Улитки дают добро. Как в Петербурге очищают городские стоки

Качество работы нашего «Водоканала» проверяют живые существа. Раки отвечают за воду, прошедшую очистку. А улитки - за выбросы заводов по сжиганию сухого остатка канализации. Этими забавными фактами, как правило, исчерпываются знания горожан о роли «Водоканала» как крупнейшего экологического предприятия города. Между тем именно «Водоканал» в течение многих лет является основным исполнителем обязательств России, которая в 1998 году ратифицировала Хельсинкскую конвенцию (ХЕЛКОМ), объединившую страны Балтики ради обеспечения чистоты нашего общего моря. Главной задачей с тех пор стало добиться требуемого качества очистки городских стоков. О том, как выполняется эта задача сегодня, беседуем с директором департамента «Водоканала» по технологическому развитию и охране окружающей среды Ольгой РУБЛЕВСКОЙ.

Улитки дают добро. Как в Петербурге очищают городские стоки | Несмотря на всю утилитарность своего предназначения, Юго-Западные очистные выглядят арт-объектом. ФОТО Сергея СМОЛЬСКОГО/ТАСС

Несмотря на всю утилитарность своего предназначения, Юго-Западные очистные выглядят арт-объектом. ФОТО Сергея СМОЛЬСКОГО/ТАСС

- Ольга Николаевна, а какой была ситуация в Петербурге до вступления России в ХЕЛКОМ?

- В середине 1990-х мы очищали 52% стоков. Остальное - прямо в Неву. Причем тогда город вообще не выполнял рекомендации Хельсинкской конвенции, которые касались сокращения в стоках биогенных элементов - азота и особенно фосфора. Те сооружения, которые у нас к тому времени функционировали (Центральная и Северная станции аэрации), не были на это ориентированы.

Между тем наличие в стоках азота и особенно фосфора - самого опасного биогена - вызывает цветение воды, то есть развитие сине-зеленых водорослей. Чем они вредны? Во-первых, выделяют токсины; во-вторых, поглощают кислород. Таким образом, водоемы становятся непригодными ни для жизни других организмов, ни для использования в качестве источника питьевой воды.

За первые же годы участия в ХЕЛКОМ наши специалисты внедрили дополнительные ступени очистки стоков, взяв на вооружение новые технологии.

- Какие?

- До того мы извлекали из стоков только органику и взвеси. В результате модернизации была внедрена ступенчатая очистка. В аэротенках (огромных резервуарах, где стоки очищаются с помощью активного ила) были выделены особые зоны. В каждой зоне - определенный кислородный режим.

Это распространенная ныне конвергентная технология - «подсмотренная» в природе. Самоочищение водных объектов основано на том биоценозе, который сложился в водном объекте: рыбы, рачки, тот же ил. А в аэротенках биоценоз формируется искусственно. И мы можем управлять процессом, ускоряя его во много раз. И это отлично работает.

- То есть Нева теперь чистая?

- Все непросто. Нева приходит в город уже грязная. Источники загрязнений: населенные пункты, в которых нет очистных или они такие древние, что не справляются с нагрузкой; неправильно хранящийся навоз и помет; несоблюдение водоохранной зоны; обработка полей разнообразными веществами, которые дожди смывают в реки... Половина биогенной нагрузки на притоки Невы - заслуга сельского хозяйства. Впрочем, аналогичная ситуация наблюдается во всех странах - участницах ХЕЛКОМ.

- И что здесь можно сделать?

- Правильно хранить навоз, строить очистные в области. Сложности - с малыми поселками, деревнями, фермами... Рационально иметь одно сооружение в ближайшем крупном населенном пункте. И на него свозить стоки со всей окрестности.

Что касается Петербурга, то сейчас мы чистим 98,6% хозяйственно-бытовых стоков... Наш город уже исключен из списка главных загрязнителей Балтики. Остались две локальные горячие точки: это устаревшие очистные в Металлострое и Колпине. Рассчитываем, что после 2023 года мы модернизируем и их.

