Петербургские страницы жизни основоположника современной сейсмологии Б. Б. Голицына

Петербургские страницы жизни основоположника современной сейсмологии Б. Б. Голицына | Фото из работы автора

Фото из работы автора

IX региональная олимпиада по краеведению школьников Санкт-Петербурга

«Санкт-Петербургские ведомости» публикуют самые лучшие работы участников олимпиады за 2020 год (в сокращенном виде).

Для 9–11 классов региональная олимпиада является восприемницей ежегодных городских историко-краеведческих чтений школьников Санкт-Петербурга, которые проводились ГБНОУ «СПБ ГДТЮ» при поддержке СПбГУ, РГПУ им. А. И. Герцена, Союза краеведов Санкт-Петербурга и профильных общественных организаций с 1991 года.

Для 8–9 классов региональная олимпиада является восприемницей конкурса «Олимпиадный марафон», который проводился с 2007 года СПб АППО при поддержке фонда Д. С. Лихачева, Союза краеведов Санкт-Петербурга, РГПУ им. А. И. Герцена, СПб ГУ, Российской Правовой академии Министерства юстиции (Северо-Западный филиал).

Выполнила работу: Грабарева Екатерина (ГБОУ СОШ № 222 с углубленным изучением немецкого языка «Петришуле», 11 класс).

Петербургские страницы жизни основоположника современной сейсмологии Б. Б. Голицына



Введение

Моя работа посвящена Борису Борисовичу Голицыну - великому русскому ученому, который стал основателем науки сейсмологии не только в России, но и во всем мире. Именно он дал саму идею определения энергии землетрясения. Открытия этого великого физика и сейсмолога в наши дни используются в самых разных уголках земного шара. Жизнь Бориса Борисовича Голицына протекала на рубеже двух столетий (XIX - XX века), именно на это время пришлось окончание периода классической физики и начало совершенно нового - релятивистско-квантового. Следует отметить, что весь XIX век и начало XX века были отмечены большими научными достижениями в области физики, и открытия Бориса Голицына заняли достойное место в этом ряду.

Научная деятельность Бориса Борисовича Голицына достаточно хорошо изучена и описана в десятках статей, книг и справочников. Совсем другая ситуация складывается с изучением петербургских фрагментов биографии и адресов этого великого ученого,  следует признать, что эта область совсем не исследована. Именно поэтому моим главным вкладом в изучение биографии Бориса Борисовича Голицына является выяснение петербургских адресов и уточнение подробностей петербургских страниц биографии Бориса Голицына.  В этом заключается новизна проекта. Помимо этого, несмотря на огромное количество справочных материалов, позволяющих описать научную биографию и вклад в мировую науку Бориса Борисовича Голицына, не существует четкой систематизации литературы и источников. Последовательное описание биографии и систематизация материала — вторая задача, поставленная перед данным исследовательским проектом.

Актуальность данного проекта обусловлена тем, что в 2019 году научная общественность отмечает 180-летие Пулковской обсерватории — главного астрономического учреждения России. Изучение биографии одного из самых известных ученых обсерватории — Бориса Голицына — мой маленький вклад в это значительное событие.

Работа по поиску петербургских адресов князя Голицына позволит в дальнейшем подготовить авторскую тематическую экскурсию, посвященную жизни и работе Бориса Голицына в Петербурге. Сбор материалов для создания экскурсии определяет практическую значимость данного исследования.

В ходе исследования я работала во многих библиотеках нашего города. Поиски информации по теме я начала в Библиотеке Аничкова дворца, где познакомилась с книгами, фрагменты которых были посвящены научной деятельности Б.Б. Голицына. Поиск источников я продолжила в Российской Национальной библиотеке, где мне удалось поработать со справочниками «Весь Петербург», благодаря которым я смогла уточнить ряд адресов Б. Голицына в Петербурге, а также познакомиться с публикациями самого Б. Голицына и его коллег, изданными в начале XX века. В ходе работы над темой я посетила Пулковскую обсерваторию, где долгие годы работал Б. Голицын, осуществила фотофиксацию адресов Голицына в нашем городе, разыскала могилу Б. Голицына на Никольском кладбище Александро-Невской лавры, работала в Архиве Российской Академии наук, изучала документы, хранящиеся в Российском Государственном историческом архиве.

Глава 1: Адреса Бориса Борисовича Голицына в Санкт-Петербурге

Известно, что Борис Борисович Голицын родился 18 февраля (2 марта) 1862 года в Санкт-Петербурге в семье полковника Бориса Николаевича Голицына и Марии Георгиевны  Голицыной (приемной дочери графа Г.Г. Кушелева). В 1870 году родители Бориса Борисовича развелись, и мальчика воспитывала приемная бабушка — Екатерина Дмитриевна Кушелева.

Мне стало интересно, где же в Санкт-Петербурге жил юный Борис Голицын. В справочнике П.П. Нейдгардта «Список домам Санкт-Петербурга по полицейским частям и участкам за 1869 год» я узнала, что графиня Екатерина Дмитриевна Кушелева владела тремя домами в разных частях города - Московской, Спасской и Литейной. По какому же из этих адресов она жила, и где воспитывался юный Борис Голицын?

Первый адрес, указанный в справочнике, — набережная Екатерининского канала, 48 /Конный переулок, 2 (ныне — угол канала Грибоедова и переулка Гривцова), - в Спасской части города. Там Кушелева владела одним каменным домом. Но район, где был дом, считался в Петербурге того времени не очень благополучным, близость Сенной площади, а также тот факт, что Конный переулок получил свое название от того, что на нем торговали лошадьми, позволяет предположить, что для собственного проживания графиня предпочла иной адрес.

