Защитить приезжих. Проблемы адаптации мигрантов обсудили в Петербурге

«Круглый стол» по проблемам адаптации мигрантов, который недавно провел в Петербургском Доме национальностей Благотворительный фонд поддержки и развития просветительских и социальных проектов (ПСП-фонд), начался с жуткого «кино». В пятиминутном ролике чиновники и общественники при поддержке полицейских вызволяли из рабства пару мигрантов, которых директор магазина избил и заставил работать даром, отобрав паспорта. Обычный такой магазинчик шаговой доступности на Васильевском острове – витрины, подсобка... Обычные люди. Да и сюжет разворачивался как-то буднично – и от этого казался еще страшнее.

Защитить приезжих. Проблемы адаптации мигрантов обсудили в Петербурге | ФОТО Владимира ГЕРДО/ТАСС

ФОТО Владимира ГЕРДО/ТАСС

3 из 85

Почему же у приезжих в Петербурге столь различные миграционные траектории? Кто может помочь иностранцу сделать верные шаги, защитить его права? Как работает единая государственная политика в сфере адаптации мигрантов? Об этом говорили чиновники, общественники и эксперты из Петербурга и еще 19 регионов РФ.

По части лучших практик – это к нам. Петербург и Ленинградская область – два региона, где под эгидой администраций созданы специализированные информационные ресурсы для мигрантов.

– Всего 3 субъекта РФ из 85 создали официальные электронные ресурсы, информирующие мигрантов, и, соответственно, имеют базу для дальнейшей цифровизации, – рассказал эксперт ПСП-фонда Андрей Якимов. – Это Петербург (migrantinfo.kmormp. gov.spb.ru), Ленинградская область (migrantlenobl.ru) и еще Якутия (yakutia-sodr.ru). Что касается Москвы, к таким ресурсам можно причислить сайт многофункционального миграционного центра (mc.mos.ru/ru), но с определенной натяжкой – все же он больше про документы, а не в целом про адаптацию.

Тот же ПСП-фонд создал удобный портал migrussia.ru с советами мигрантам на восьми языках – русском, армянском, азербайджанском, киргизском, казахском, молдавском, таджикском, узбекском. Принципиальный момент: здесь и в других печатных материалах размещается информация только о тех организациях, которые работают с иностранцами на бесплатной основе.

– Информационная деятельность – первая необходимая часть работы по адаптации мигрантов, – поясняет глава фонда Борис Панич. – Здесь главные критерии – доступность языка, практическая полезность размещаемой информации и создание инфраструктуры распространения этих материалов. Вторая важнейшая часть – непосредственная правовая поддержка мигрантов.

Не объекты, а субъекты

– Наше убеждение: пока сами иностранные граждане не станут здесь активной стороной, никакой адаптации не будет, – говорит Борис Панич.

Но достучаться до мигрантского сообщества не такая простая задача, как это может показаться на первый взгляд. У петербуржцев был опыт организации консультирования на базе государственных и общественных организаций, на территории работодателей, в Центре трудовых ресурсов, в ходе предвыездной подготовки, а также в различных школах для мигрантов и защитников их прав. На постоянной основе проводится языковая и культурная адаптация детей-инофонов, разрабатываются методики для их преподавателей. Реализованы проекты «Мигранты советуют мигрантам», проведен конкурс мигрантских инициатив. Разработаны даже настольные игры, в которых каждый участник выбирает миграционную стратегию и в итоге либо выигрывает, либо...

Информация петербуржцев вызвала оживленное обсуждение у участников «круглого стола». Все согласились, что языковая компетенция – ключевой этап адаптации иностранца на чужбине, но:

– Невозможно же заставить мигранта обучаться чему-то, если он не видит в этом для себя необходимости...

– Увеличить роль центров тестирования! Оно стало средством заработка, а не итогом обучения.

– Это большая проблема – заинтересовать людей, чтобы они тратили личное время на занятия в школе мигранта.

– Нужно просто законодательно привязать обучение к получению длительных документов....

Когда с диаспорой не по пути

Очень важно работать с мигрантами напрямую, а не через национальные организации, уверены некоторые эксперты.

Тезис, вызывающий удивление: ведь именно у таких организаций нет языкового и межкультурного барьера с мигрантской общиной. Да и примеры, когда национально-культурные объединения эффективно работают в этой сфере, нередко встречаются в регионах...

