Артиллерист и ростовщик. Как офицер жаловался на индийского подданного

Артиллерийский капитан Иосиф Милиус назвал свое письмо, отправленное в апреле 1846 года министру внутренних дел Льву Перовскому, «истинно благонамеренным доносом». Офицер сообщал, что в Петербурге действуют множество ростовщиков, которые, «давая взаймы бедным людям, иногда под залог последней одежды», требуют с них затем огромные проценты, и предлагал свою помощь в разоблачении мошенников. Причем даже называл имя наиболее опасного из них — индийского подданного Галлермана Чука.

Артиллерист и ростовщик. Как офицер жаловался на индийского подданного | ФОТО Pixabay

ФОТО Pixabay

Тот был родом из Британской Индии, затем торговые дела привели его в Российскую империю: сначала в Астрахань, а спустя некоторое время в Петербург, где Чук занялся ростовщичеством и весьма в этом преуспел. К середине 1840‑х годов его постоянная клиентура превышала сто человек.

Среди тех, кто пользовался его услугами, был и артиллерийский капитан Милиус. Сумму очередного займа (2700 рублей серебром) вместе с неустойкой он погасить не смог. Не добившись ничего уговорами, Чук подал жалобу на должника в управу благочиния, и та присудила взыскать деньги. Однако Милиус в свою очередь обратился к министру внутренних дел и в Правительствующий Сенат. Документы сохранились в Российском государственном историческом архиве.

Артиллерист утверждал, что брал деньги в долг намеренно, дабы изобличить «зловредный промысел» Чука. По этой причине он просил применить к индийцу самые решительные меры и даже просил включить самого себя в состав будущей следственной комиссии, как знающего «все тонкости и извороты, употребляемые ростовщиками» (забегая вперед, в этом ему было отказано).

Индус в свою очередь обвинил Милиуса в том, что тот его оклеветал: мол, никто из его многочисленных клиентов никогда «ни о каком лихоимстве не объявлял», а Милиус все это сделал потому, что ему нечем расплатиться. «Это все совершенно несправедливо и даже несообразно с рассудком, а придумано господином Милиусом для одной проволочки времени», — писал Чук.

По распоряжению министра столичные власти начали «строжайшее» расследование в отношении ростовщика. Все его бумаги, включая долговое обязательство капитана Милиуса, были арестованы.

Столичный генерал-губернатор Дмитрий Шульгин занял в отношении ростовщика жесткую позицию, настояв на передаче дела «о взимании лихвенных процентов и стеснении должников разными вымогательствами» в столичный уголовный суд. Дело было рассмотрено весной 1850 года, индуса оставили «в сильном подозрении». Фактически это означало, что напрямую его вина не доказана, он сохраняет свободу, но продолжает оставаться в поле зрения полиции. ­После этого генерал-губернатор «в предупреждение на будущее время ­предосудительных действий» поднял вопрос о высылке Чука за границу.

Его поддержал главноуправляющий Третьим отделением Алексей Орлов, однако в дело неожиданно вмешалась дипломатия. За Чука вступился посланник Великобритании при высочайшем дворе лорд Блумфилд: он попросил вернуть Чуку отобранные у него во время следствия документы и деньги, а также при­остановить его высылку до полного завершения финансовых дел в Петербурге. Кроме того, дип­ломат представил медицинское свидетельство: «Теперешнее его (Чука. — Ред.) больное состояние препятствует ему всякое продолжительное телодвижение, почему он и квартиру свою оставлять не может, впредь до получения достаточного облегчения».

Просьбу «передали на усмотрение» петербургского генерал-губернатора. Тот посчитал, что для окончания денежных расчетов Чук вполне может «оставить по себе поверенного», а «в уважение болезненного состояния и преклонности лет» индийца не отправят по этапу, а выдадут ему заграничный паспорт, что позволит тому вернуться на родину. «Препятствий к немедленной высылке Чука нет», — заключил градоначальник.

В январе 1852 года ростовщик Чук навсегда покинул Петербург, однако до Индии не добрался: спустя два года скончался в Персии. Оставшееся после него небольшое имущество и деньги были переданы британскому ­посланнику в Тавризе.

…С давних пор доносы нередко становились способом отомстить за обиду, поэтому власть пыталась проверять подлинность того, что в них сообщалось. К примеру, Соборное уложение, принятое в 1649 году Земским собором, вводило ответственность за ложный донос. Не исключено, что из подобных действий и выросла впоследствии поговорка «доносчику первый кнут». Увы, в случае с индусом Чуком она не оправдалась.

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#история #конфликт #деньги

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 63 (7146) от 08.04.2022 под заголовком «Артиллерист и ростовщик».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».