В Петербурге возрождают музей древних рукописей

Когда-то в нашем городе действовал музей древних рукописей, созданный ученым Николаем Петровичем Лихачевым. Ныне значительная их часть хранится в архиве Санкт-Петербургского института истории РАН на Петрозаводской улице, что возле станции метро «Чкаловская». В том самом доме, который когда-то принадлежал Лихачеву и был построен специально для его коллекции. Наш собеседник — директор института доктор исторических наук Алексей СИРЕНОВ — считает, что сегодня пришло время возродить здесь традиции, существовавшие в петербургской науке в первые десятилетия ХХ века.

В Петербурге возрождают музей древних рукописей | Значительную часть коллекции Николая Петровича Лихачева составляли древнерусские иконы, ныне они - в Русском музее. Здесь ученый запечатлен в своем рабочем кабинете в доме на Петрозаводской улице. Фото начала ХХ века. Репродукция. ФОТО АВТОРА

Значительную часть коллекции Николая Петровича Лихачева составляли древнерусские иконы, ныне они - в Русском музее. Здесь ученый запечатлен в своем рабочем кабинете в доме на Петрозаводской улице. Фото начала ХХ века. Репродукция. ФОТО АВТОРА

- Алексей Владимирович, рискну предположить, что на фоне Дмитрия Сергеевича Лихачева его однофамилец оказался несколько в тени...

- И совершенно незаслуженно! Академик Николай Петрович Лихачев был выдающимся нумизматом, генеалогом, источниковедом, а также одним из самых крупных в Европе коллекционеров памятников письменности. Практически на всех крупных антикварно-букинистических аукционах Европы у него были свои представители.

Здание на Петрозаводской построили в начале ХХ века специально для его собрания. Сохранились документы, в которых Лихачев указывал архитектору: сделать дом как можно менее выделяющимся, потому что в нем будут храниться ценные коллекции. И как можно более прочным. Здесь усиленные перекрытия, а число капитальных стен в несколько раз больше, чем в обычных жилых домах того времени. Этакая неприметная крепость...

Лихачев стремился к тому, чтобы в его коллекции были представлены разные страны, эпохи, культуры, чтобы документы можно было сравнивать, сопоставлять, причем не только по содержанию, но и по структуре и материалу. Условно говоря, положить рядом папскую буллу, жалованную грамоту московских князей, патент петровского времени и автограф Наполеона.

В отличие от многих других коллекционеров Лихачев был не прочь показать свою коллекцию публике. Его гостями были прежде всего коллеги - историки, филологи, литераторы, искусствоведы и даже поэты Серебряного века, они тоже дарили ему свои рукописи...

- Так было до революции. Потом ситуация изменилась?

- Весной 1918 года Лихачеву удалось добиться, чтобы его дом «как содержащий особо важные научные собрания, библиотеку и архив по истории и археологии» не подлежал реквизиции. Но это была не единственная опасность: дом почти не отапливался, коллекции страдали от сырости и мороза. Зимой 1921 года лопнули трубы водопровода, вода залила комнату с книгами XVIII века...

Несмотря ни на что, на базе своей коллекции Лихачев создал музей палеографии (так называется наука об изучении рукописей). С 1925 года он находился в ведении Академии наук, а сам Лихачев был назначен его директором. В путеводителях по Ленинграду того времени это учреждение числилось в списке городских музеев.

Однако в 1929-м Николай Петрович был репрессирован по «Академическому делу». Больше полутора лет он провел в заключении, затем был выслан в Астрахань.

Созданный им музей, переименованный в Институт истории книги, документа и письма, перевели отсюда в помещение библиотеки Академии наук. Будучи в ссылке Лихачев пытался спасти музей, но, когда в 1933 году ему разрешили вернуться в Ленинград, обнаружил дом на Петрозаводской пустым: его отдали под общежитие аспирантов, а коллекции, которые находились здесь, рассредоточили по учреждениям.

Сейчас фрагменты лихачевского музея находятся в Эрмитаже, Институте восточных рукописей, Государственном историческом музее; книги - в библиотеке Академии наук и ее отделах, в библиотеке Музея истории религии и других собраниях.

Только рукописи в 1967 году вернулись сюда, в родной дом на Петрозаводской, где и стали частью архива нашего института... Более 16 тысяч единиц хранения, от VII века нашей эры до конца ХХ века. Этот комплекс представляет одну из самых ценных в России и одну из самых заметных в мире коллекций подлинных документов. Такого нет больше ни в одном научном академическом учреждении России.