– Диаспоры изначально ориентированы не на правовую помощь землякам и не на их адаптацию, а на сохранение своей культуры, традиций, идентичности вдали от родины, – считает Панич. – В национальной организации – люди, которые живут в Петербурге, давно и хорошо интегрированы. Их интересы отличаются от интересов мигрантов. К сожалению, диаспора чаще всего заинтересована, чтобы приезжающие интегрировались именно в нее (что усиливает ее роль и вес), а не в местное сообщество, дабы диаспора стала некой посреднической структурой между ними и местным сообществом, а также органами власти. А мы заинтересованы в обратном – чтобы мигранты адаптировались в принимающее сообщество сами и напрямую выходили на органы власти, в ненациональные общественные организации, активно общались с местным населением и не образовывали анклавов.

– Вовлекать общины в эту работу необходимо по одной простой причине, – парирует Нелли Шамина, юрист организации «Вера, Надежда, Любовь», оказывающей информационную и правовую поддержку мигрантам в Ставропольском крае (с 1998 года является исполнительным партнером управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев). – Местное население воспринимает мигрантов как представителей определенной этнической общины, их реальный статус, гражданство никого не интересуют. И при негативном развитии событий по вине, возможно, совсем небольшой группы приезжих формируется негативный имидж этой общины.

НКА получили право заниматься адаптацией и интеграцией мигрантов с 2014 года, но в реальности это по силам немногим.

– Миграционное законодательство меняется постоянно, формы документов тоже, даже сами сотрудники миграционных органов не всегда могут внятно объяснить иностранцу, что и как делать, – говорит представитель правительства Красноярского края Рашит Рафиков. – Пройдя пару замкнутых кругов, мигрант обращается к посредникам или еще хуже – в религиозную организацию. Недавнее исследование показало: религиозный фактор играет существенную роль в дезадаптации мигрантов. Отсутствие адекватной государственной политики в этом вопросе толкает людей в замкнутые сообщества, – полагает Рафиков.

Если хромает теория

Мигранты – тоже среда неоднородная, различающаяся как потребностями, так и потенциалом; кому-то достаточно минимума – частичной адаптации, а для кого-то нужна полная интеграция, продолжает эксперт.

– Есть сезонные и временные рабочие, есть иностранцы, стремящиеся остаться в России насовсем, есть дети мигрантов и студенты, а есть граждане России, получившие этот статус недавно, но не сумевшие интегрироваться. С последними, кстати, сложнее всего работать по линии профилактики этнорелигиозного экстремизма, и они, как правило, главная мишень вербовщиков, – предупреждает Рафиков.

Различать такие категории, по его словам, чрезвычайно важно:

– Надо, чтобы все эти категории и термины были зафиксированы в федеральном законе – только после этого мы сможем заняться разработкой региональных норм. А пока вынуждены «маскировать» адаптацию и интеграцию мигрантов, «помещая» ее в подпрограмму по профилактике религиозного экстремизма и радикализма – не можем убедить наших юристов и финансистов в том, что имеем право тратить бюджетные средства на адаптацию. Да, у нас есть хорошие практики, но нет системы...

С коллегой согласна и советник руководителя Федерального агентства по делам национальностей (ФАДН), член комиссии по миграционным вопросам Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Виктория Леденева:

– Отсутствие общепринятой терминологии не позволяет разрабатывать меры по адаптации и интеграции мигрантов. В методических рекомендациях, разосланных в прошлом году ФАДН в регионы, эти две работы слились в единое понятие – «адаптация и интеграция». Нет четкого понимания, чем адаптация отличается от интеграции и каким целевым группам что нужно. Государственная политика необходима прежде всего в интеграции иностранных граждан.

От федеральной власти регионы ждут очень многого, что можно, в общем-то, определить словами «государственная политика» и «управление». Здесь все, без чего чиновники и общественники, занимающиеся проблемами миграции на местах, чувствуют себя «бегущими нестройно по волнам» и «изобретающими велосипед». Им нужен федеральный закон, объясняющий государственную политику по социокультурной адаптации и интеграции мигрантов, определяющий основные ее понятия, принципы, цели и задачи органов власти и местного самоуправления. От ФАДН России они ждут серьезных аналитических материалов с описанием тенденций и прогнозами развития миграционной обстановки в федеральных округах. От ключевых министерств – новых правил оргнабора, которые повысили бы качество предвыездной подготовки мигрантов, их знание трудового и миграционного аконодательства, правовую и социальную защищенность работников под контролем государства.

Неплохо бы еще и обзор лучших «миграционных» практик от центра получать. Хотя об этом представители регионов уже сумели между собой договориться...

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Шахноза, Таджикистан:

– Я приехала из города Канибадам. По образованию – учитель географии, географ-эколог. Окончила факультет географии в Худжандском государственном университете – это один из крупнейших университетов в Таджикистане. Там я работала учительницей географии, а еще – инспектором в природоохранном ведомстве.

В Россию приехала впервые в июле 2009 года к мужу, он здесь работал в привокзальном магазине. Я устроилась туда же фасовщицей, потом трудилась в колбасном цехе, а после работала в клининге. Считаю, что к любой работе можно привыкнуть и любую работу можно полюбить.