Второй адрес, который мы обнаружили — это Московская часть Петербурга — Дмитровский переулок, 16. Здесь домовладение состояло уже из двух каменных зданий, из которых одно было жилым, другое — хозяйственным. Для того, чтобы выяснить историю этого дома, я обратилась к архитектурному сайту www.citywalls, из которого узнала, что дом по Дмитровскому переулку, 16 построен архитектором Е.Г. Терентьевым в 1854 году и с тех пор не менял свой облик. Это скромное 4-хэтажное здание в стиле эклектика — образец рядовой городской застройки. Мы решили сравнить его с третьим адресом, чтобы выяснить, какой из этих домов могла предпочесть графиня для собственного проживания.

Третий адрес — набережная Фонтанки, 32/ Симеоновский переулок (ныне — ул. Белинского), 1. По этому адресу Кушелева владела двумя каменными жилыми домами и одной хозяйственной постройкой. На сайте www.citywalls.ru я нашла изображения этого дома во времена Кушелевых — угловой дом был построен архитектором И.Е. Старовым, следующий за ним — А.И. Штакеншнейдером. Оба здания выглядели нарядно и выделялись среди рядовой городской застройки. Этот дом, а также два его интерьера изобразил на своих акварелях художник Луиджи Премацци. Роскошные интерьеры (изысканная мебель, предметы декоративно-прикладного искусства, коллекция живописи) и фасад здания позволяют нам сделать вывод о том, что графиня Екатерина Дмитриевна Кушелева и сын ее приемной дочери Борис Борисович Голицын жили именно в этом доме.

Летнее время Борис Борисович Голицын проводил в имении Лигово (Полежаевский парк), которое также называли имением Кушелевых. Помимо этого, в книге Лазарева П.П. "А.Г.Столетов, Н.А.Умов, П.Н.Лебедев, Б.Б.Голицын" и в статье “Физический институт П.Н. Лебедева Российской академии наук” упоминается о том, что Борис Борисович Голицын провел вместе со своей бабушкой Екатериной Дмитриевной Кушелевой некоторое время в Афинах, но подробной информации об этом пребывании, к сожалению, нет.

В 1847 году после смерти бабушки Екатерины Дмитриевны Кушелевой, Борис Борисович Голицын был передан на воспитание ее сестре - Татьяне Дмитриевне Строгановой (это известно из семейного архива Людмилы Олеговны Середа). В книге Кузнецова С.О. "Дворцы и дома Строгановых" указано несколько адресов этой семьи, где теоретически мог в это время проживать Борис Борисович Голицын. Давайте рассмотрим их подробнее.

Первый адрес - Строгановский дворец, расположенный по адресу Невский проспект, 17. В то время  дворцом владел граф Сергей Григорьевич Строганов и жил там со своей семьей с 1874 года, так как именно в этом году он вышел в отставку с должности председателя университетского Общества истории и древностей российских, расположенного в Москве. Поэтому вероятность нахождения Бориса Борисовича Голицына в этом дворце крайне мала.

Второй адрес - имение Волышево, которое было получено Татьяной Дмитриевной Васильчиковой (Строгановой) в приданое. Имение Васильчиковых и Строгановых Волышево находилось в Порховском районе Псковской области. Усадебный дом был построен в 1860-х гг. архитектором Михаилом Алексеевичем Макаровым для Александра Сергеевича Строганова, который являлся мужем Татьяны Дмитриевны Строгановой. Эти факты позволяют сделать вывод о том, что именно здесь Борис Борисович Голицын проживал вместе с Татьяной Дмитриевной Строгановой.

В 1875 году Борис Борисович Голицын поступил в Морское училище, ныне - Морской корпус Петра Великого, расположенный по адресу набережная Лейтенанта Шмидта, дом 17.

В 1880 году Борис Борисович Голицын, достигший звания гардемарина, отправился в плавание на полуброненосном фрегате "Герцог Эдинбургский". Во время плавания он побывал в Алжире, Неаполе, Пирее, Триесте, в мае 1881 года посетил Яфу и Иерусалим. Весной 1882 года он отправился во Флоренцию, где в то время находилась его мать - Мария Григорьевна Кушелева (которая вторично вышла замуж за итальянца). Последующие два года Борис провел в Италии по причине того, что врачи нашли у него признаки туберкулеза и запретили до выздоровления возвращаться в Петербург.

По возвращении в Петербург в 1884 году, Борис Борисович Голицын поступил слушателем на гидрографическое отделение Морской академии, нынешнего Морского кадетского корпуса, который упоминался ранее. Это учебное заведение он окончил в 1886 году одним из лучших, имея 12 баллов по всем предметам на всех экзаменах. В правилах о пенсионерах морского училища читаем: «Высочайшее утверждение 8 мая 1867 года: "На счет 1600 рублей, опускаемых ежегодно из арендных сумм по высочайшему повелению 1 августа 1855 года, выдаются при выпуске из Морского училища ежегодные премии шести отличнейшим из курса: первым двум - 300 рублей, остальным - по 250 рублей с наименованием "Премия адм. Нахимова"». Борису Борисовичу Голицыну были выданы 300 рублей, что означает, что он был не только отличником, но и одним из двух лучших отличившихся.

Окончив курс Морской академии, Борис Борисович Голицын в 1887 году оставил службу во флоте в чине лейтенанта и решил посвятить себя науке, особенно его интересовала физика. Он попытался поступить в Петербургский университет, но ему это не удалось (см. Приложение 9). Как указано в книге «Высшая школа Санкт-Петербурга. XIX–начало XX века», поступить в Петербургский университет мог каждый человек свободного состояния, независимо от принадлежности к каким-либо сословиям, кто имел аттестат об окончании гимназии. В противном же случае необходимо было проходить приемные испытания. Вероятно, Аттестата у Бориса Борисовича Голицына не было, и он принял решение покинуть Санкт-Петербург.

