Ощущение достигнутой победы. Мемуары адмирала Арсения Головко о весне 1945 года

В годы Великой Отечественной адмирал Арсений Головко командовал Северным флотом. В 1940 году, когда его назначали на этот пост, было ему всего тридцать четыре года: недаром по сей день Головко считают едва ли не самым молодым командующим флотом в новейшей истории. И с поставленной задачей он справился блестяще.

Ощущение достигнутой победы. Мемуары адмирала Арсения Головко о весне 1945 года | Решительность Арсения Головко и его умение находить нестандартный выход из положения ставят в пример современным флотоводцам. ФОТО из архива редакции

Решительность Арсения Головко и его умение находить нестандартный выход из положения ставят в пример современным флотоводцам. ФОТО из архива редакции

Его называли «вездесущим адмиралом», он поспевал везде: бывал на кораблях, на батареях береговой обороны, в сухопутных частях. А еще ветераны вспоминали, что, несмотря на свой отнюдь не преклонный возраст, он был настоящим отцом-командиром, радовался возвращению из похода каждой лодки и каждого корабля. И, опережая подчиненных, едва ли не вприпрыжку бежал на пирс - встречать героев...

О подвигах и каждодневном воинском быте подводников, летчиков, морских пехотинцев, моряков надводных кораблей Головко и рассказал в своих мемуарах. «В основу записок, объединенных названием «Вместе с флотом», взяты мои дневники 1941 - 1945 годов», - отмечал Арсений Григорьевич.

Мы публикуем отрывки их последних страниц, датированных весной 1945 года, когда сухопутный фронт в Заполярье уже перестал существовать, но война на огромных просторах морей Арктического бассейна продолжалась. В операционной зоне Северного флота активно действовали «волчьи стаи» вражеских подводных лодок, оснащенных новой техникой, в том числе радиолокационными и акустическими приборами, самонаводящимися торпедами.

В тексте сохранены принятые на флоте сокращения при обозначении кораблей: БО - большой охотник, ЭМ - эскадренный миноносец, ПЛ - подводная лодка, СКР - сторожевой корабль, ТЩ - тральщик, ТР - транспорт, ТКА - торпедный катер.

***

«12 апреля. Активность немецких лодок у нашего побережья несколько снизилась, но лодки продолжают появляться. Дважды Сеть-Наволок в течение трех дней отмечал рубку ПЛ. С Гавриловского 9 апреля также заметили ПЛ, всплывшую и уходившую на норд.

Из Лиинахамари перебросили на «Кирове» в Мурманск 104-й артиллерийский полк. Людей посадили на военные корабли. Переброска прошла благополучно. Вчера последний эшелон полка ушел на ТОФ. Вчера же перевели из Лиинахамари 3 ТЩ. Командовал Гурин (А. И. Гурин, командир 1-го дивизиона эсминцев Северного флота, впоследствии контр-адмирал, Герой Советского Союза. - Ред.), справился с задачей очень хорошо. На переходе было три контакта с ПЛ, но самих лодок не наблюдали.

Решением наркома у нас забирают 41 ТКА и 10 БО для ТОФ. В условиях, когда идет борьба с подводными лодками противника, катера-охотники нам крайне нужны.

17 апреля. 5 ТКА типа Д-3 отправили на ТОФ железной дорогой. Вчера минули Кемь. Пошел Шабалин со своим отрядом.

Сегодня ночью после длительного перерыва над Кольским заливом появился Ю-88 - разведчик. Бросал «сабы». По данным радионаблюдения, самолет из Бардуфоса. Зенитчики открыли интенсивный огонь. Подняты два истребителя...

Вчера закончилась история с минными заграждениями. Дней 20 тому назад англичане предложили поставить противолодочные мины перед входом в Кольский залив. Предложили также поставить сети. Запросил Главморштаб, одновременно сообщил свое мнение: считаю такую постановку нецелесообразной. Нам самим такое заграждение будет мешать. Главморштаб согласился и сообщил, что и в Москве англичанам ответили в таком же духе.

15 апреля Кучеров (С. Г. Кучеров - начальник Главморштаба. - Ред.) мне сообщил, что министр иностранных дел Англии по поводу заграждения обратился к В. М. Молотову. Было приказано поставить заграждение. С очередным конвоем придет минзаг. С этими минами нам придется возиться много. Вытралить их будет трудно.

29 апреля. С 18 по 22 был в Москве. За это время минное заграждение было поставлено. Ставил надводный заградитель «Апполо». По докладам, хороший корабль с ходом около 36 узлов.