Прокладка Главного канализационного коллектора на севере города позволила перебросить на очистные более 33 тысяч кубометров сточных вод. До того их сбрасывали прямиком в Неву. Но самым крупным проектом были и остаются ЮЗОС (Юго-Западные очистные сооружения), которые были введены в эксплуатацию в 2005 году. Этот проект стал примером государственно-частного партнерства. В его финансировании участвовали 15 организаций, в том числе зарубежных.

- Прошло 14 лет, а ЮЗОС все еще на пике новых технологий?

- Технологии постоянно развиваются и внедряются на всех станциях аэрации. Но технические решения ЮЗОС позволяют обеспечивать требуемое качество очистки. Мы тиражируем их и на других станциях. А их у нас три.

Есть и новые технологии. К примеру, в поселке Молодежное объем очистки 2,5 тысячи кубов в сутки. Здесь стоки проходят через мембрану с очень мелкими ячейками - до 40 микрон. Отфильтровывается остаток активного ила.

С 2011 года «Водоканал» применяет химические реагенты для очистки воды от фосфора. Это совместный проект с министерством окружающей среды Финляндии, а также фондом Джона Нурминена «Чистая Балтика». Вместе мы изучали вопрос: какова должна быть дозировка реагента, чтобы добиться эффективного удаления фосфора и в то же время не навредить качеству воды. И сейчас химический метод внедрен на всех станциях аэрации.

Хотя мы стараемся минимизировать применение подобных веществ. Мы за биологические методы.

На Центральной станции модернизировали 4 из 12 аэротенков. Помимо зонирования применяем там внутренние рециклы: если нормативный уровень очистки не достигнут, возвращаем поток на вторичную очистку.

- Но все эти чудеса касаются лишь хозяйственно-бытовых стоков?

- Пока да. С промышленными дела обстоят менее впечатляюще. Должна сказать, что теперь ответственность за загрязнение поделена между «Водоканалом» и промышленными предприятиями. Возможно, это заставит их более активно внедрять системы очистки.

Кроме того, проблемой являются поверхностные стоки. Дело в том, что у нас на 70% площади города общесплавная канализация: все стекает в одну трубу. Дожди смывают с асфальта следы масел и бензина, туда же попадают талые воды, которые тоже не отличаются чистотой.

Надо сказать, что чистить поверхностные стоки гораздо проще и дешевле, нежели бытовые. Нужны всего лишь простейшие действия: отстаивание и фильтрация. А у нас весь объем направляется на полномасштабную дорогую очистку. Так что, проложив отдельные сети - ливневую канализацию, мы в конечном счете сэкономим, уменьшив объемы, проходящие через общие очистные.

Количество поверхностных стоков нестабильно: дождь то идет, то нет, снег растаял - и все... Следовательно, можно даже не строить большие постоянно работающие очистные. Нужна система накопления таких стоков: собрать дождь, а потом потихонечку его чистить.

- Ольга Николаевна, после ЮЗОС были еще какие-то проекты совместно со странами ХЕЛКОМ?

- Научные - постоянно. Сейчас, к примеру, пытаемся вместе понять, что делать с фармацевтическими загрязнениями окружающей среды. Эта проблема уже вышла на мировой уровень. Оказалось, что они вообще не задерживаются на очистных, проходят транзитом - в водные объекты. Между тем обитатели моря восприимчивы к наличию препаратов в воде.

Вторая глобальная проблема - микропластик. Изучили уровень задержания его нашим оборудованием. Уровень хороший - 96%. Но этого недостаточно. Так что поставлена задача - ввести дополнительную ступень очистки стоков.

Ну и наш вечный вопрос, ответ на который ищут не только в странах ХЕЛКОМ, а вообще по всему миру: что делать с осадком сточных вод?

Прежде всего предлагается запретить складирование осадка на полигонах как источника вредного воздействия. Это означает: надо придумать, как его использовать. Во многих странах из него получают биогаз, который становится источником энергии.

- Отлично. Давайте внедрять это в Петербурге!