В 1887 году Борис Борисович Голицын отправился в Германию, в город Страсбург, где поступил на физико-математический факультет Страсбургского университета. Незадолго до этого он отправился во Флоренцию, где брал у одного немца уроки немецкого языка в течение 2-3 месяцев.

В 1890 Борис Борисович Голицын был удостоен докторского диплома, после чего он вернулся в Санкт-Петербург. Тогда он вновь попытался поступить в Петербургский университет уже на магистра. Он был допущен без затруднений и смог сдать все экзамены, в которые  входила не только физика, но и механика и метеорология. О месте жительства Бориса Борисовича Голицына ничего неизвестно, но, как утверждает газета «Московский университет», он находился тогда в очень тяжелом материальном положении и, возможно, жил в студенческом общежитии при университете.

В 1891 году Борис Борисович Голицын обвенчался с Марией Константиновной Хитрово. По данным газеты «Московский университет»,  молодожены совершили свадебное путешествие по городам Европы. Вернувшись в Петербург (точная дата неизвестна), Борис Борисович Голицын, по нашим предположениям, проживал вместе со своей женой по адресу ее родителей: Дворцовая набережная, дом 10. Этот адрес в нашем городе также принято называть «Дом А.П.Гагариной» или “дом Жребцова”.

Как утверждает газета «Московский университет», в эти годы Голицын работал в Главной сейсмической станции в Пулково. Однако эта информация представляется ошибочной, так как на здании Пулковской обсерватории висит мемориальная доска: «Здесь, на сейсмической станции “Пулково”, с 1906 по 1916 год работал ее основатель, выдающийся русский физик, один из основоположников сейсмологии, академик Борис Борисович Голицын». Как правило, в ходе работы над мемориальными досками данные выверяются по источникам, особенно строго это делали в советское время, поэтому у нас нет оснований не доверять датам, указанным на мемориальной доске, установленной в 1962 году.

Из книги П.П.Зюкова и А.Х.Хргиана “История и методология естественных наук” я узнала, что в 1891 году Борис Борисович Голицын был приглашен киевским физиком Н.Н.Шиллером в качестве приват-доцента в Киевский университет, но он отказался от этого предложения.

В 1892 году Борис Борисович Голицын уехал в Москву, где поступил в Московский университет на должность приват-доцента кафедры физики.

В 1893 году Борис Борисович Голицын уехал в город Юрьев, нынешний город Тарту в Эстонии. Там он был назначен исполняющим должность профессора по кафедре физики в Юрьевском университете, где он читал лекции. По данным письма министра народного просвещения, 4 декабря 1894 года Б.Б.Голицын подписал увольнение из Юрьевского университета. Поэтому Б.Б.Голицын вскоре вернулся в Санкт-Петербург.

В начале 1894 года ему было поручено заведовать физическим кабинетом Академии наук. Тогда же его пригласили читать лекции в Морскую академию Санкт-Петербурга. Из справочника «Весь Петербург» за 1893 год я узнала, что жена ученого - Мария Константиновна Голицына проживала в то время по адресу Дворцовая набережная, дом 10 (в этом доме она жила с 1891 года). В справочнике за 1894 год указан тот же адрес проживания. Вероятнее всего, Борис Борисович Голицын проживал по этому же адресу, хотя в справочнике его имя не было указано.

В 1895 году в «Известиях Академии наук» Борис Борисович Голицын опубликовал работу «Способ определения показателя преломления жидкостей вблизи критической точки», что говорит о его пребывании в Петербурге. По данным справочника «Весь Петербург» за 1895 год я узнала о месте жительства его жены. Адрес ее проживания изменился и теперь находился на улице Сергиевская, дом 55 (это нынешняя улица Чайковского, дом 55), который также принято называть доходным домом А. К. Кольмана. В этом же справочнике указан адрес самого Бориса Борисовича Голицына, который отличался от адреса его жены. А именно - Миллионная ул., 11, особняк А.П.Гагариной или Дом Жеребцова. Этот дом уже упоминался выше, так как именно в нем проживала жена Бориса Борисовича Голицына в период с 1891-1893 годы. Поскольку данных о том, что супруги развелись, у нас нет, стоит предположить, что в справочнике указаны места регистрации супругов, а не их фактического проживания.

В 1896 году Борис Борисович Голицын вместе с академиком О.А. Баклундом организовал экспедицию на Новую Землю для наблюдения полного солнечного затмения и изучения магнитного поля Земли, которая началась 10.07.1896 года в Архангельске и продлилась до 15.08.1896 года, окончившись в том же городе.  В книге П.П.Зюкова и А.Х.Хргиана “История и методология естественных наук” сказано, что в период с 1896 года по 1899 годы Борис Борисович Голицын был занят организацией и проведением русско-шведской экспедиции на остров Шпицберген, которая была вскоре проведена.На сайте архива Санкт-Петербургского филиала Российской академии наук (далее - РАН) мне удалось узнать, что Борис Голицын активно сотрудничал с Русским географическим обществом.

В справочнике «Весь Петербург» за 1896 год указано, что Борис Борисович Голицын в 1896 году проживал по адресу Университетская линия, дом 1. Под этим адресом указан Южный пакгауз биржи Васильевского острова. По данным сайта citywalls.ru мы выяснили что в Южном пакгаузе на Стрелке Васильевского острова с 1829 года была открыта выставка. После закрытия выставки Южный пакгауз был отдан в распоряжение Академии наук. В 1896 году здание было передано под Зоологический музей. По данным справочника «Весь Петербург» за 1897 год Борис Борисович Голицын проживал по этому адресу с 1897-1899 годы. Из этого можно сделать выводы, что Академия наук использовала часть здания в качестве жилых помещений, несмотря на располагавшийся там же музей.