По моей специальности устроиться в России, к сожалению, не удалось – для иностранных работников нет квоты по профессии «учитель». Надеюсь, это станет возможно, если получу гражданство. Я очень люблю детей и свою профессию, и мне хотелось бы учить ребят, а также помочь соотечественникам адаптироваться в России. В то же время я считаю, что, уважая рус-

скую культуру, нужно достойно представлять свою. Тем более у нас такая древняя и великая культура. Я всегда об этом говорю детям и соотечественникам. Кстати, мой сын сейчас тоже живет в России и учится в вузе на психолога.

Что помогает успешно адаптироваться? Мне кажется, нужно быть открытым, общительным, доброжелательным. Думаю, мне помогла в том числе и моя специальность. Я учительница, и у меня такой подход в жизни – учиться новому. А еще я очень люблю Петербург, его красоты, его архитектуру.

Латифжон, Узбекистан:

– Я приехал в Россию, зная русский язык, имея профессию автомеханика и большой опыт вождения. Но сначала я приехал просто посмотреть Петербург. Мне город очень понравился – красивые дворцы, соборы, мосты, даже станции метро. Да и просто: идешь по городу – все вокруг красиво! Мне хотелось пожить в Петербурге хотя бы год, так он мне понравился.

Когда приехал во второй раз – устраиваться на работу, – возникли некоторые трудности. Но я старался все узнавать, во всем разбираться. Сначала поработал подсобным рабочим, а когда получил российские права, устроился таксистом.

Мне моя работа очень нравится. Каждый день общаешься с людьми, еще лучше узнаешь город, что-то новое.

Что помогло в адаптации? Во-первых, то, что я все заранее посмотрел и изучил и, когда приехал работать, уже точно знал, что меня ждет. Во-вторых, знание русского языка. Без него никакая адаптация невозможна. А в-третьих, наверное, мой характер: я общительный, легко нахожу общий язык с людьми. И еще, думаю, очень важно быть оптимистом и не реагировать на негатив, если даже вы с ним встречаетесь.

Людмила, Узбекистан:

– Я в России с 2001 года, а на постоянное место жительства переехала в Петербург в 2012-м. Сейчас у меня есть вид на жительство, но путь к нему был непростым и занял немало времени и сил. А поначалу, конечно, были разные трудности: с регистрацией, поиском работы и прочее.

Большую часть времени, которое я провела в России, я проработала в социальной сфере, помогая людям, различным незащищенным категориям. Работала сиделкой, помогала ухаживать за людьми с особыми потребностями, в различных благотворительных организациях.

Сейчас моя работа связана с оказанием помощи бездомным – пожалуй, одной из самых незащищенных категорий. Мне нравится помогать людям. Тут и собственный опыт в чем-то пригождается.

Что важно для адаптации иностранных мигрантов в России? Конечно, знание русского языка – понимать его и хорошо изъясняться на нем. Также важна культура. Как известно, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Нужно знать и уважать культуру общества, в котором находишься. Общение с людьми тоже очень важно, не нужно замыкаться в узком кругу. И такие качества, как отзывчивость, доброжелательность, тоже очень помогают.

#мигранты #круглый стол #права человека

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 39 (6877) от 09.03.2021 под заголовком «Круглый стол с острыми углами».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника
02 августа 2019

Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника

В первое воскресенье августа железнодорожники традиционно отмечают профессиональный праздник.

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке
26 июля 2019

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке

Восторг по поводу новой «элитки» в центре города разделяют не все.

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка
23 июля 2019

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка

Четверня появилась на свет в перинатальном центре Петербургского педиатрического университета.

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети
23 июля 2019

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети

Линии подземки на новой схеме изображены по-другому.

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге
22 июля 2019

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге

На встрече с жителями Калининского района глава города рассказал о секрете обретения квадратных метров.

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца
12 июля 2019

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца

Летный комбинезон выполнен по новым технологиям с использованием специальных материалов и пропитки.

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны
01 июля 2019

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны

В Красногвардейском районе создается новый музей блокады и битвы за Ленинград.

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества
01 июля 2019

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества

Отличить мошенника от настоящего сотрудника банка стало сложнее.

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка
21 июня 2019

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка

Ее цель - заставить водителей заранее оценивать загруженность перекрестка.

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок
19 июня 2019

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок

Здесь поселятся 5,5 тыс. человек, во дворе будут свои школа и детский сад.

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга
19 июня 2019

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга

Раньше в районе 18-й - 20-й линий Васильевского острова пройти посуху было невозможно.

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой
18 июня 2019

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой

Производители заменили сливочный жир в мороженом на растительный.