. В 1937 году в семье появилась дочка Надя. Шли годы, подрастающая Надя ходила в 20 детский сад Октябрьского района, Мария Алексеевна работала уборщицей в здании ДК Первой Пятилетки. 29 июня 1941 года Надя вместе с детским садом выехала в эвакуацию. Вместе с ними поехала и Пучкова.

В списках сотрудников Легаевского интерната Мария Алексеевна значится, как уборщица и прачка. Но в 1943 году произошло несчастье. «Однажды, мама работала на кухне, резала капусту. И как-то сильно повредила себе палец. Ее возили в ближайшую больницу. С тех пор один палец на руке у нее был нерабочий, и она стала работать ночной няней в интернате. Тогда мама больше со мной времени начала проводить», - вспоминает Надежда Ивановна, дочь Марии Алексеевны. В Легаевке Надя пошла в первый класс, а Мария Алексеевна работала ночной няней, а так же отвечала за доставку продуктов.

В 1945 году Мария Алексеевна, Надя и 20 детский сад вернулись в Ленинград. По воспоминаниям Надежды Ивановны, послевоенные годы были нелегкими. Мария Алексеевна работала уборщицей в магазинах. В 1953 году семья переехала в Кировский район, на проспект Народного ополчения, дом 67, квартира 35. Это и стало последним адресом Пучковой. Точных данных о послевоенных годах Марии Алексеевны пока нет.

Долгое время мы пытались найти могилу Марии Алексеевны. Мы нашли данные, что она умерла в 1985 году. Благодаря помощи Аппарата Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге удалось разыскать место захоронения Марии Алексеевны – Северное кладбище Санкт-Петербурга, «12 Хвойный» участок. Интересно, что Мария Алексеевна похоронена вместе с некой Анной Алексеевной Смирновой, но никакой информации не было, кто это.         В документах было указано, что ответственной за могилу является Н.И. Хушт. В Интернете мы нашли данные о Надежде Ивановне Хушт (в девичестве Пучкова) 1937 года рождения, и благодаря сайту «Возвращенные имена. Книга памяти», мы связались с ней. Надежда Ивановна рассказала нам, что Анна Алексеевна Смирнова – сестра Марии Алексеевны. «Мама очень хотела, чтобы ее похоронили с сестрой», - рассказывает Надежда Ивановна. И желание Марии Алексеевны исполнили.

Пока про послевоенные и довоенные годы Марии Алексеевны мало что известно. Одна из главных перспектив исследования данной биографии – взять «живое», не телефонное интервью у Надежды Ивановны Хушт.

Заключение

Данная работа - дань памяти воспитателям и сотрудницам Легаевского интерната, которые всю войну защищали, воспитывали детей. Они смогли заменить им семью.

Самой большой удачей считаю то, что нам с научным руководителем — Еленой Павловной Стальмак — удалось разыскать 9 воспитанников Легаевского интерната, поговорить с ними.

Исследование истории Легаевского интерната продолжается. Впереди — выяснение новых подробностей биографии сотрудников Легаевского интерната, поиск захоронений О. Ф. Смирновой (воспитательницы младшей группы) и А. И. Михайловой (коллеги О. Ф. Смирновой), поиск родственников О. Ф. Смирновой и А. П. Матвеевой, а также новые поездки в Пермский край и Ярославскую область.

#история #краеведение #олимпиада

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 Августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 Августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 Августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 Августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 Августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 Июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 Июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 Июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 Июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 Июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».