В 1897 году Борис Голицын был приглашен для чтения лекций по экспериментальной физике во вновь открывшийся Женский институт, располагавшийся по адресу улица Льва Толстого, дом 6. Сейчас бывший институт носит название “Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И. П. Павлова”.

В 1900 году Борис Борисович Голицын находился некоторое время в Париже на конгрессе физиков. В Петербурге в этом время он жил по адресу набережная реки Фонтанки, дом 144. По этому адресу располагался комплекс зданий Экспедиции заготовления государственных бумаг, а на данный момент - Санкт-Петербургская бумажная фабрика Гознака. С 1899 года Голицын был назначен управляющим по Экспедиции Заготовления Государственных бумаг, чем занимался до 1905. В доме по этому адресу он жил до этого же момента. Следует отметить, что его жена Мария Константиновна Голицына проживала по этому же адресу.

Вклад Б.Б. Голицына в рабоу Экспедиции велик. По инициативе Б. Голицына были расширены и переоборудованы мастерские, и Экспедиция Заготовления Государственных бумаг стала одним из самых больших бумажно-полиграфических предприятий не только в Петербурге, но и в России. В Российском Государственном историческом архиве (далее – РГИА) нам удалось найти ряд документов, подтверждающих активную деятельность Бориса Борисовича на посту управляющего Экспедиции. Так, в 1900 году Борис Борисович обращается в Технический строительный Комитет с просьбой разрешить на набережной Фонтанки строительство нового 3-хэтажного здания «для строительных кладовых и мастерских внизу и для помещения рабочих в двух верхних этажах». В 1903 году при Экспедиции Заготовления Государственных бумаг по инициативе Б.Б. Голицына учреждается Техническая школа, здание для которой строит архитектор Е.Р. Бах. В 1905 году Экспедиция возводит «новую пристройку к существующему фабричному зданию для расширения первого бумагоделательного и второго печатного отделений».

Зачем строится так много новых зданий? Дело в том, что на посту управляющего Голицыну удалось вывести предприятие из финансового кризиса, получив ряд выгодных заказов — например, при нем Экспедиция стала печать железнодорожные билеты, накладные, защищенные от подделок, издавать книги по искусству. В фондах РГИА нам удалось обнаружить переписку Надежды Борисовны Панчулидзевой с супругом, историком Сергеем Алексеевичем Панчулидзевым, из которой мы узнали, что в 1902 году Б.Б. Голицын планировал большое народное издание книг для детей, главным редактором которого должен был выступать С.А. Панчулидзев. Но, судя по каталогам, это издание не было реализовано.

В 1906 году Борис Борисович Голицын основал в Пулково Центральную сейсмическую станцию, упоминание об этом мы обнаружили в книге Ю.А. Дужникова "Пулковские высоты".

В Петербурге в 1906 году, по данным справочника «Весь Петербург», Голицын жил по адресу Невский проспект, дом 17. По этому адресу расположен знаменитый Строгановский дворец, владельцем которого в то время был последний представитель этого рода - граф Сергей Александрович Строганов. Cам граф Строганов не жил во дворце, поскольку уступил его другим представителям рода.

Борис Борисович Голицын жил в период с 1907 по 1911 по адресу Адмиралтейская набережная, 10, в доходном доме О. Н. Рукавишниковой. С 1907 года Борис Борисович Голицын являлся председателем Ученого комитета главного управления землеустроения и земледелия, который находился в Доме министра государственных имуществ по адресу Большая  Морская улица, дом 44. В РГИА нам удалось найти Докладную записку председателя Ученого Комитета князя Голицына, из которой мы узнали, что летом 1907 года он побывал с инспекцией учреждений Черноморского побережья и представил подробнейший отчет о поездке: «… все дело нашего ведомства на Черноморском побережье ведется в корне неправильно, без всякой системы и без наперед намеченного плана. Между отдельными органами ведомства нет никакого единства действий, им не преподаны никакие руководящие директивы и все предоставлено личному усмотрению каждого. Фактического наблюдения за тем, что делается на местах, нет никакого, никто не руководит, никто не поощряет, никто не указывает недостатки и пробелы, и в общем получается впечатление какого-то хаоса, в котором и сами заинтересованные лица не в состоянии разобраться». Из этого документа мы можем сделать выводы о том, что князь Голицын был принципиальным и профессиональным человеком, искренне болеющим за дело и не боящимся критики.

В 1907 году Борис Борисович Голицын был отправлен в командировку в Германию для ознакомления с состоянием работ в области сейсмологии и принял участие в съезде Международной сейсмологической ассоциации в Гааге. Письмо об этой командировке мы обнаружили в РГИА, в нем значится: «С 21 по 25 сентября сего года (по новому стилю) в городе Гааге состоится Конгресс Международной Сейсмологической ассоциации и состоящая при Императорской Академии наук постоянная сейсмическая комиссия, признавая безусловно необходимым участие России в этом первом конгрессе названной Ассоциации, избрала для этой цели своих членов академика князя Голицына и заслуженного профессора Императорского Юрьевского университета Левицкого…». Отчет об этой поездке Б.Б. Голицын опубликовал в 1907 году. Также он был избран ординарным академиком Императорской Академии наук.

В 1909 Борис Борисович Голицын был избран профессором Высших женских (Бестужевских) курсов, где он преподавал термодинамику. Это было одно из первых в России женских высших учебных заведений. Здание расположено по адресу 10 линия Васильевского острова, дом 33. Помимо этого, Борис Борисович Голицын участвовал в заседаниях Международной сейсмологической ассоциации в Цермате, Швейцария.

В 1910 году Борис Борисович Голицын был избран гласным Петергофского земского собрания.

В 1912 году по его инициативе было начато производство аэропланов «Илья Муромец» на Русско-Балтийском заводе, расположенном по адресу Косая линия, дом 16. В то же время при его активном участии была организована первая школа летчиков в Гатчине.

