Российская литература запуталась в альтернативной истории

Сегодня немалой популярностью пользуются книги на тему, что было бы, если бы... А дальше фантазировать можно о чем угодно. 

Российская литература запуталась в альтернативной истории | РИСУНОК Николая КИНЧАРОВА

РИСУНОК Николая КИНЧАРОВА

Например, если бы Ленин октябрьской ночью 1917 года не дошел до Смольного, а Гитлер погиб в результате покушения, устроенного на него летом 1944 года... Кто-то скажет: мол, все это ерунда, история не имеет сослагательного наклонения. 

И будет прав, однако знание неосуществившихся, возможных, но упущенных альтернатив учит нас не только лучше понимать прошлое, но и моделировать будущее. Наш постоянный автор доктор исторических наук профессор Игорь Зимин, занимающийся изучением повседневной жизни императорской семьи Романовых, сегодня откроется нам в новом качестве - как любитель и исследователь книг в жанре исторической альтернативы.

- Игорь Викторович, неужели вы считаете, что этот жанр имеет какое-то научное значение?

- Вы удивитесь, но имеет! Причем его основателем принято считать классика исторической науки английского историка и социолога Арнольда Тойнби, автора теории локальных цивилизаций, с его знаменитыми эссе «Если бы Александр не умер тогда...» и «Если бы Филипп и Артаксеркс уцелели...». Ученого многие годы волновала проблема многовариантности исторического процесса.

Вероятно, очень многие из коллег Тойнби тоже задавались вопросом «а что было бы, если...», но они были серьезными исследователями и не считали возможным позволить себе публично размышлять на легкомысленные темы, твердо зная, что «история не имеет сослагательного наклонения». Хотя можно предположить, что очень многие из них наедине с собой пытались представить, что было бы с миром, не умри Александр Македонский в 323 году до новой эры в Вавилоне. Вне всякого сомнения, завоевательные походы полководца, перекроившие геополитическую реальность Средиземноморья, продолжались бы, и он, наверное, покорил бы Аравию, дабы контролировать все морское побережье от Индии до Египта...

Но только Арнольд Тойнби, достигнув всех мыслимых профессиональных высот, будучи уже пожилым человеком, позволил себе опубликовать знаменитые эссе.

При этом следует иметь в виду, что еще за полтора десятка лет до публикаций Тойнби в печати появились первые серьезные альтернативные сценарии писателей-фантастов. Кто не размышлял над «эффектом бабочки», описанным в рассказе Рэя Брэдбери «И грянул гром...», увидевшем свет в 1952 году? Кто не зачитывался романом Пола Андерсона «Крестовый поход в небеса» или «Фантастической сагой» Гарри Гаррисона, вышедшими в 1960-х годах?

Брэдбери рассказывает фантастическую историю, как человек, отправившись в прошлое для охоты на динозавров, раздавил бабочку и, вернувшись в настоящее, увидел совершенно изменившийся мир. В современной науке «эффектом бабочки» называют влияние мизерных факторов на перспективы существования системы. Другими словами, те соломинки, которые могут сломать спину верблюда.

И подобных произведений в 1960 - 1970-х годах было опубликовано довольно много. Вполне возможно, что именно они и подвигли Арнольда Тойнби к изданию его знаменитых эссе.

- А как относились к подобному жанру в нашей стране?

- В советское время жанр альтернативной истории не очень приветствовался. Исключением стали лишь приключения дона Руматы из научно-фантастической повести Аркадия и Бориса Стругацких «Трудно быть богом», написанной в 1963-м и увидевшей свет годом позже. Речь шла о государстве Арканар, существующем на другой планете. Там оказались сотрудники Института экспериментальной истории - «прогрессоры», один из которых под личиной благородного дона Руматы пытался методами бескровного и непрямого воздействия скорректировать развитие Арканара, ускорив переход страны к эпохе Возрождения.

В 1968 году к жанру исторической литературы обратился писатель Кир Булычев, который написал повесть «Осечка-67» - о том, как к пятидесятилетию Октябрьской революции по указанию ЦК КПСС в Ленинграде была устроена грандиозная реконструкция революционных событий, происходившая как ролевая игра. А в результате участники спектакля настолько вжились в свои роли, что повернули историю вспять. «Ленин» и «Рахья» не добрались до Смольного - их задержали работники ОБХСС, приняв за жуликов, и революция оказалась без вождя. Крейсер «Аврора» сел на мель, а его «судьбоносный» залп пришелся по телефонному узлу Смольного. «Юнкера» отразили штурм Зимнего дворца, а к ним на помощь пробились «войска генерала Краснова»...

Повесть была написана «в стол», без особой надежды на публикацию, и увидела свет только в 1993 году. Тогда же она была экранизирована на петербургском телевидении.