При переходе конвоя из Печенги в Кольский залив 21 апреля у мыса Цып-Наволок погиб ТР «Онега», норвежский ТР «Иде-фиорд» получил повреждение и был прибуксирован в Кольский залив. Упущения: перед возвращением конвоя из Печенги не произвели противолодочного поиска. Надо было задержаться на сутки и кораблям эскорта произвести поиск.

Первым был торпедирован «Иде-фиорд», остальные суда продолжали идти тем же курсом. Через 7 - 8 минут взорвалась «Онега». Сразу же после торпедирования норвежца надо было отвернуть градусов на 90 к берегу (что лучше всего) или в море. Правда, лодка, торпедировавшая транспорты, в результате, очевидно, бомбежки всплыла с развороченной рубкой и надстройками. Всплыла в 50 метрах от борта «Карла Либкнехта». Комендоры ЭМ успели выпустить 16 снарядов. Попало, по наблюдениям, 5 снарядов. Лодка тут же затонула.

Очередной конвой пришел 25 апреля. Этому предшествовал усиленный противолодочный поиск, в котором участвовали пять английских корветов, наши «каталины» и большие охотники. Самолеты, по достоверным данным, потопили одну лодку и серьезно повредили еще одну. Конвой встретили своевременно.

2 мая. Сегодня Красная армия овладела Берлином. Вчера германские радиостанции сообщили, что умер Гитлер. Вместо него адмирал Дениц. Непонятные и бесполезные потуги. Война кончится днями - это ясно.

Конвой союзников ушел 30.04. Перед выходом производился противолодочный поиск английскими корветами и нашими катерами-охотниками.

Около 21 часа одна лодка всплыла неподалеку от Сеть-Наволока. Два находившихся поблизости корвета бросились к ней. За час-полтора до этого англичане передали нам, что получили от адмиралтейства такие указания: «Возможно, ближайшие дни немецкие подлодки в море будут сдаваться. В этом случае команды будут выстраиваться на верхней палубе, на мачтах будут подниматься белые флаги. Командирам рекомендуется соблюдать осторожность, так как возможны провокации». Я подумал, что всплывшая у Сеть-Наволока лодка намеревается сдаваться. Подосадовал, что возьмут ее англичане, а не мы.

Оба корвета открыли по лодке огонь. Наши береговые посты и батареи наблюдали попадания. Через 2 - 3 минуты все посты доложили (и сообщили сами англичане), что лодка потоплена. Один корвет застопорил ход и спустил шлюпку, очевидно, с целью что-то подобрать. Через 1 - 2 минуты корвет взлетел на воздух. Трудно сказать, кто торпедировал его. Вполне вероятно, что была еще одна лодка, действовавшая в паре с этой. Не исключено, что и «эта потопленная» осталась жива и торпедировала корвет. Корвет разломился на две части и загорелся. Горел около 5 часов. Конвой все же вышел по плану... Английские корабли эскорта, проходя мимо горящих остатков корвета, расстреляли их. Нашими катерами подобраны из воды около 50 человек, в том числе 7 тяжело раненных.

В течение 1 мая лодки обнаруживались уже далеко. Очевидно, гнались за конвоем. Надо считать, что это был последний рейд лодок. Сегодня около 19 часов батарея Вайтолахти наблюдала перископ. Выпущено 14 снарядов, конечно, безрезультатно. Летавшие самолеты ничего не обнаружили. Числа 4-го надо послать 2 - 3 ЭМ. Возможно, какая-нибудь лодка захочет сдаться. Было бы очень желательно взять хоть одну.

4 мая. Сегодня около полудня выходят 6 БО с задачей поиска немецких лодок. Расчет на то, что какая-нибудь ПЛ задумает сдаться в плен. Возглавлял группу катеров Моль (капитан 2-го ранга М. Н. Моль - командир бригады охотников за подводными лодками. - Ред.). В течение ночи на радиоволнах подлодок мы передавали обращение к немецким подводникам. Смысл обращения - борьба бесполезна. Основные базы немецкого флота заняты. Гитлер и Геббельс застрелились. Предлагается сдача, если они (подводники) хотят сохранить себе жизнь. Предлагается идти в Мотовский залив. Команда должна быть построена на верхней палубе, на мачте поднят белый флаг или черный. (Черный в море дальше видно.)

Маловероятно, чтобы немцы сдавались нам. Вероятнее всего, что если они и будут сдаваться, то англичанам. Однако использовать возможность необходимо, чтобы не жалеть потом, что упустили ее.

