Главная городская газета

Ей прочили славу певицы

  • 14.11.2014
  • Людмила Ковалева-Огороднова,
  • Рубрика Наследие
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Коробицын на рубеже

Памятная акция, посвященная 90-летию подвига пограничника Андрея Коробицына, прошла возле комплекса «Сестрорецкий рубеж». Читать полностью

Судьбу восстания решили в Лесном

Прогулки по городу: Болотная ул., 13 Читать полностью

Театральная оплеуха

Дебютный показ «Маленького Фауста» на сцене Михайловского театра состоялся в самый разгар судебной тяжбы, 12 октября 1869 года. Читать полностью

Партбилет как библия

О чем мечтал и к чему стремился «новый человек» Читать полностью

Двенадцатый

После побега выжить удалось только ему одному Читать полностью

Автограф на стене

Звука выстрела Алексей не расслышал, только почувствовал, как дрогнула под ногами земля и горячая волна швырнула его на дно оврага. Читать полностью
Реклама
Реклама
Ей прочили славу певицы | Иллюстрация из фондов Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусства<br>В. Ф. Комиссаржевская в роли Монны Ванны в спектакле по пьесе «Монна Ванна» М. Метерлинка, 1903 г.

Иллюстрация из фондов Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусства
В. Ф. Комиссаржевская в роли Монны Ванны в спектакле по пьесе «Монна Ванна» М. Метерлинка, 1903 г.

Великая русская актриса Вера Комиссаржевская, 150 лет со дня рождения которой исполнилось 8 ноября, дебютировала в 1889 году в одноактной пьесе П. П. Гнедича «Горящие письма» на скромном театральном вечере в Морском собрании столичного Флотского экипажа, располагавшемся в Крюковских казармах (в этом здании не так давно открылся Центральный военно-морской музей).

На вечерах Морского собрания Комиссаржевская и раньше не раз выступала — как певица. Она пела с сестрой под аккомпанемент своего бывшего жениха, организатора вечеров, блестящего морского офицера Сергея Зилоти, великолепно игравшего на гитаре.

Отец будущей актрисы, солист Императорских театров Федор Комиссаржевский, восхищался красивым контральто дочери и прочил ей славу певицы. Когда он возглавил в «Обществе искусства и литературы» класс оперного пения, Вера с сестрой посещали его уроки. Но здоровье не позволило Вере продолжать занятия вокалом, и она окончательно выбрала театр...

Известны сотни статей, воспоминаний, изданий писем, научных исследований и книг о театральной и режиссерской деятельности великой актрисы, сохранилось множество фотопортретов этой необыкновенно красивой женщины. В начале ХХ века в петербургской фирме «Граммофон Берлинер» (или просто «Граммофон») было выполнено несколько грамзаписей чтения Комиссаржевской. Не существует лишь записей ее пения.

Однако интонацию голоса актрисы удалось передать Сергею Рахманинову. Ему приходилось бывать на домашних репетициях будущего театра Комиссаржевской, он не раз слышал, как Вера Федоровна читала там Чехова, и написал романс «Мы отдохнем» на слова из пьесы «Дядя Ваня». «В том, как говорила Комиссаржевская чеховские слова и как воплотил их в музыку Рахманинов, чувствуется единая внутренняя линия, единое понимание», — писала актриса и режиссер Зоя Прибыткова, на квартире которой в доме на Конюшенной площади происходили те встречи.

Голос Комиссаржевской, ее сценические манеры вдохновили Рахманинова на создание оперы «Монна Ванна» (1906 — 1907). А когда он писал оперу «Франческа да Римини» (1905), облик главной героини также ассоциировался у него с речью и обликом Франчески в исполнении Комиссаржевской.

Голос Веры Федоровны «звучит» и в мелодекламации А. С. Аренского на стихотворение в прозе И. С. Тургенева «Как хороши, как свежи были розы». Она читала это произведение в одном из концертов А. Зилоти в Дворянском собрании в 1909 году.

«Я хорошо помню концерт, в котором Комиссаржевская читала эту мелодекламацию, — писала З. А. Прибыткова. — Хорошо помню и ее. Она была в скромном белом платье с высоким воротом, с длинными рукавами. Никаких драгоценностей. А в руках две ветки светло-лиловых орхидей, таких же хрупких и нежных, как она сама...

То, что делала Комиссаржевская в мелодекламациях, нельзя было назвать мелодекламацией в общепринятом смысле слова. Комиссаржевская умела все, к чему бы ни прикасался ее изумительный талант, углублять, облагораживать, окрашивать богатейшей гаммой тончайших ощущений. В мелодекламациях она говорила, просто и проникновенно говорила замечательные слова Тургенева. И, несмотря на то что слова произносила она совсем просто, казалось, что ее чудесный голос поет милую, русскую музыку Аренского».

Позднее Комиссаржевская любила исполнять эту мелодекламацию на домашних вечерах под аккомпанемент Александра Зилоти. А когда к ним в такие вечера захаживал брат Александра Сергей, то под его гитару все начинали петь цыганские романсы — и хозяева, и гости — Ходотов, Давыдов, Комиссаржевская...

«Голос» Комиссаржевской позднее был своеобразно запечатлен в пьесах Николая Ходотова, которого актриса буквально выпестовала и как актера, и как успешного драматурга. У него осталось около четырехсот писем актрисы, которые он позже использовал в пьесах, пересыпая диалоги своих влюбленных героинь подлинными словами Веры Федоровны...

Под впечатлением скоропостижной и трагической кончины Комиссаржевской, случившейся в феврале 1910 года, Рахманинов написал романс «Не может быть!..» на слова А. Майкова. А 10 февраля 1911 года, в годовщину ее смерти, Сергей Рахманинов и Александр Зилоти дали в Дворянском собрании общедоступный концерт, исполнив Вторую сюиту Рахманинова, которую Вера Федоровна очень любила слушать в домашнем исполнении у Прибытковых на Конюшенной площади.

Людмила КОВАЛЕВА-ОГОРОДНОВА,
президент Санкт-Петербургского Рахманиновского общества


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook