Стоп, приехали. В XVIII веке без паспорта в Петербург было не попасть

Правила приезда в Петербург и проживания в нем по сравнению с другими российскими городами отличались большей строгостью. Оно и понятно: столица, императорские резиденции и двор, иностранные посольства. Еще в петровское царствование власти обозначили основные категории нежелательных жителей.

Стоп, приехали. В XVIII веке без паспорта в Петербург было не попасть | Картина Бенжамена Патерсена «Вид на Дворцовую набережную у Зимнего дворца со Стрелки Васильевского острова», 1799 г. Фото: Public Domain

Картина Бенжамена Патерсена «Вид на Дворцовую набережную у Зимнего дворца со Стрелки Васильевского острова», 1799 г. Фото: Public Domain

Правило на два столетия

«Чтоб никто ничьих беглых людей и крестьян не принимали и в городах и в селах и в деревнях не пропускали», - грозно возвещал указ от 30 апреля 1704 года. За беглого солдата доносителю полагалась хорошая по тем временам денежная награда - пять рублей. А беглых было много: они скрывались от владельцев, произвола начальства, высоких налогов, нужды, «хлебной скудости» (неурожаев). Сбежавших крестьян били плетьми и высылали из столицы на прежние места жительства...

Через десять лет был издан указ, касающийся уже непосредственно Петербурга. Его жителям запрещалось пускать в свои дома «мастеровых, работных и всяких пришлых людей... без поручных записей», то есть рукописных документов, подписанных начальством или владельцем. Объяснялось это следующим образом: «понеже от таких пришлых людей при Санкт-Петербурге является многое воровство и татьбы (похищение. - Ред.) и убивства». Этот указ и весь XIX век определял неизменное правило для домовладельцев: сообщать в полицию обо всех приезжих.

Введенную при Петре I обязательную регистрацию приезжающих в столицу сначала осуществляла Санкт-Петербургская канцелярия, с 1718 года - Полицеймейстерская канцелярия. Жить в городе без документов и регистрации было рискованно.

Петровский указ от 30 октября 1719 года вводил строгое правило: «Чтоб никто никуда без проезжих или прохожих писем из города в город и из села в село не ездил, и не ходил; но каждый бы имел от начальников своих пашпорт или пропускное письмо». В конце своего правления, в 1724 году, Петр I повелел: «Никто не может отлучаться от места своего постоянного жительства без узаконенного вида или паспорта».

Это правило, продержавшееся почти два столетия, заключалось в обязанности иметь при себе паспорт, то есть документ, удостоверяющий личность и дающий право на временный отъезд. Паспорта выдавали сроком от нескольких месяцев до трех лет. Затем полагалось получать новый документ. Были умельцы, подделывающие документы. Их безжалостно наказывали: рвали ноздри и отправляли на каторгу...

На заставах при въезде в города проверяли путников и их разрешительные документы. В паспорта крестьян вписывали приметы - краткий словесный портрет.

Те, кто не имел документов, проникали в город в обход застав. Но в Петербурге им было сложно укрыться от полиции, проверявшей наличие паспортов.

Последующие правители вносили некоторые дополнения и уточнения в правила. Например, Анна Иоанновна указом от 11 января 1734 года запретила пускать в Петербург беспаспортных людей, которые приходили просить милостыню. В указе они названы «ханжами».

Ряд мер имел отношение к духовенству. Некоторые священнослужители самовольно оставляли свои церкви, другие «продерзатели» и вовсе были отлучены от священства, «а иногда и ни в какой чин священства не произведены, а исправляют служения и требы церковные». Подозрительных, имеющих «подложные и неправильные паспорта», «бродящих попов и дьяконов и церковного причта людей» запрещалось принимать в дома, полки и в Адмиралтейскую команду без объявления из духовного ведомства. Это касалось не только Петербурга и Москвы, но и губернских и уездных городов (указ Сената от 17 апреля 1732 года).

Указы от 9 сентября 1732 года и 19 ноября 1739 года ограничивали самовольное передвижение представителей духовного сословия. Даже на временную поездку по делам церкви требовалось разрешение:

«... не может монастырский настоятель послать монаха своего в другую епархию без позволения и паспорта местного своего Архиерея, ни за какими нуждами...».

Плутовство отставного боцмана

Не желали власти видеть в Петербурге и ушедших отставников в невысоких чинах - сухопутных и морских служителей. Отслужив, они должны были покинуть город.

Известен такой случай: в 1749 году отслужившему в петербургском Адмиралтействе боцману Федору Назарову в Адмиралтейской коллегии выдали паспорт «на проезд на прежнее жилище в Олонецкий уезд». Без права возвращения: «чтоб чрез заставы его Назарова и жену его в Санкт-Петербург не пропущать».

Еще до отставки боцмана эта семейная пара имела несколько приводов в полицию: «взятые в непотребстве и сводничестве к блудному грехопадению». За что Назаров был бит кошками (плетьми с несколькими хвостами), а жена его, Прасковья Леонтьева «кнутом сечена».

Обоих отправили в Олонецкий уезд, где жил брат Назарова Василий, государственный крестьянин. Федор выдержал там всего две недели и задумал вернуться обратно в Петербург... Чтобы обойти запрет, он заклеил соответствующую фразу в паспорте. Для этого, как свидетельствует документ, он зашел «в пустую баню, взяв пшеничной муки и разведя на теплой воде, оной свой паспорт, чтоб не видно было на нем подписки, наклеил на лист картузной бумаги, и пришел обратно в Петербург»...

Здесь-то обман его и был раскрыт. По резолюции Главной полицеймейстерской канцелярии Назарову за «плутовство» было «учинено наказание кнутом», после чего его вновь отправили в Олонецкий уезд.

Еще один отставник отличился своим поведением в екатерининское время, попав тем самым в историю. Из указа от 2 ноября 1779 года становится известно, что Екатерина II повелела выслать из Петербурга «и из всей здешней губернии» отставного прапорщика Дмитрия Колесникова, задержанного полицией «в бесчувственном пьянстве». Подобное с ним случалось и раньше. Ни под каким видом ему не разрешалось появляться в Петербурге: в противном случае императрица грозила ему Сибирью.

«А равным образом поступать и с другими ему подобными, которые здесь в праздности обращаются, и в противных благопристойности поступках и пьянстве в Полицию приведены будут», - говорилось в указе.

Еще одну категорию «изгоев» в столичном Петербурге составляли цыгане. Именной указ Елизаветы Петровны от 16 августа 1759 года гласил: «...цыганов в Санктпетербург и близ онаго отнюдь не пускать и въезду им не дозволять». Сенат приказал «оных цыганов, буде есть шатающиеся в Санкт-Петербурге, от Главной Полиции сыскав всех, отсюда выслать немедленно с крепким подтверждением, чтоб впредь они в Санктпетербург и близ онаго отнюдь въезжать не дерзали под жестоким наказанием».

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#история #документы

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 050(6648) от 20.03.2020 под заголовком «Стоп. Приехали».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 Августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 Августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 Августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 Августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 Августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 Июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 Июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 Июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 Июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 Июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».