В справочнике «Весь Петербург» за 1912 год мне  удалось обнаружить новый адрес проживания князя Голицына в Санкт-Петербурге, а именно - Театральная площадь, дом 18, также известный как дом Д. Л. Животовского. В этом здании он проживал в период с 1911 по 1913 годы.

В 1913 году Борис Борисович Голицын был отправлен Академией наук в Германию для ознакомления с работой геофизических учреждений и участия в съездах Международного союза исследования Солнца в Бонне, Астрономического общества в Гамбурге и в совещании Комитета Международной сейсмологической ассоциации в Страсбурге.

Помимо этого Борис Борисович Голицын был избран директором Главной физической обсерватории Академии наук. После начала Первой мировой войны на базе обсерватории по инициативе Б. Голицына было создано Главное военно-метеорологическое управление (Главмет), расположенное по адресу Южное шоссе, дом 37.

В период с 1914 по 1916 годы, то есть до последних дней своей жизни Борис Борисович Голицын, как указано в справочнике «Весь Петроград» за 1914 год,  проживал по адресу Васильевский остров, линия 2, дом 23. Этот дом также известен как дом купца П. Я. Бекеля. С 1919 года в этом здании расположился Государственный Гидрологический институт.

Борис Голицын скончался от воспаления легких 4 мая 1916 года на своей даче в Новом Петергофе, владельцем которой он был 14 лет. История этого земельного участка уходит к 1835 году, когда Николай I, бывший император Всероссийский, наградил им одного из своих статских советников, а именно Христофора Якимовича Лазарева, сына основателя Лазаревского Института восточных языков в Москве. Тогда на участке был построен деревянный готический дом, многочисленные службы и разбит парк. «…выделялась выходившая на проспект усадьба Х.Е.Лазарева - ее дом с башней и сад с прудом». В историко-архитектурным путеводителе по Петергофской дороге указан точный адрес участка, а именно - Санкт-Петербургский проспект, дом 48, и приложена карта, что позволяет дать точное представление о расположении дачи. Следующим хозяином дачи был Иван Александрович Апраксин, заведовавший придворными конюшнями, который не произвел особые изменения на участке. Следующими хозяевами были: Владимир Васильевич Вяземский и  Павел Павлович фон Дервиз. В самом конце XIX века дача перешла к полковнику Андрею Александровичу Померанцеву, который по воспоминаниям знавших его был «азартен-играл на Бирже» и, возможно этим объясняется следующее прошение министру императорского двора:  «Принадлежащая мне дача в Новом Петергофе назначена на продажу с торгов 26 февраля 1902 года… Дача эта деревянная. На каменном фундаменте, состоит из пятнадцати комнат, людских, кухни, кучерских, конюшен, сараев, ледника и оранжерей. Мебель во всей даче довольно приличная, водопровод и большой тенистый сад с прудом, окруженный 120 саженями  хорошей железной решеткой работы Сан-Галли». Сохранившееся прошение дает полное описание о всех строениях на участке: «Главный дом: первый этаж полуподвальный, сложенный из кирпича, внутри оштукатурен, три комнаты украшены масляною краскою, остальные клеевой по штукатурки, полы в коридоре асфальтовые, в прочих комнатах  дощатые. Отделка этажа весьма простая, печи в железных чехлах, имеется ванна и клозет. Все помещения очень запущены и требует ремонта. Второй этаж рублен из брёвен, в нём расположены чистые комнаты высотой до шести аршин, отделка хорошая в некоторых комнатах паркет, в других дощатые полы покрыты коврами, в некоторых комнатах стены затянут кретоном, другие оклеены обоями.… Имеются клозеты, балкон. Весь дом расположен таким образом, что может служить помещением только для одной семьи, так как если третий этаж отдать другим лицам, то они должны будут проходить через комнаты второго этажа, ибо лестнице в третий этаж проходит через комнаты второго этажа, а не вынесены в отдельные клетки…».  Из акта также следует, что башня на углу дома была частью бревенчатая, частью дощатая и имела декоративный характер. В глубину сада от дома отходила терраса к двухэтажному рубленому  из бревен флигелю, на первом этаже которого были кухня и две комнаты, а на втором также несколько служебных комнат. Рядом с флигелем находились ещё каретные сараи, конюшни, оранжереи и ледник. Комиссия отметила крайнюю запущенность как самой дачи, так и всех ее служб, требовавших большого ремонта. Тем не менее, стоимость всей  дачи без мебели с садом оценили в 57.020 руб., в том числе главный дом 18.200. Министр императорского двора отказался приобретать дачу в казну. И тогда на торгах Борис Борисович Голицын приобрел ее. Помимо обустройства своей дачи, Борис Борисович Голицын принимал активное участие в жизни Петергофа, как уже было упомянуто выше. Так, например, он помогал в обустройстве поселка Заветное, где в честь него был назван бульвар, который в советское время переименовали в улицу 1 мая. В 1906 году Борис Борисович Голицын возглавил комиссию по защите прав местных домовладельцев от посягательств военного ведомства и полиции.

После революции еще долго сохранялась металлическая ограда с фамильным вензелем последнего владельца, а сама дача стала коммунальной квартирой для Петергофских жителей, а после Отечественной войны дом был разобран, а на его фундаменте построили новый каменный дом, башня которого отдаленно напоминает о первой постройке на этом участке. Сквер и небольшой пруд до сих пор носят имя Бориса Борисовича Голицына, несмотря на то, что в самом сквере никаких сведений о происхождении его названия  не указывается и в данный момент сквер выполняет функцию парка пленэрных скульптур.

Похоронен Борис Борисович Голицын на Никольском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. Я разыскала его могилу на этом кладбище, к сожалению, она производит впечатление заброшенной. Навести там порядок — одна из задач, которые я с перед собой ставлю.

