Он по-прежнему называл его Царским. Юные годы Даниила Хармса прошли в Пушкине

В последнее время имя писателя Даниила Хармса у многих на слуху – в немалой степени благодаря истории с его портретом, нанесенным на фасадную стену дома № 11 по улице Маяковского... Принято считать, что жизнь Даниила Хармса целиком связана с Петербургом – Ленинградом. Но далеко не все знают, что нынешний город Пушкин, бывшее Царское Село, которое в 1920-е и 1930-е годы называлось Детским, сыграл в его судьбе особую роль, причем с самого раннего возраста.

Он по-прежнему называл его Царским. Юные годы Даниила Хармса прошли в Пушкине | РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

У матери будущего писателя Надежды Ивановны были две сестры. Старшая, Наталья Колюбакина, преподавала русскую словесность и директорствовала в Царскосельской Мариинской женской гимназии (теперь в этом здании находится Царскосельская гимназия искусств им. А. А. Ахматовой на Леонтьевской ул., 17). Младшая, Мария, служила в той же гимназии классной дамой. Обе сестры не имели семей и жили вместе. Надежда Ивановна не раз приезжала к ним на лето с маленьким Даней.

Со второй половины мая 1907 года Надежда Ивановна с полуторагодовалым Даней провела у сестер больше двух месяцев. Жили они в доме купца Круглова недалеко от пересечения Церковной и Магазейной улиц (он не сохранился). За это время она написала своему мужу Ивану Павловичу Ювачеву 46 писем. Тот, служащий управления государственными сберегательными кассами, кстати, бывший народоволец, который много лет провел в царских тюрьмах и ссылках, по долгу службы был постоянно в разъездах и руководил воспитанием сына «дистанционно».

В своих письмах Надежда Ивановна много рассказывала о сыне – об их прогулках по парку и самых разных, даже незначительных, событиях, которые с ними происходили. Об этих посланиях совсем недавно стало известно благодаря петербургскому исследователю Николаю Кавину.

Другой адрес, где жили сестры Колюбакины, – дом на углу Магазейной улицы (№ 38) и Леонтьевской (№ 42). Здесь летом 1913 года Надежда Ивановна с восьмилетним Даней жила в квартире своих сестер. Этот трехэтажный купеческий дом с высокими арочными окнами уцелел почти без изменений.

Второй детскосельский период Даниила Хармса относится к началу 1920-х годов, когда после Гражданской войны родители приняли решение продолжить прерванное в Петербурге образование Дани и отправили его в Детское Село под крыло тети – Натальи Ивановны, которая теперь была директором 2-й детскосельской единой трудовой школы: так стала называться бывшая Мариинская женская гимназия.

Здесь Даниил учился два года в старших классах и окончил школу в июле 1924 года. Он был высокий, носил костюм с брюкам до колен – бриджами и сидел на последней парте с учеником по фамилии Бальнис, с которым и потом поддерживал отношения, когда приезжал в Детское Село.

Одноклассницей Даниила Ювачева была Мария Семенова, известная как Мария Петровна Руденская, – незаурядный музейный работник, автор проекта создания мемориального Музея-Лицея в Пушкине и первый его хранитель. Ее воспоминания о Данииле Ювачеве содержат интересные подробности: «Когда Даня Ювачев в первый раз появился в нашем классе, то даже классная комната сделалась словно меньше, таким большим он показался нам. Даня был совсем не похож на мальчиков, каких мы обычно привыкли видеть вокруг себя. Одетый, помнится, в коричневый с крапинкой костюм, в брюках до колен, гольфах и в огромных ботинках он казался совсем взрослым молодым человеком. Пиджак его был расстегнут, и виднелся жилет из той же ткани, что и костюм, а в маленький карманчик жилета спускалась цепочка от часов, на которой, как мы узнали впоследствии, висел зуб акулы. Черты его лица были крупные, а глаза – небольшие, он сел рядом с Колей Никитиным и вытянул ноги далеко за парту...».

В воспоминаниях Руденской до нас дошли и другие любопытные подробности детскосельской жизни Хармса. Ему отвели отдельную комнату  у тети в служебной квартире, находившейся в самом здании школы на Леонтьевской улице. С вечера он привязывал свои сапоги за веревочки, и утром, когда его пытались разбудить, отвечал сонным голосом: «Да, да, я уже встал» и дергал их. Сапоги стучали, а он сам продолжал досыпать...

В день окончания школы, как вспоминала Мария Петровна, они всем классом стали фотографироваться на улице и расселись на траве. И тогда Даня быстро нарвал большой букет трилистника, клевера без цветов, и с этим букетом так и сфотографировался. Правда, эта общая фотография ни у кого из бывших одноклассниц Хармса не сохранилась.

После окончания школы и переезда в Ленинград Даниил неоднократно приезжал в Детское Село, чтобы навестить любимую тетю, и в первые годы после окончания школы даже выступал здесь на литературных вечерах, например, на вечере памяти Блока. Некоторые из своих поездок в Детское Село, которое он по-прежнему называл Царским, Даниил вкратце описывал в своих записных книжках.

Колюбакина Н. И..jpgРЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

В конце 1920-х годов Наталья Колюбакина была отстранена от должности заведующей школой, а затем и от преподавательской работы. Как вспоминала ее ученица Наталья Зегжда, «Горсовету показалось ее руководство школой слишком буржуазным...». Наталья Ивановна стала библиотекарем в павловском техникуме птицеводства.

Даниил продолжал с ней общаться. К сожалению, сохранились только два письма и одна небольшая записка, написанная Хармсом, по всей видимости, во время его приезда: «Дорогая Наташа. Кофея я не смогу пить. А лучше пройдусь еще на часок в парк, чтобы воспользоваться тем, что называют природой, или попросту «самим собой».

В 1935 году Даниил написал Наталье Ивановне глубоко лиричное стихотворение, которое заканчивалось так: «Уже заря снимает звезды // и фонари на Невском тушит, // Уже кондукторша в трамвае // бранится с пьяным в пятый раз, // Уже проснулся невский кашель // и старика за горло душит, // А я стихи пишу Наташе // и не смыкаю светлых глаз».

В записных книжках Хармса есть строки, озаглавленные «Что я люблю», – перечисление всего того, что было для Хармса главным и ценимым в жизни. Рядом с «Люблю писать. Люблю наблюдать приятных мне людей... Люблю хороший юмор. Люблю нелепое... Люблю записные книжки, чернила, бумагу и карандаши» и так далее есть и такая запись: «Люблю гулять в Екатерининском парке Царского Села».

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#писатель #Пушкин #поэт

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 90 (6928) от 21.05.2021 под заголовком «Он по-прежнему называл его Царским».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 Августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 Августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 Августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 Августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 Августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 Июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 Июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 Июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 Июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 Июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».