События в Германии развиваются быстро... Вчера у берегов Дании было отмечено более сотни боевых кораблей, направляющихся к Норвегии. Возможно, Дениц хочет отсидеться в Норвегии и выговорить себе какие-нибудь условия.

8 мая. 03 часа. Дениц 4 мая отдал приказ подводникам прекратить войну и вернуться в свои базы. Однако 6 мая в 3.00 две лодки высадили в Тана-фиорде группу в 30 человек. Встретив на берегу 6 рыбаков, группа эта расстреляла их, после чего ушла.

6 БО вели поиск 3 суток. Ничего не обнаружили. Уничтожили 7 немецких мин.

Сегодня (вернее, вчера уже) радиоразведкой было обнаружено 3 ПЛ. Одна из них у входа в Варангер-фиорд. Около полудня одна ПЛ обнаруживалась гидроакустикой в Бек-фиорде у о. Ренё. Дал приказание преследовать ее до последней возможности. Поступили сведения о полной капитуляции Германии.

<...>

Прибегать к аллегориям - дело писателя, художника, но вообще-то - право каждого. ...Перед моими глазами на всю жизнь останется чеканный образ североморца, несущего вахту на гранитных, повитых туманом берегах-скалах, у подножия которых бушуют волны, и на борту обледенелого корабля среди штормовых просторов необъятного, в снежных зарядах и плавучих льдах студеного моря-океана. А подписью к этой величественной картине в глубине памяти неизменно звучит: «И твердо серые утесы выносят волн напор, над морем стоя...».

Да, североморцы выстояли... <...> Гитлеровское командование перебросило сюда не случайных солдат, но так называемых «героев Нарвика и Крита» - разрекламированные дивизии «Эдельвейс», специально подготовленный горнострелковый корпус, имевший опыт боевых действий в труднопроходимых районах. <...> Остановили их не природные трудности, а люди - пограничные и стрелковые части советских войск, подкрепленные отрядами моряков. Остановили, измотали в оборонительных боях, одних истребили, других обратили вспять и в конце концов добили на скалах и в сопках у Лиинахамари, Киркенеса, там, откуда фашисты начинали свой поход на Советское Заполярье.

Все это припоминалось не раз с момента, когда радио принесло весть о взятии Берлина. <...>

Поток радиосообщений, сопровождаемых директивами, уточняющими и разъясняющими положение и наши дальнейшие действия, не иссякает всю ночь с 8 на 9 мая. Указания поступают одно за другим. В частности, подтверждение порядка сдачи немецких подводных лодок. Довожу его до сведения командиров соединений, с тем чтобы они в свою очередь проинструктировали командиров всех кораблей, выходящих в море, и командиров всех самолетов, которые будут находиться в воздухе: соблюдать бдительную осторожность и держать оружие в немедленной готовности.

Одновременно приказано: командирам береговых батарей, если на подходах будут обнаружены подводные лодки под черным флагом и с командой, построенной на палубе, незамедлительно доносить о них по назначению и не открывать огня без соответствующего разрешения; начальнику отдела связи открыть радиовахту на волнах, перечисленных в документе, и проинструктировать радистов.

Главное - ни на мгновение не ослаблять бдительности, не поддаваться покоряющему ощущению достигнутой победы. Пусть поет все внутри, лишь бы это не мешало чувствовать себя в готовности номер один. Ибо война на театре еще не закончена. Данные радиоразведки не оставляют никаких сомнений на этот счет: в Норвежском море, в северо-восточной части его и у северо-западного побережья Норвегии, обнаружены пять фашистских подводных лодок, ряд сторожевых кораблей и сторожевых катеров. Особенно активно движение судов противника в районе между Нарвиком и Тромсё. Последнее, вероятнее всего, означает, что гитлеровцы норовят как можно скорее убраться подальше от нас, выскользнуть из нашей сферы действия, считая более приемлемым и выгодным для себя сдачу союзникам.

Вскоре после полуночи, в тридцать четыре минуты первого, начальник отдела связи доложил, что принимается важная передача из Нарвика: дублируется приказ главнокомандующего вооруженными силами Германии, адресованный командирам немецких подводных лодок, находящихся в море, и отменяющий распоряжение им о возвращении в Рамсунд, вблизи Нарвика, переданное несколько часов назад.