Более серьезно теорию исторической альтернативы проиллюстрировал Василий Аксенов в романе «Остров Крым» (1979 - 1981), предположив возможность сохранения на полуострове белогвардейского анклава и после окончания Гражданской войны.

В 1980-х годах начал выходить цикл фантастических романов Василия Звягинцева «Одиссей покидает Итаку», в одной из глав которого описывался иной вариант начала Великой Отечественной войны. Два ключевых героя романа, оказавшись в телах Сталина и одного из командармов, пытаются переиграть катастрофу лета 1941 года, используя все доступные на тот момент людские и материальные ресурсы. Они прекрасно знали, как и когда начнется война, и смогли подготовиться. Вероятно, многим из нас подобный сценарий показался бы более «приемлемым».

Позже вышло множество романов и повестей, переписывавших историю не только Великой Отечественной войны, но и других войн, например, Русско-японской 1904 - 1905 годов.

В постсоветский период жанр альтернативной истории расцвел в нашей стране пышным цветом. Со временем он разделился на поджанры и родственные жанры: криптоистория, альтернативная география, постапокалиптика. Сегодня бум поутих, но интерес к теме сохраняется. К ней можно относиться по-разному: и снобистски-презрительно, и признавая эту нишу в современной российской литературе. В подобном жанре, как, впрочем, и во всяком другом, есть удачные вещи, а есть и откровенная макулатура.

Полки книжных магазинов пестрят изданиями в ярких обложках, героями которых служат всевозможные «засланцы» и «попаданцы». Это вовсе не мои термины - они бытуют у любителей подобных книг. «Засланцы» - это путешественники во времени, отправленные в прошлое либо будущее с помощью различных артефактов или технологий. «Попаданцы» - это те, кто в силу тех или иных причин, будучи вырваны из «своего» времени и оказавшись в «чужом», меняют мир и прежде всего историю России.

- А чем обусловлен ваш интерес к этой теме?

- Давным-давно, в школьные годы, я прочел книжку Марка Твена «Янки при дворе короля Артура». Роман понравился, а уже позже пришло понимание, что герой этого романа, изданного в 1889 году, фактически стал первым «попаданцем». Уже в этой книге были заложены основные каноны жанра альтернативной истории.

Каковы же они? Начнем со способа «переноса» во времени. Еще Марк Твен определил основной - хороший удар по голове. Этот универсальный способ широко используется и поныне. Как варианты популярны удар молнии, разрушение какого-либо артефакта, загадочный туман, автомобильная катастрофа и тому подобное. С легкой руки Марка Твена современных авторов мало заботит описание самого «способа переноса». Как правило, этому отводится только пара абзацев. Главное - последующий экшен!

Как правило, «попаданцы» обладают прекрасной памятью. Так же, как и герой Марка Твена, они помнят точные даты затмений, рецептуру, формулы и прочее, о чем мимоходом им рассказывалось в школе или институте. Если память подводит, то авторы прибегают к гипнозу, под действием которого из памяти можно извлечь что угодно. Все как один «попаданцы» становятся предсказателями, предупреждая верховных правителей о негативных сценариях развития событий.

С «засланцами» происходит как-то достовернее, поскольку авторы считают долгом упомянуть, что путешественники во времени, готовясь к хронопереносу, собирают и «упаковывают» в голове необходимые им сведения и технологии.

Но абсолютно все «попаданцы» и «засланцы» необыкновенно удачливы, что позволяет им выкрутиться из любой ситуации. Как вариант - сегодняшние «попаданцы» - это преимущественно офицеры ВДВ, ГРУ, ФСБ, обладающие соответствующей физической и специальной подготовкой. Приветствуется увлечение героя восточными единоборствами, фехтованием, верховой ездой, стрельбой из лука...

Весь этот набор позволяет герою выжить в первые дни пребывания «за хроногоризонтом», а затем и адаптироваться в том мире, в котором он оказался. Также допускается появление рядом с «попаданцем» «верных друзей», которые обладают всеми необходимыми для выживания навыками. Это как в романах в жанре фэнтези, когда герой последовательно обретает друзей в виде прекрасной феи, эльфа и гнома, «оснащенных» всеми необходимыми артефактами.

Характерно, что «попаданцы» в кратчайшие сроки оказываются в ближнем окружении первого лица, будь то Сталин или Фридрих Барбаросса. Широко популярен вариант, когда «попаданец» его даже замещает, что открывает перед ним огромные перспективы в деле модернизации «его времени».

Тем более что «попаданцы», так же как герой романа Марка Твена, делают ставку на технический прогресс, на стремительное внедрение новых технологий. Поэтому в книгах, написанных в жанре альтернативной истории, так много внимания уделяется описанию самых разных технологических процессов.