По старым фотографиям мы выяснили, в каких именно помещениях нашего здания находился музей палеографии. Моя мечта - воссоздать его в части помещений нашего дома на Петрозаводской, вернуть его городу, стране и миру. Ведь сохранились подлинные интерьеры, подлинная мебель и, самое главное, экспонаты. Мы даже знаем, что именно находилось в витринах. Например, в одной из них были подделки: Николай Лихачев специально собирал коллекцию фальсификатов. И она тоже сохранилась!..

- На ваш взгляд, кого привлечет этот музей?

- Николай Петрович считал, что его коллекция интересна каждому образованному человеку. Мы не придумываем ничего нового: мы просто возвращаем то наследие, которое, к счастью, не до конца потеряли.

Будет уделено здесь внимание и трагической судьбе самого Николая Петровича Лихачева... После возвращения из ссылки он с семьей ютился в комнатах третьего этажа, куда можно было попасть по черной лестнице. Бывший академик был лишен возможности заниматься научной работой. В 1936 году его не стало...

Сейчас мы в холле третьего этажа разместили стенды, посвященные Лихачеву и его коллекции. Решаем, как организовать экскурсии. Пока здание недоступно для широкой публики, выставочных залов здесь нет: все рукописи в специальных хранилищах. Наша задача - сделать наш институт еще одной точкой на культурной карте Петербурга.

Хорошим подспорьем служит то, что Министерство науки и высшего образования передало нашему институту флигель во дворе, построенный после войны, - там было книгохранилище. Пять лет он пустовал, поэтому нуждается в ремонте, но введение его в эксплуатацию даст нам возможность высвободить свободное место в «доме Лихачева» и вернуть музей на свое историческое место. Я прекрасно понимаю, что это план не на один и не на два года, но верю, что у нас получится...

Впрочем, воссоздание музея - только одна из задач. Не менее важно и изучение хранящихся у нас исторических источников. Ведь архивное собрание нашего института описано лишь частично. Сотни документов до сих пор не введены в научный оборот, никто даже не знает, что в них содержится.

Теперь у нас есть собственная лаборатория комплексного изучения рукописных памятников, которой прежде не было. Ее сотрудники - молодые ученые, вчерашние студенты и аспиранты. Ведь что касается средневековых рукописей, мы не можем зачастую сказать, где и когда они были созданы. Сегодня их датируют палеографическим методом, разработанным еще в конце XVII - начале XVIII века французским историком и филологом Бернаром Монфоконом. Затем российские историки и филологи приспособили этот метод для датировки славянских документов.

- В чем его суть?

- Сначала необходимо выявить рукописи, про которые точно известно, где и когда они были созданы. Затем сравнить начертания письма и определить, какой признак свойственен для того времени и места. Далее такие черты ищут в тех рукописях, когда не имеют датировки и локализации.

Этот метод имеет право на существование, но в нем очень много допущений. Писец мог научиться в одном месте и переехать в другое. Он мог научиться в юности и сохранить особенности своего почерка до старости...

Еще в XIX веке при участии Николая Петровича Лихачева был разработан четкий метод датировки бумаги по водяным знакам. А вот как датировать пергамент, мы не знаем до сих пор. В России же рукописи на бумажных носителях в массовом порядке появились только в XV веке: до этого - только на пергаменте.

Мы ставим перед нашей лабораторией задачу разрабатывать естественно-научные методы датировки и локализации рукописей. Это та идея, которую озвучивал в свое время Николай Петрович Лихачев...

Кстати, возвращаясь к его имени: мы решили ежегодно в апреле проводить научные чтения, посвященные его памяти. В этом году они состоятся впервые. Многолетний сотрудник нашего института известный византинист академик Игорь Павлович Медведев предложил учредить премию памяти Николая Петровича Лихачева - за научные труды в области источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин.

Инициативу поддержало отделение историко-филологических наук РАН. Премию учредили два академических учреждения: Санкт-Петербургский институт истории и Институт археологии. Она будет вручаться в нашем городе раз в два года. Эта премия - наша дань памяти замечательному ученому-историку. Она должна поддержать традиции, которые были заложены трудами Николая Лихачева и остаются важными для исторической науки.

#музей #рукописи #возрождение #история

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 052 (6650) от 24.03.2020 под заголовком «Неприметная крепость».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 Августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 Августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 Августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 Августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 Августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 Июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 Июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 Июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 Июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 Июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».