<...>

Следует быть в полной готовности к любой неожиданности и провокации. Надо учитывать хотя бы численный состав германского флота в той же Норвегии. По самым свежим данным, в норвежских базах и фиордах сосредоточено с конца апреля до 600 боевых единиц, в том числе много подводных лодок. Сверх того фашисты располагают там такими атакующими средствами, как 230 самовзрывающихся катеров и 240 торпед, управляемых человеком. Не исключено, что наиболее оголтелые из гитлеровцев осмелятся на авантюру, вопреки официальным заверениям, обязательствам и указаниям своего высшего начальства.

<...>

Кстати, к вопросу о бдительности. Из Лиинахамари под утро прибыл «СК-159». Командир катера доложил, что в пути, в районе мыса Цын-Наволок, он обнаружил и расстрелял плавающую мину неустановленного типа.

Количество мин на внутренних морских коммуникациях повсюду, особенно у мурманского побережья и у полуострова Рыбачий, заметно увеличилось после первого мая. Кто-то из остряков пошутил, что, поскольку войне приходит конец, мины автоматически всплывают на поверхность, чтобы облегчить труд «пахарей моря», тральщиков. Если бы это было так... Ясно одно: минная опасность пока возросла. И надо быть начеку.

<...>

День Победы ознаменован прежде всего хорошей погодой. Солнце сияет огнями своих лучей над Полярным, над штилевой гладью Кольского залива, над нами. С верой в то, что так должно быть, что правое дело восторжествует, люди моего поколения начали сознательную жизнь в двадцатых годах, прошли через все трудности тридцатых годов, сквозь бедствия и закалку войны с фашизмом.

<...>

Трудно найти более суровые условия, чем в обширной, на тысячи миль морского Заполярья, операционной зоне, на просторах которой мы действовали все это время в штормах, туманах, снежных зарядах, среди ледяных полей, полярной ночью, при минной опасности. И вот в таких условиях Северный флот дал за войну свыше 80 Героев Советского Союза, в том числе двух дважды Героев Советского Союза - катерника Александра Шабалина и морского летчика Бориса Сафонова, свыше 40 тысяч орденоносцев, но не дал ни одного дезертира, ни одного перебежчика. А ведь прошли через Северный флот за четыре неполных года войны сотни тысяч самых различных людей из всех мест нашей страны. И все показали себя настоящими советскими патриотами.

Не знаю ни одного случая, чтобы матросы - масса людей - в минуту смертельной опасности покинули свой корабль или хотя бы ушли со своих боевых постов без приказа командира. Такое исполнение долга возможно лишь при высоком чувстве патриотизма.

Непременно хочу сказать об этом на митинге в честь Дня Победы. Митинг начнется ровно в полдень на пирсе главной базы. Надо кратко подытожить боевую деятельность флота, подчеркнуть мудрую проницательность партии, по инициативе которой создан в кратчайший срок с помощью индустрии социализма, то есть с помощью всего народа, Северный флот. Без лишней скромности следует указать, что самый молодой из наших флотов оказался весьма активно действующим и целиком оправдал свое назначение в неизбежной схватке с фашизмом.

<...>

Вместе с членом Военного совета обхожу строй на пирсе, потом говорю с трибуны:

- В наших рядах отсутствуют многие боевые товарищи, сложившие свои головы за этот торжественный День Победы, за нашу Родину, за наш народ. Их кровью навеки освящены наши знамена. Лучшим памятником им является вот этот час торжества, час великой победы...

Северный флот за время войны с честью выполнил задачи, возлагавшиеся на него. Я, как ваш командующий, горжусь вами, горжусь вашим мужеством, боевым мастерством и преданностью Родине. Мы можем смело смотреть в глаза советскому народу, матери-Отчизне: мы выполнили свой воинский долг. Я горжусь тем, что в годы войны командовал вами, отважные североморцы...

Над пирсом, на гранитных склонах, все население Полярного. Пестреют флаги расцвечивания на кораблях, на береговых мачтах, повсюду; гулко звучат оркестры; вьются над рейдом чайки, сияет огнем своих лучей солнце над нами...

Хороший день...

Страна от края до края на мирном положении, везде по вечерам сверкают и переливаются огни, а Северный флот продолжает оставаться в готовности, хотя после Дня Победы прошло немало времени.

Во-первых, на коммуникациях полно мин. Только в течение двух дней - 15 и 16 мая - наши эсминцы при переходе из Кольского залива в горло Белого моря обнаружили пятнадцать плавающих мин. В своей зоне мы тралим сами. Англичане же используют для этого все пригодные к тралению суда противника, поскольку те у них в руках. Во-вторых, как и предполагалось, гитлеровцы, где только могли, всячески затягивали выполнение условий безоговорочной капитуляции, а то и явно нарушали их.