Глава 2: Борис Борисович Голицын как физик и его вклад в развитие науки

Деятельность Бориса Борисовича Голицына в области физики началась в 1882 году, когда он уехал во Флоренцию для восстановления здоровья. Как сообщает книга П.П.Лазарева «А.Г.Столетов, Н.А.Умов, П.Н.Лебедев, Б.Б .Голицын», там Борис Борисович Голицын записался в школу социальных наук, где слушал не только лекции по праву и истории, но и по химии и физике.[51] Помимо этого он начал углубляться в работу научного характера: под руководством профессора Бартоли в техническом институте он провел свои первые исследования. Именно тогда Борис Борисович Голицын и приобрел особый интерес к физике и по этой же причине стал брать частные уроки высшей математики.

В 1884 году Борис Борисович Голицын вернулся в Петербург, где он начал свое обучение в Николаевской морской академии. Преподавание физики в Морской академии было поставлено плохо. Но Борис Борисович Голицын не потерял интерес к этой области и изучал этот предмет самостоятельно. В 1887 году Борис Борисович Голицын  оставил обучение в Николаевской академии и полностью посвятил себя науке, поступив на физико-математический факультет Страсбургского университета. Там он подружился с Петром Лебедевым – будущим великим российским физиком. На будущего ученого также оказал большое влияние физик, учитель и наставник Бориса Борисовича Голицына А. Кундт. Первой научной работой того периода являлась статья «Абсолютные размеры молекул». Именно в этом университете он защитил диссертацию с высшей степенью докторского диплома по молекулярной оптике на тему ««О законе Дальтона»: Summa cum laude“ и тем самым заложил начало своей карьеры.

В 1890 году Борис Борисович Голицын поступил в Петроградский университет. После недолгого отлучения в Москву и заграницу, после возвращения в Петербург Борис Борисович Голицын по предложению Вильда,  директора Главной Физической Обсерватории, поступил в эту обсерваторию и начал усиленное изучение геофизики.

В 1892 году Борис Борисович Голицын уехал в Москву, где поступил в Московский университет на должность приват-доцента кафедры физики для студентов старшего курса. Вместе с этим он выступал с докладами в аудитории Политехнического музея и работал в Физической Лаборатории Московского Университета. В 1993 году Борис Борисович Голицын закончил свою работу по исследованию математической физики, которую он хотел защищать в качестве магистерской диссертации. Работа была поделена на две части. Первая часть работы была посвящена изучению пондеромоторного действия радиации и молекулярных явлений. Во второй части изучались общие свойства лучистой энергии. В этой части Борис Борисович Голицын впервые в науке поднял вопрос о температуре эфира, при которой распространяются световые лучи. Этим вопросом он начал новую эпоху в науке, которой впоследствии занимался целый ряд других исследователей. Помимо этого в этой работе он отдельно изучил законы радиации. Тем самым он вплотную подошел к квантовой теории в  физике. Работа Б. Б. Голицына получила блестящую оценку В. И. Вернадского, Н. А. Умова, П. А. Некрасова и других ученых. Но в то же время работа была подвергнута всесторонней критике. Как сказано в книге Александра Леонидовича Чижевского, Алексей Петрович  Соколов и Александр Григорьевич Столетов писали об этом исследовании, что «в нем все верное не ново и все новое не верно». Они предложили Борису Борисовичу Голицыну коренным образом переделать работу, но он отказался от этого, считая свои выводы обоснованными, и, в свою очередь, раскритиковал отзыв рецензентов. Разгорелась дискуссия, в которой приняли участие и другие ученые. Таким образом, Борис Борисович Голицын не был допущен к защите диссертации. Он попытался перевестись в Новороссийский университет в Одессе, однако эти намерения не были осуществлены. Причиной этому стали те же люди: Александр Григорьевич Столетов и Алексей Петрович Соколов. В письме к профессору П. Н. Лебедеву от 7 сентября 1893 года Б. Б. Голицын пишет: «А знаете ли Вы, что со мной сделали Ваши московские физики, перед которыми Вы так благоговеете? Мало того, что они приложили все усилия, чтобы потопить меня в Москве, они, услыхав, что я обратился в Одессу, послали коллективное подпольное письмо Шведову и Умову, чтобы восстановить их против меня, чтобы меня и там не пропустили. Добро бы они печатали открыто против меня, это было бы другое дело...». В истории это событие получило название «Голицыновское дело». Некоторое время спустя были выпущены множество статей об этом деле. Профессор А. С. Предводителев писал: «История с диссертацией Б. Б. Голицына свидетельствует, что мнение даже крупных ученых не является гарантией для утверждения научной правды». Профессор П. А. Некрасов совершенно точно подчеркнул значимость работы Бориса Борисовича Голицына для мировой науки: «При таких моих убеждениях я считал бы со своей стороны непризнание диссертации кн. Б. Б. Голицына обстоятельством не только несправедливым по отношению к автору диссертации, но и вредным для развития русской науки, которая неизбежно перейдет в руки бездарных посредственностей, если старейший русский университет будет отвергать труды более талантливых авторов. Если мне укажут на ошибки в диссертации, то я скажу, что университет никогда не боялся подобных ошибок в трудах авторов, талантливость которых обнаружилась с несомненной ясностью. Напротив, университет всегда боялся бездарных посредственностей, хотя бы их труды и были совершенно свободны от ошибок». Дальнейшее развитие физики показало, что выдвинутая в диссертации Голицына новая точка зрения на природу температурного излучения была правильной.

