Перс с Васильевского острова. Как иранец стал врачом в Петербурге

«Я родился в Иране, мой родной язык — персидский, но сейчас себя ощущаю в гораздо большей степени русским человеком. Хотя родину не забыл, и все, что с ней связано, для меня очень значимо», — говорит врач Мехди Тафришьян. Он земляк Омара Хайяма, родом из того же города Нишапур, что и великий мыслитель, и знает его произведения практически наизусть.

Перс с Васильевского острова. Как иранец стал врачом в Петербурге | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

«Моя фамилия персидская, хотя многим кажется, что она армянская, — поясняет Мехди Хамидович. — На западе Ирана в провинции Маркази есть город Тафреш. Если человек был выходцем оттуда, его называли Тафреши. А если таких выходцев оказывалось много, добавляли окончание «ян». Отсюда и пошла моя фамилия. Все мои предки из этого города».

Судьба нашего собеседника — как настоящая летопись истории. Брат его отца после Второй мировой войны был одним из руководителей восстания офицеров в Хоросане — провинции на северо-востоке Ирана, граничащей с Туркменией. «Этому событию было посвящено даже несколько страниц в Большой Советской энциклопедии, — поясняет Мехди Хамидович. — Если коротко, то под влиянием победы СССР над фашизмом некоторые офицеры иранской армии прониклись идеями марксизма-ленинизма и с помощью Советского Союза подняли мятеж, чтобы освободить Иран от тогдашнего режима. Однако потерпели поражение».

Отец Мехди Тафришьяна, будучи простым солдатом, участвовал в этом восстании, за что поплатился годами тюрьмы. Однако именно в заключении он вы­учил русский язык, смог получить высшее инженерное образование. И после освобождения работал инженером в дорожно-строительном хозяйстве, одновременно был переводчиком с русского языка. Перевел, в частности, на персидский книгу Марии Марич, посвященную восстанию декабристов. «Вот почему симпатии к России и русской культуре имеют в нашей семье давние исторические корни. Благодаря родителям я проникся ими еще в детстве. В нашей домашней библиотеке половина книг была русских авторов — в переводе на персидский. Произведения Достоевского и других русских писателей я знаю с детства — читал их в прекрасных переводах на персидском», — вспоминает Тафришьян.

В юности он вступил в молодежную организацию коммунистической партии. Вместе с такими же убежденными «комсомольцами» просвещали местных жителей-крестьян. Напрямую разговоров о коммунизме или социализме не вели, просто пытались объяснить, что можно жить лучше, иначе, по‑другому. А потом началась война с Ираком, и Мехди эмигрировал в Советский Союз. Не думал, что покидает Иран надолго. Рассчитывал, что на несколько недель, может быть, месяцев. Но получилось иначе…

Так в 1981 году Тафришьян оказался в Туркмении. Когда получил паспорт гражданина СССР, в графе «национальность» было указано: «перс». Стал работать на заводе, в вечерней школе выучил русский язык. Женился, получилась настоящая советская интернациональная семья. Затем окончил педагогический институт, после чего переехал с женой в 1988 году в Ленинград. И был очарован красотой и гостеприимством города на Неве, а в Васильевский остров, где обосновался, просто влюбился.

В Северной столице целе­устремленный герой нашего повествования окончил Первый медицинский институт, стал врачом-травматологом высшей категории. Многие годы он был еще и муниципальным депутатом. Одним из его предложений было установить таблички «Добро пожаловать на Васильевский остров» у мостов, ведущих в эту часть города. Может быть, когда‑нибудь эта идея и будет осуществлена…

«На своем примере хочу сказать: можно влиться в другую культуру, стать в ней своим. Особенно в такой гостеприимной стране, как Россия… Здесь я создал семью, пустил корни. Недавно у меня родился внук», — говорит Мехди Хамидович. И вот что примечательно: с внуком он общается исключительно по‑персидски. «Любой язык — мост между культурами, народами, странами, и чем больше таких мостов, тем больше люди будут друг другу понимать, — уверен Тафришьян. — Если мой внук будет знать персидский язык, он сможет стать мостом между Россией и Ираном, работая при этом в любой сфере, владея любой специальностью».

В середине 1990‑х годов, когда в наш город приехали несколько сотен иранских студентов, Мехди Хамидович был очень рад, что имеет возможность помогать своим землякам освоиться здесь. Увы, получив образование, почти все они разъехались, в Петербурге остались считанные единицы. Нынче в городе на Неве иранцев очень мало, в основном это коммерсанты. Но как только, по словам нашего собеседника, ему становится известно, что в Петербурге происходят какие‑то события, так или иначе связанные с персидской культурой, Ираном, он обязательно в них участвует, предлагает свою помощь. «Это у меня в крови, я люблю свою родную страну, хотя покинул ее уже четыре десятка лет назад», — говорит Мехди Хамидович.

В своей жизни он старается придерживаться заветов Омара Хайяма. Как сам признается, его философия помогает преодолевать невзгоды и трудности, достигать взаимопонимания. Ведь поставленные мыслителем вопросы — откуда мы, что оставим потомкам, зачем трудиться и творить, если грядущее нам неподвластно, — актуальны для всех поколений.


#Иран #Россия

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 83 (7166) от 12.05.2022 под заголовком «Перс с Васильевского острова».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника
02 августа 2019

Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника

В первое воскресенье августа железнодорожники традиционно отмечают профессиональный праздник.

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке
26 июля 2019

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке

Восторг по поводу новой «элитки» в центре города разделяют не все.

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка
23 июля 2019

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка

Четверня появилась на свет в перинатальном центре Петербургского педиатрического университета.

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети
23 июля 2019

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети

Линии подземки на новой схеме изображены по-другому.

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге
22 июля 2019

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге

На встрече с жителями Калининского района глава города рассказал о секрете обретения квадратных метров.

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца
12 июля 2019

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца

Летный комбинезон выполнен по новым технологиям с использованием специальных материалов и пропитки.

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны
01 июля 2019

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны

В Красногвардейском районе создается новый музей блокады и битвы за Ленинград.

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества
01 июля 2019

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества

Отличить мошенника от настоящего сотрудника банка стало сложнее.

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка
21 июня 2019

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка

Ее цель - заставить водителей заранее оценивать загруженность перекрестка.

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок
19 июня 2019

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок

Здесь поселятся 5,5 тыс. человек, во дворе будут свои школа и детский сад.

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга
19 июня 2019

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга

Раньше в районе 18-й - 20-й линий Васильевского острова пройти посуху было невозможно.

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой
18 июня 2019

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой

Производители заменили сливочный жир в мороженом на растительный.