Еще 12 мая я получил сообщение наркома о случаях нарушения условий на Балтике и приказ о решительных мерах для пресечения в дальнейшем подобных действий германского флота. Серьезные опасения вызывает наличие в море большого количества фашистских подводных лодок, не подтвердивших своего согласия на возвращение в базы. Гитлеровцы, если им попустительствовать, идут на преступления даже сейчас. Пример - история с лагерем военнопленных в районе Тромсё.

После всего, что уже известно о зверствах гитлеровцев, о Майданеке, Освенциме и прочих лагерях смерти и массового уничтожения людей, трудно поверить, будто лица, ответственные за соблюдение немецко-фашистскими войсками не только условий капитуляции, но и самых элементарных норм поведения, не представляли, к чему могла привести игра в джентльменство с головорезами-убийцами. А привела она к вопиющему преступлению.

Передо мною сводка событий в Норвегии на протяжении почти трех недель после Дня Победы. Не буду пересказывать ее целиком, отмечу лишь неопределенность положения вплоть до пятнадцатого мая, когда наконец-то официальный уполномоченный английского командования распорядился, чтобы на всех германских судах в норвежских портах были спущены с заходом солнца и впредь не поднимались фашистские флаги. Остановлюсь на той частности, которая имеет непосредственное отношение к истории с лагерем военнопленных и раскрывает неприглядную роль определенных лиц, несущих ответственность за несвоевременное разоружение немецко-фашистских войск в Норвегии.

С момента капитуляции и по 31 мая включительно весь офицерский и рядовой состав 6-й горной дивизии гитлеровцев, расквартированной в районе Тромсё и в прилегающих к нему местах, мало того что не был разоружен, но и сколько угодно разгуливал по городу с оружием. Между тем в самом Тромсё и возле него находились лагеря военнопленных, завезенных гитлеровцами в Норвегию в качестве рабочей силы.

Формально военнопленные были освобождены и взяты под покровительство английских властей; на самом деле безоружные люди были предоставлены произволу вооруженных фашистов, которые не преминули воспользоваться таким попустительством. И в самом городе, и в его окрестностях гитлеровцы охотились за своими бывшими пленниками и, как только узнавали, что перед ними русские, убивали безоружных людей, надеявшихся на скорое возвращение на родину.

Убивали и поодиночке и группами, безнаказанно, ибо английские власти делали вид, что ничего не замечают. Именно такая позиция английского командования сделала возможным преступление, совершенное 21 мая, когда гитлеровцы полностью уничтожили на одном из островов близ Тромсё так называемый «русский лагерь военнопленных», расстреляв там до двух тысяч человек. Несмотря на это, даже

31 мая 6-я немецко-фашистская горнострелковая дивизия еще не была разоружена...

Стоит ли после этого поражаться, что гитлеровцы до сих пор, где только могут, уклоняются от капитуляции и что по меньшей мере 37 фашистских подводных рейдеров все еще находятся на морских путях. Это количество официально указано в приказе командующего подводным флотом Германии. В приказе, переданном по радио

24 мая, говорится без обиняков: «Подводным лодкам, находящимся в море и не выполняющим до сего времени условий капитуляции, немедленно всплыть и сообщить о своем местонахождении».

Вполне понятно, что мы остаемся недреманным оком. Вот уже третью неделю после официальной капитуляции немецко-фашистских вооруженных сил Северный флот вынужден находиться в полной боевой готовности на случай внезапных авантюр гитлеровцев, чтобы немедленно пресечь их. Вдобавок плавание всех судов и на внутренних коммуникациях по-прежнему подчинено ограничениям военного времени.

Пора, однако, подводить итоги: победа завоевана, и никаким проволочкам, ничьим ухищрениям не умалить ее исторического значения.

<...>

3 июня 1945 года я подписал приказ по флоту, переводивший все корабли и части на боевую готовность мирного времени, а также возвращавший последние из мобилизованных на время войны торговые, ледокольные и рыболовные суда их прежним владельцам. В пункте первом приказа было сказано: «Плавание судов гражданских наркоматов и иностранных на театре разрешить без эскорта с сохранением мер противоминной обороны».

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#мемуары #история #Великая Отечественная война

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 080 (6678) от 14.05.2020 под заголовком «Ощущение достигнутой победы».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 Августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 Августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 Августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 Августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 Августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 Июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 Июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 Июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 Июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 Июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».