Время добывать камни

В нашей стране в целом и на ее северо-западе в частности - колоссальные запасы природного камня. Однако Россия, ранее входившая в число мировых лидеров по производству декоративно-облицовочных материалов из натурального камня, сейчас оказалась в третьем десятке производителей. О том, какие изменения происходят в каменной индустрии в последние годы и как они отражаются на каменном наряде Петербурга, корреспонденту «СПб ведомостей» Алле ЧЕРЕДНИЧЕНКО рассказал генеральный директор группы компаний «Сардис» Степан РОЩУПКИН.

Время добывать камни  | ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

- Степан Юрьевич, скажите, а может ли наша страна гордиться своими каменными ресурсами?

- Вы наверняка удивитесь, но вопреки распространенному мнению о таких богатствах нашей страны Россия очень бедная камнем страна. Но это не потому, что его нет. Просто говорить о каменном богатстве с точки зрения индустрии можно только при наличии соответствующей производственной инфраструктуры и логистики.

Возьмем для примера знаменитое месторождение мрамора на севере Италии около поселка Каррары, где добывают популярный во всем мире каррарский мрамор. Этот камень стал популярным не потому, что очень качественный или красивый. Весь секрет - в его доступности. Местные горняки, которые живут в мраморной горной чаше, ходят до своих карьеров пешком. Здесь же - порт, что позволяет транспортировать камень во многие страны мира.

К сожалению, подобных доступных месторождений в нашей стране практически нет. И даже сегодня, когда на фоне импортозамещения стало выгодно добывать камень, вряд ли удастся быстро нарастить объемы. И если ситуация с отечественным гранитом более-менее обнадеживающая, то с мрамором дела обстоят несколько хуже.

- Когда мы ездим в метро, то видим иное: станции облицованы самым разнообразным мрамором, добытым в СССР...

- В Советском Союзе - да, но в России месторождений цветного мрамора очень мало. Есть серая гамма уральского мрамора, южные месторождения мраморов зеленой гаммы, есть интересные месторождения в Иркутской области, в Южной Якутии и на Кольском полуострове.

Но добраться до этих каменных ресурсов практически невозможно и намного дороже, нежели приобрести за рубежом. Уж очень это трудоемкий, многоэтапный и главное - дорогостоящий процесс, требующий длительных временных затрат. В результате, несмотря на огромные запасы природного камня, наша доля в его мировой добыче равна 0,5%.

- А чем может похвастать Северо-Западный регион?

- В этом регионе мрамора почти нет. Единственное достойное месторождение - Рускеальский мраморный карьер в Карелии. Именно в этом карьере были добыты основы для облицовки Исаакиевского собора, отделки полов в Казанском соборе, изготовлены детали интерьера Зимнего дворца, оград Петергофа и Царского Села. Но в настоящее время карьер затоплен, и блочный камень из Рускеалы на рынке не представлен. Один из последних объектов, который делался из этого мрамора, - станция метро «Приморская».

- С каким камнем вы предпочитаете работать?

- Это прежде всего продукция из Карелии, Финляндии, с Урала, из Казахстана, Башкирии. Экзотику приходится привозить из Италии, Германии, других стран. Например, сейчас мы завершаем работы на объекте «Невская ратуша», где в основном использовали итальянский травертин, из которого построен Рим. Сегодня мы активно ищем поставщиков отечественного мрамора, поскольку в нынешней экономической ситуации он в разы дешевле импортного.

- Правильно я поняла, что российское каменное сырье на внешнем рынке спросом не пользуется?

- Как ни печально, но это так. Для экспорта нужна продукция на уровне мировых стандартов качества. Продукции такого уровня в достаточном количестве и по адекватной цене у нас нет. И дело не только в технологии добычи. Качество каменных блоков (их размеры и форма) зависит от состояния самого массива.

Лучшая часть северо-западных массивов, находящихся на границе Балтийского щита, принадлежит Финляндии. Но даже там маленький выход блоков, и они очень подвержены трещинам. В целом в местных месторождениях выход блоков из горной массы всего 25 - 30%. Для сравнения: выход блоков из горных масс в Бразилии достигает 90%.

- А оборудование для переработки камня Россия производит?

- Можно сказать, что нет. В советские времена было несколько профильных заводов. Например, в армянском Ленинакане, но он был разрушен во время землетрясения. Сегодня все сложное технологическое оборудование нам поставляет Италия. Есть эффективные китайские машины, но они в основном предназначены для отдельных операций.

- Считается, что Петербург одет в гранит, так ли это?

- Дворцовый Петербург одет в импортный мрамор, в большей степени - итальянский. В отделке знаменитого Мраморного дворца архитектор Ринальди использовал 32 оттенка мрамора, в том числе греческого и итальянского. Внутреннее убранство Исаакиевского собора украшено желтым итальянским мрамором из Сиены, зеленым - из Генуи и красным с темными прожилками мрамором из южной Франции.