- Легче сказать. Мы, конечно, рассматривали такую возможность. И сделали вывод: это экономически нецелесообразно. Энергия, полученная таким способом, вдвое-втрое дороже, чем та, что выработана обычным путем. В Финляндии, в Швеции такое использование осадка означает налоговые льготы, государственные субсидии... Тогда подобные проекты окупаются за два-три года. У нас такие условия не предусмотрены.

- А компост? Эта субстанция, наверное, вполне может быть удобрением.

- Действительно, в осадке много азота, фосфора, калия, кальция, многих других химических макро- и микроэлементов. Но всему вредит наша общесплавная канализация, из-за которой в осадок попадают нефтепродукты, тяжелые металлы. Так что использовать его в качестве удобрения мы не можем.

Был у нас проект - делать из осадка техногрунт для отсыпки дорог, откосов. Но... В сутки мы очищаем более двух миллионов кубометров стоков и получаем более 15 тысяч кубометров осадка. Кто-нибудь подумал, что такое - компостировать ежедневно 15 тысяч кубов осадка? И кому он нужен в таких количествах?

А еще хорошо бы сообразить, что делать с тем осадком, который за много лет накопился на полигонах.

- Ольга Николаевна, вы же являетесь членом комиссии ХЕЛКОМ, которая вырабатывает рекомендации по методам утилизации осадка. Наверное, какое-то решение уже есть?

- Да, есть. Но из-за отсутствия знаний оно вызывает боязнь у многих. Сжигание.

У нас есть основания отстаивать эту технологию. Мы имеем уже 20-летний опыт эксплуатации таких заводов. Первый появился в 1997 году на Центральной станции аэрации. В 2007 году мы построили еще два. И вот результат: за последние десятилетия мы не взяли у города ни пяди дополнительной земли для расширения площади складирования осадка. Как были две площадки (на Волхонке и в Новоселках), так и остались. Если бы не сжигание, трудно даже представить, сколько сейчас было бы полигонов и сколько бы мы имели жалоб на запахи.

Кроме того, стоит, очевидно, повторить давно известный всем факт: трудно перечислить города Европы, где не было бы внедрено сжигание. Франкфурт-на-Майне, Штутгарт, Париж, Вена, Лондон, Манчестер, Цюрих... На всех заводах (и наши не исключение) 80% оборудования - это газоочистка. Причем с автоматикой наблюдения за качеством.

Ту же задачу, кстати, решают и наши улитки. Такую технологию контроля мы разработали совместно с Центром экологической безопасности России. Пропускаем очищенный воздух через аквариум с улитками и по их движению, по сердцебиению определяем, насколько хорошо он очищен. И пока улитки - на стороне технологии сжигания.

#Водоканал #экология #вода

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 174 (6527) от 18.09.2019 под заголовком «Улитки дают добро».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника
02 Августа 2019

Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника

В первое воскресенье августа железнодорожники традиционно отмечают профессиональный праздник.

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке
26 Июля 2019

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке

Восторг по поводу новой «элитки» в центре города разделяют не все.

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка
23 Июля 2019

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка

Четверня появилась на свет в перинатальном центре Петербургского педиатрического университета.

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети
23 Июля 2019

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети

Линии подземки на новой схеме изображены по-другому.

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге
22 Июля 2019

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге

На встрече с жителями Калининского района глава города рассказал о секрете обретения квадратных метров.

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца
12 Июля 2019

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца

Летный комбинезон выполнен по новым технологиям с использованием специальных материалов и пропитки.

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны
01 Июля 2019

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны

В Красногвардейском районе создается новый музей блокады и битвы за Ленинград.

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества
01 Июля 2019

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества

Отличить мошенника от настоящего сотрудника банка стало сложнее.

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка
21 Июня 2019

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка

Ее цель - заставить водителей заранее оценивать загруженность перекрестка.

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок
19 Июня 2019

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок

Здесь поселятся 5,5 тыс. человек, во дворе будут свои школа и детский сад.

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга
19 Июня 2019

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга

Раньше в районе 18-й - 20-й линий Васильевского острова пройти посуху было невозможно.

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой
18 Июня 2019

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой

Производители заменили сливочный жир в мороженом на растительный.