Как правило, технологические прорывы завершаются полным успехом, и просторы Балтийского моря начинают бороздить деревянные линкоры, оснащенные многобашенными орудиями с системами целенаведения. Или - подводные лодки Петра I ускоряют ход Северной войны и заканчивают ее нашей победой в два раза быстрее. Или - уже при Александре III на вооружение русской армии поступают автоматы и пулеметы Калашникова.

И, наконец, «попаданцы» активно используют привычные навыки XXI века. Мобильность мышления, способность молниеносно принимать решения... Не чураются они и грязных политтехнологий, столь привычных им в своем времени.

Перечисление законов жанра можно продолжать еще долго, но в результате большинство таких произведений можно разделить на две категории. Первая условно - «про людей». В этих книгах упор делается на межличностные отношения, на эволюцию психологического восприятия «нового мира». Вторая - «про железо», к примеру, в виде танков Т-34, внезапно появившихся на Куликовом поле в 1380 году.

- А как профессиональное сообщество историков относится к подобным трудам?

- По большей части - свысока, высокомерно, негативно. Говорить о них позитивно считается дурным тоном. Хотя лично мне, точно так же как, знаю, и некоторым другим моим коллегам, такие сюжеты кажутся интересными и привлекательными, но они как-то даже стесняются в этом признаться...

Притом далеко не все профессиональные историки могут написать увлекательный литературный текст даже на основании хорошо известных им сюжетов. Поэтому книги в жанре альтернативной истории небесполезны уже потому, что могут подвигнуть людей к изучению отечественного прошлого. Они подталкивают овладевать подлинными знаниями, обращаться к источникам.

Существуют крупные и очень популярные форумы, на которых по дискуссионным вопросам отечественной истории «рубятся» не только дилетанты, но и профессионалы. На этих форумах подчас встречаются такие «дилетанты», которые могут дать много очков вперед и профессиональным историкам. И это, вне всякого сомнения, носит положительный характер, поскольку к изучению прошлого подключается множество сетевых пользователей. Лично я отношусь к этим людям с уважением.

Хотя, как известно, на просторах Интернета можно встретить всякое... Например, тревожит то, что в достаточно большом числе «военных альтернативок» советские и немецкие солдаты, перенесенные в иные времена, воюют бок о бок. И тем самым ставится некий знак равенства между «белокурыми бестиями», безжалостно «зачищавшими» белорусские села, и советскими солдатами, защищавшими Родину. Конечно, по поводу подобных сюжетов можно дискутировать, но осадок остается... На этом фоне исторические ляпы воспринимаются как минимум без особого раздражения...

В этом же ключе многие наши молодые современники воспринимают и исторические компьютерные игры, посвященные тем или иным страницам мировой истории, самостоятельно переигрывая ее ключевые эпизоды. Например, те, кто регулярно «рубится» в World of Tanks, являются потенциальными читателями мемуаров танковых генералов Гудериана или Семена Ивановича Мельникова и в деталях знают тактико-технические характеристики танков Второй мировой войны, включая японские. А почитатели Silent Hunter рано или поздно обратятся к мемуарам подводников и, может быть, забредут на подводную лодку-музей Д-2 «Народоволец» в Гавани... 

Материал был опубликован в газете под № 123 (6232) от 11.07.2018 под заголовком «Если бы да кабы...».

#литература #история #фантастика

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...

Восемь пунктов генерала Деникина
07 Июня 2017

Восемь пунктов генерала Деникина

Когда говорят о том, что армию погубили большевики, это неправда. Армию погубила вся революционная демократия с ее проповедями вседозволенности.

Вскрыть и прочесть
24 Мая 2017

Вскрыть и прочесть

Перлюстрация существовала еще в глубокой древности

Я знал и труд, и вдохновенье…
26 Апреля 2017

Я знал и труд, и вдохновенье…

При информационной поддержке главной городской газеты «Санкт-Петербургские ведомости» 25 апреля в Аничковом дворце состоялось подведение итогов для 9-11 классов региональной олимпиады по краеведению ш...

Л.М. Старокадомский
25 Апреля 2017

Л.М. Старокадомский

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Погибшие при защите Ленинграда
25 Апреля 2017

Погибшие при защите Ленинграда

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

 «Теплица на Фонтанке»
25 Апреля 2017

«Теплица на Фонтанке»

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Человек, достойный дороги цветов
25 Апреля 2017

Человек, достойный дороги цветов

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Монархия в стиле ностальжи
12 Апреля 2017

Монархия в стиле ностальжи

Вопрос Остапа Бендера: «Надеюсь, вы кирилловец?», звучавший смешно уже в 1920-х годах, тем более не актуален сегодня.