В 1993 году Борис Борисович Голицын переехал в город Юрьев, куда был назначен, чтобы занять кафедру физики после выхода в отставку профессора Артура фон-Эттингена. Там он прочитал вступительную лекцию на тему «Обзор физики в современном ее состоянии», помимо этого читал ряд лекций по электричеству и магнетизму. Однако пребывание Бориса Борисовича Голицына в  университете было недолгим, всего один семестр. Возможно, это и стало одной из причин, почему пребывание Бориса Борисовича Голицына в городе Тарту практически не отразилось на его дальнейшей карьере.

В декабре 1893 года Борис Борисович Голицын был избран адъюнктом по кафедре физики Академии наук в Санкт-Петербурге. Таким образом, закончился университетский период жизни Бориса Борисовича Голицына, в котором он успел написать ряд важнейших научных работ. С 1894 года Борис Борисович Голицын работал преподавателем физики в Николаевской морской академии. В 1894 году Борису Борисовичу Голицыну было поручено заведовать физическим кабинетом Академии наук, который являлся старейшей русской лабораторией. В сравнении с иностранными кабинетами, этот казался устарелым. По этой причине Борису Борисовичу Голицыну пришлось обустраивать кабинет заново и привносить современные изменения. Новый хозяин кабинета значительно расширил его и занимался при этом целым рядом работ, посвященных изучению явлений землетрясения. Помимо этого Борис Борисович Голицын занимался и огромным количеством других чисто физических работ. Как сказано в книге П.П.Лазарева, здесь нужно, прежде всего, указать одну работу, которая являлась своего рода уникальной, то есть единственной работой - это изучение так называемого принципа Доплера, незадолго перед тем экспериментально установленного физиком Аристархом Аполлоновичем Белопольским. Эта работа является одной из тех классических работ, которые надолго оставляют след в науке. Именно поэтому основные работы в этой области, как Бориса Борисовича Голицына, так и Аристарха Аполлоновича Белопольского цитируются в учебниках и пособиях по оптике, как единственные работы, которые посвящены изучению этого явления. В пример можно привести книгу Роберта Вильямса Вуда, где эти работы полностью описаны.

В начале 1896 года Борис Борисович Голицын совместно с Александром Николаевичем Карножицким провел ряд исследований только что открытых физических лучей, установив поперечность соответствующих им электромагнитных волн. С этого же года начался период академических экспедиций. Первая прошла на Новой Земле, где Борис Борисович Голицын наблюдал за полным солнечным затмением, производил физико-математические наблюдения, фотограмметрическую съемку и другие работы. С 1896 по 1899 годы Борис Борисович Голицын был занят как обработкой результатов исследований на Новой Земле, так и проведением русско-шведской экспедиции на остров Шпицберген, которая была организована для градусных измерений.

Как сказано в книге П.П.Зюкова и А.Х.Хргиана “История и методология естественных наук”, итоги первой экспедиции были опубликованы в изданиях Академии наук под такими названиями: "Метеорологические наблюдения офицеров транспорта "Самоед" в Костином шаре на Новой Земле во время полного солнечного затмения 9 августа 1896 года", "Физико-метеорологические наблюдения во время полного солнечного затмения 9 августа 1896 г. в становище Малые Кармакулы на Новой Земле"; "Материалы к определению границ Гольфстрема в Северном Ледовитом океане. Общий обзор деятельности экспедиции". В журнале Русского физико-химического общества за 1897 год была опубликована небольшая заметка "О результатах экспедиции Академии наук летом 1896 года для наблюдения солнечного затмения". В статье "Физико - метеорологические наблюдения во время полного солнечного затмения 9 августа 1896 г. в становище Малые Кармакулы на Новой Земле» Голицын дал краткое описание устройства новой метеорологической станции и описал все исследования, проведенные на станции. Эти же наблюдения во время солнечного затмения привели Бориса Борисовича Голицына к исследованию поляризационного фотометра Вильда. Помимо этого, в том же году были опубликованы результаты исследований об определении законов изменения давления воздуха под движущимся поршнем воздушного насоса. В том же году Борис Борисович Голицын читал лекции по экспериментальной физике во вновь открывшемся Женском медицинском институте.

В период с 1894 по 1899 годы Борис Борисович Голицын вновь занимается исследованиями в области критического состояния вещества. Совместно с Вилипом Борис Борисович Голицын проводит исследования коэффициента преломления этилового эфира вблизи критической точки. При этом он использовал метод линзы и призмы, разработанный им же в 1895 году. К тому же он сконструировал термостат для высоких (критических) температур. О работах по этой теме Борис Борисович Голицын доложил на Международном конгрессе физиков в 1900 году. Там же была проверена формула молекулярной рефракции Лоренц-Лорентца. 

В начале 1898 года Борис Борисович Голицын стал товарищем управляющего экспедицией государственных бумаг, управляющим которой был Роберт Эмильевич Ленц. В 1899 году Борис Борисович Голицын был назначен управляющим этой экспедиции, поскольку бывший управляющий подал в отставку. Именно из-за этого Борису Борисовичу Голицыну пришлось приостановить свою активно развивающуюся научную деятельность. На этом посту он проработал следующие шесть лет.

Но Борис Борисович Голицын никогда не оставлял науку. После прошедшего в Париже  в 1900 году Международного конгресса физиков, он полностью поменял свое направление и решил углубиться в изучение геофизики. Это произошло на рубеже двух столетий, когда, как известно, завершился период физики классической и начался релятивистско-квантовый период развития физической науки. Именно тогда у Бориса Голицына возник интерес к изучению сейсмологии.

Несомненно, важнейшим событием в жизни Бориса Борисовича Голицына в то время было избрание в члены Академии наук, где он смог превратить  описательные науки (геофизика, сейсмология, сейсмометрия), какими их считали в то время, в точные. Это был исключительный случай, когда физик стал основателем не только отечественной, но и мировой сейсмологии. В книге Б.Б.Голицына "Принципы инструментальной сейсмологии" по этому поводу сказано так: "Быстрое развитие сейсмологии следует приписать исключительно тому обстоятельству, что сейсмология стала на твердую почву, выработав чисто физические методы исследования, основанные на инструментальных наблюдениях". 