Мрамор России в настоящее время представлен в основном месторождениями Уфалея и Коелги. Кстати, мрамор в последнем месторождении начали добывать в 1920 - 1930-х годах. Это был период так называемого советского импортозамещения, когда наша страна не дружила с заграницей, что сыграло положительную роль в развитии многих месторождений СССР. Именно тогда активно добывался и использовался мрамор Кавказа, Узбекистана и Таджикистана. К примеру, аэропорт «Пулково» был построен с использованием травертина из Армении.

- Как изменился каменный наряд северной столицы за последние десятилетия?

- К сожалению, за последние годы каменные одежды Петербурга стали намного проще, дешевле и менее качественными. Каменное убранство, оставшееся от XVIII - XIX веков, это впечатляющая работа, которая делалась не только для себя, но и для потомков. Также мне очень нравятся архитектурные сооружения, выполненные в стиле модерн, расцвет которого пришелся на дореволюционный период, когда технологии совпали с финансовыми возможностями заказчиков.

В результате мы и сегодня любуемся такими удивительными зданиями, как магазин Елисеева, дом компании «Зингер», гостиница «Астория»... А мост Петра Великого какой получился необыкновенный. Безусловно, есть какие-то вековые плиты на набережных, которые со временем расползлись, но их реставрируют, перекладывают, и они снова продолжают служить.

- Получается, что новые технологии не повышают качество природного камня?

- Современные технологии позволяют пилить каменные плиты до 2 - 3 см. В результате повсеместно применяется тонкая облицовка, которая упрощает архитектуру и не имеет ничего общего с долговечностью. В последнее десятилетие в городской архитектуре использовалось много китайского камня, который получил свое распространение из-за дешевизны. Что касается качества этого материала, то оно оставляет желать лучшего. Поэтому сегодня от него начали отказываться.

Еще одна современная тенденция - распространение материалов, в которых присутствует приставка «под»: «под дерево», «под мрамор», «под гранит»... Конечно, возможность создавать такие материалы сегодня есть, но вряд ли их можно сравнить в выгодном свете с натуральным деревом и природным камнем.

- А как вы считаете, оказывает ли камень какое-то влияние на людей?

- Конечно. Я не буду рассуждать об энергетике и мистике. Я скажу о другом. Именно камень, как самый долговечный материал, поддерживает нашу историческую связь с предшествующими культурами. Пирамиды Египта, Парфенон, Эфес, Сарды, Версаль и Эрмитаж. Все это, исполненное в камне, глубоко эстетически связывает нас, влияя на восприятие мира, красоты, гармонии. Камень относится к тем подлинным материалам, которые даже стареть умеют красиво, покрываясь с веками налетом благородной патины. Наша задача - создавать подлинную архитектуру не только для себя, но и для потомков.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 160 (5777) от 31.08.2016.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»
24 Июля 2018

В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»

На Седьмом форуме кредитной кооперации его участники объяснили гражданам, что у кредитной кооперации есть будущее, но и ухо надо держать востро.

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»
23 Апреля 2018

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»

Директор филиала Кадастровой палаты Росреестра по Петербургу рассказал, с какими трудностями горожане могут столкнуться при постановке земельного участка на учет.

Петербург ищет выход к океану
03 Июля 2017

Петербург ищет выход к океану

Через совместный с геологами Поморья поиск алмазов и золота

Грядущее в черно-зеленых тонах
28 Июня 2017

Грядущее в черно-зеленых тонах

Извилистыми путями идут наши недропользователи к новым месторождениям. Там, куда протоптаны дороги, уже нечего «брать». А освоение бескрайних просторов тундры и тайги встанет в копеечку.

Завод, который спас отрасль
07 Июня 2017

Завод, который спас отрасль

C участием петербургских специалистов собирают корпус самого мощного в мире реактора на быстрых нейтронах

«Эмжековец» - это звучит гордо!
12 Мая 2017

«Эмжековец» - это звучит гордо!

с высокой трибуны Законодательного собрания Санкт-Петербурга прозвучала идея вернуть к жизни еще одно детище Михаила Горбачева - МЖК.

Игрушки, от которых не отстать
10 Мая 2017

Игрушки, от которых не отстать

Блоки венгерского математика Золтана Дьенеша и палочки бельгийского учителя Джорджа Кюизенера в ХХ веке стали первыми развивающими играми.

 В программе не значатся
28 Апреля 2017

В программе не значатся

Переправа через пути жизненно необходима: так Красносельский район получит второй выезд на Кольцевую автодорогу.

Разведка вышла на Клондайк
26 Апреля 2017

Разведка вышла на Клондайк

С вводом в строй отечественных нефте- и газодобывающих платформ недропользователи оценили близкие и дальние перспективы освоения северо-западной части российского арктического шельфа.