Опять тот самый Иванов! Как дерзкий капитан стал возмутителем спокойствия царя

Началось все с того, что 27 августа 1872 года в «черном кабинете» на Петербургском почтамте было вскрыто письмо, адресованное Аполлону Григорьевичу Шебанову, жившему на Сергиевской ул., 32. Оно пришло в Петербург из Одессы. О том, что произошло дальше, рассказывают материалы Государственного архива РФ.

Опять тот самый Иванов! Как дерзкий капитан стал возмутителем спокойствия царя | ФОТО pixabay

ФОТО pixabay

Автор послания, некий Иванов, писал: «Речь нашего квази-либерального Grand Dис Константина мне не понравилась ни по форме, ни по содержанию. И зачем это Он упоминал о своем председательстве в Государственном Совете?.. точно хотел сказать: «вы, мол, не думайте, что Я играю в солдатики, подобно Моим Братьям Александру и Николаю; я в России всем заправляю, – и в Государственном Совете Я первый, и флотом орудую»...

О, если бы Он и Братья Его способны были познать Самих Себя, какими подлецами Они показались бы Сами Себе в Собственных глазах! А теперь ведь Они никак не допускают, что они-то и есть «источник зла, останавливающий человеческий прогресс» в России, благо Европа высвободилась уже, наконец, из-под русского влияния блаженныя памяти Николая I...».

И еще автор замечал: мол, в Европе едва ли возможен такой возмутительный случай, как тот, что случился в Одессе: один из судебных следователей оказался пьяницей, скандалистом и, в конце концов, разбойником. А вместо того чтобы предать суду, его отозвали с должности и причислили к Министерству юстиции.

«А наша Одесская полиция! Это шайка воров и грабителей, поощряемая Треповым, жандармами и Министром Внутренних Дел! Неужели наше общество так слабо в своих гражданских понятиях, что не могло бы дать отпор этим мерзавцам? – вопрошал автор письма, а дальше резюмировал: – Россия отдана на разграбление громадной шайке мошенников, облеченных властью. Солидарность всех чинов этой разбойничьей банды покоится на соблюдении династических интересов».

Естественно, что о таком возмутительном тексте немедленно доложили императору. Тот начертал резолюцию: «Кто эти личности?», имея в виду и отправителя, и получателя письма. На следующий день была готова справка на штабс-капитана Аполлона Шебанова. Офицер Главного штаба, он недавно женился. «Прежде жил очень бедно, теперь же имеет порядочную обстановку. Отзывы о нем хорошие».

Что же касается автора письма, то из Одессы сообщили: Николай Артемьевич Иванов (ему немногим менее 32 лет) служит капитаном пограничной стражи Одесской бригады, «исполняет должность» бригадного адъютанта, «живет скромно, в небольшой квартире на отдаленной улице». Одновременно «пописывает» критические фельетоны в газете «Новороссийский Телеграф» под псевдонимом «Н. И.».

Начальник Одесского жандармского управления Кноп всячески старался доказать ничтожность фигуры дерзкого капитана: мол, его фельетоны «не имеют особого значения», сама его личность «совершенно незаметна в обществе, где он бывает довольно мало». А его гневная тирада в адрес одесской полиции «не может быть понята как выражение недовольства против Правительства», ибо «сама полиция дает повод подобным образом отзываться о ней... всем живущим в Одессе».

За Ивановым установили «строгий негласный надзор», и уже 19 ноября было перлюстрировано его новое письмо все тому же Шебанову – не менее возмутительное... Послужной список Иванова (подпоручик-артиллерист, затем офицер пограничной стражи) не давал ответа на вопрос, где он набрался «вредных мыслей». Александр II повелел, чтобы Иванова удалили из Одессы и не назначали на службу в пограничной местности.

Между тем в январе следующего года новороссийский и бессарабский генерал-губернатор П. Е. Коцебу сообщал министру внутренних дел, что, согласно негласным сведениям, Иванов хлопочет о переводе в Санкт-Петербургскую бригаду пограничной стражи.

Вскоре столичный чиновник Третьего отделения докладывал начальству: «...Иванов приехал сюда дней 10 тому назад. За ним следят наши агенты... Он остановился здесь у Шебанова». «Наружка» зафиксировала его поездки в Главный штаб, в департамент внешней торговли, к начальнику пограничной стражи, в таможню, прогулки по городу. Однако ничего подозрительного установлено не было.

В марте того же года капитана Иванова отправили в отставку с чином майора. Однако уже через полгода он вновь привлек внимание высших сфер: было перлюстрировано его новое письмо Шебанову, о котором доложили императору. Неугомонный Николай Артемьевич на этот раз затронул новые темы. Он писал: «...Никогда Россия не нуждалась в хорошем русском повременном издании, выходящем за границею, как в настоящее время. Тысячи вопросов, миллионы случаев, происшествий, фактов остаются не комментированными, не разъясненными; публика ходит как в котелках: стучится лбом в одну стену – глухое молчание, в другую, в третью, в десятую – гробовая тишина!..».

Еще через пару недель последовало очередное послание. На этот раз возмутитель спокойствия выражался еще более резко: «Случайности, которым стала подвергаться с некоторых пор наша переписка, я отношу к любопытству чиновников, прикомандированных к Почтовому Ведомству для «перлюстрации» частной корреспонденции. Я нисколько не сомневаюсь, что у нас на почте вскрывают письма... Правительство наше, или, лучше сказать, та воровская шайка, которая захватила власть в свои руки, способно на все гадкое...».

Цензоры подчеркнули фразу о «воровской шайке», поставив рядом три восклицательных знака. Резолюция Александра II гласила: «Опять от известного нам Иванова. Придется выслать его куда-нибудь подальше»...

Впрочем, по всей видимости, никуда его не выслали, поскольку почти через два года, 2 сентября 1875 года, помощник начальника Курского жандармского управления капитан Иванов хлопотал о снятии надзора с его родного брата – того самого Николая Артемьевича, занимавшего в Одессе должность бухгалтера в главной конторе Русского общества пароходства и торговли.

Уже знакомый нам Кноп сообщал управляющему Третьим отделениемА. Ф. Шульцу, что Иванов «считается человеком дельным, усердным, работящим, но характера нелюдимого, ни с кем не сближается; свободное от службы время проводит дома, один... Направления он либерального, но ни в каких сношениях с лицами неблагонадежными он замечаем не был, и нет никаких указаний на то, чтобы он в своих взглядах имел что-либо общее с пропагандистами». Письменные высказывания поднадзорного полковник склонен был объяснять тем, что «угрюмость его характера и нелюдимость заставляют его видеть все в черном цвете».

Так что хоть четыре письма Николая Иванова были выдержаны в «антиправительственном» духе и вызвали интерес властей, сколько-нибудь серьезных неприятностей их автору они не принесли.

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#цензура #письма #история

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 169 (7007) от 10.09.2021 под заголовком «Опять тот самый Иванов!».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».