В 1902 г. Б. Голицын впервые предложил гальванометрический метод регистрации сейсмических волн, который позволил автоматически преобразовывать механические перемещения в электрическую форму и который стал на долгие годы основой всех последующих разработок новых поколений сейсмографов. (см. Приложение 31). Помимо этого в маятники сейсмических приборов  было введено электромагнитное затухание, что позволило впервые получить практически неискаженные записи сейсмических волн. Также было положено начало систематическому изучению сейсмичности и внутреннего строения Земли. Как было сказано в журнале Е.Ф. Саваренского "Природа", сейсмографы системы Бориса Борисовича Голицына в скором времени стали использоваться во многих странах. Примером служит их использование в работах ученых Р.Д.Олдгема, А.М.Мохоровичича и Б.Гутенберга, которые впервые определили местоположение земного ядра и подошвы земной коры.

В 1913-1915 годах Борис Борисович Голицын обнаружил две новые границы изменения физических свойств в Земле - на глубине 106 км, связываемую им с подошвой изостатического слоя, и на глубине 492 км, характеризующуюся интенсивным ростом скоростей сейсмических волн и позднее названную его именем (граница Голицына). В области сейсмологии были открыты совершенно новые горизонты, а результаты исследований способствовали развитию сейсмологии во всем мире. Борис Борисович Голицын, прежде всего, занимался развитием сейсмологии в России. Именно из-за этого еще в то время на всех русских сейсмических станциях были установлены сейсмографы его системы. Впоследствии под его руководством была создана сейсмическая станция в Пулково, которая была открыта 31 декабря 1911 года по старому стилю. Станция была создана для наблюдений и проведения испытаний новой сейсмической аппаратуры.

Одной из важнейших проблем той эпохи, которую следовало решить, было точное определение эпицентров землетрясений. Борис Борисович Голицын решил эту проблему, описав методы решения в своей работе, опубликованной в 1909 году. На ее основе и сейчас происходит распознавание типов волн и определение характера источника сейсмических колебаний. Так в 1911 году Борис Борисович Голицын сделал оценку Сарезского землетрясения, где он выдвинул идею определения энергии землетрясения. Его заинтересовал обвал огромной скалы во время этого землетрясения, образовавший, как известно, Сарезское озеро. Он установил, что в далекой точке, в Пулково, на расстоянии 4000 км, по плотности энергии колебаний, пропорциональной отношению амплитуды к периоду, можно оценить всю энергию волн, излучаемых очагом. Это положение Голицына в дальнейшем легло в основу оценки энергии землетрясения с помощью магнитуды. Следует упомянуть, что первая шкала магнитуд, которая была создана Чарльзом Фрэнсисом Рихтером в 1935 году, базировалась именно на работах Голицына об оценке Сарезского землетрясения.

В 1913 году Борис Борисович Голицын возглавил Главную физическую обсерваторию. 

Научная работа Бориса Голицына принесла ему всемирное признание. В 1910 году Борис Борисович Голицын избирается почетным доктором Манчестерского университета в Англии. В 1911 году Швейцарское общество физики и естественных наук избирает его почетным членом. В 1913 году Геттингенское общество избирает его почетным членом, а физическое общество во Франкфурте в 1915 году избирает его почетным доктором физической географии. Лондонское физическое общество избирает его одним из 12 почетных членов. В 1916 году Борис Борисович Голицын стал членом английского Королевского общества. Помимо этого, он был членом многих ученых обществ в России. За всю свою жизнь Борис Борисович Голицын опубликовал около 130 научных работ, но, несомненно, прежде всего, работы по изучению сейсмологии внесли огромный вклад в развитие науки всего мира.

Заключение

Проанализировав литературу и источники, я изучила жизнь, деятельность и места пребывания в Петербурге Бориса Борисовича Голицына.

Во-первых, мне удалось систематизировать информацию из различных источников, относящуюся к научной деятельности Б.Б.Голицына.

Во-вторых, мне удалось найти места, связанные с Б.Б.Голицыным в Санкт-Петербурге и найти информацию о том, что находилось в этих зданиях в то время. Адреса, обнаруженные мной в справочниках «Весь Петербург» и в архивных документах, впервые вводятся в научный оборот и не указаны нигде в литературе. Это — основной вклад, который мне удалось внести в изучение биографии Б.Б. Голицына.

В будущем я планирую создание экскурсии о князе Б.Б.Голицына в Санкт-Петербурге, в которой я бы могла рассказать о вкладе Б.Б.Голицына в мировую науку и о местах, которые способствовали развитию его научной деятельности и были связаны с его именем. Помимо этого, дополнением к экскурсионному материалу могла бы стать интерактивная карта со всеми адресами Б.Б.Голицына в Санкт-Петербурге.

В дальнейшем я планирую продолжить изучение биографии Б.Б. Голицына — в Российском Государственном историческом архиве мне удалось обнаружить документы Экспедиции заготовления государственных бумаг, в которых я надеюсь найти подробности о деятельности Б. Голицына. Мне также предстоит поработать в Санкт-Петербургском филиале Архива Российской Академии наук, где хранится документальный и рукописный фонд Б.Б. Голицына. К сожалению, данный архив в настоящее время закрыт и планируется к открытию лишь в начале нового учебного года. Есть и предварительная договоренность с научным архивом Русского географического общества, где, возможно, удастся выяснить подробности сотрудничества Б.Б. Голицына с данным научным учреждением. Я предполагаю продолжить изучение данной темы. 

#ученые #олимпиада #краеведение

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 Августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 Августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 Августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 Августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 Августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 Июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 Июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 Июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 Июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 Июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».