Главная городская газета

В граненый ствол уходят пули

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Ысыах Олонхо: в Петербурге отметили якутский Праздник лета

Ысыах - в переводе «изобилие» - главный праздник Республики Саха. В Якутии торжества пройдут только 21 июня. Но небольшие выездные ысыахи уже начали свое шествие по России: они состоялись в Калининграде, Владивостоке, Москве... Читать полностью

Концертный хор Санкт-Петербурга: разрушая стереотипы

Премьера большого концертного проекта «Чайковский-гала» состоится сегодня в Большом зале Филармонии и станет приношением к 125-летней годовщине смерти великого русского композитора. Читать полностью

На Елагином острове откроется летняя библиотека

21 июня в 15.00 в Петербурге стартует 7 сезон Летнего читального зала. Читать полностью

«Музыка войны и победы» прозвучит над Петропавловской крепостью

В День памяти и скорби, 22 июня, в 18.00 в Петербурге состоится традиционная музыкальная акция. Читать полностью

В Петербурге выступит «Сумасшедшая королева барокко»

Единственный концерт немецкой дивы сопрано в Северной столице состоится в Георгиевском зале Михайловского замка. Читать полностью

Не стало Станислава Говорухина

Российский и советский режиссер Станислав Говорухин скончался в санатории «Барвиха» после продолжительной болезни в возрасте 82 лет. Читать полностью
 В граненый ствол уходят пули | Один из главных героев фильма — Петербург, парадный и непарадный.

Один из главных героев фильма — Петербург, парадный и непарадный.

На экраны вышел фильм Алексея Мизгирева «Дуэлянт».

В 1860 году в мрачный полузатопленный Петербург прибывает неизвестное никому лицо: отставной офицер Яковлев. Прошлое его туманно. Говорят, что он провел пять лет среди диких алеутов. Очень скоро Яковлев делается знаменит как безжалостный и неуязвимый бретер, прихлопывающий оппонентов на дуэлях одного за другим, как мух. Самим же Яковлевым руководит желание мести своему высокопоставленному обидчику зловещему графу Беклемишеву...

«Дуэлянт» с первой же сцены - конечно, дуэльной, жесткой и стремительной - уважать себя заставил. Но по-настоящему фильм разворачивается, когда герой Петра Федорова, Яковлев, покидает темный зал с только что застреленным им человеком и выходит на широкий простор Петербурга.

Вот тут уже оторваться никак нельзя. Петербург «Дуэлянта» затягивает в себя каким-то сложным, комплексным воздействием. Таким город мы еще не видели. Это не поиск сохранившейся натуры по отдельным углам, со строго ограниченными ракурсами - это действительно живой и дышащий город, совершенно непонятно, как воспроизведенный. Глаз даже не успевает регистрировать все новое: вот промелькнул вдали Зимний - еще кирпичного цвета. Вот у строгих колонн Казанского, подтопленных наводнением, прямо в воде набросаны какие-то корявые мостки, притулились лавки и лодки. А Исаакий виден вдали, еще не закрытый зданиями совершенно.

Потом все-таки понимаешь - что-то здесь не так. Не было в 1860 году в Петербурге строительства такого огромного моста через Неву. Не проходила, кажется, железная дорога над Зимней канавкой. Да и портик с атлантами у Нового Эрмитажа не был, кажется, таким громадным...

- Я прошел большой путь в своих отношениях с Петербургом, - рассказал журналистам режиссер Алексей Мизгирев. - С самого начала мы понимали, что фильм у нас жанровый, хотя он и наполнен историей весьма драматичной, со сложными, неоднозначными, парадоксальными характерами. Поэтому мы довольно долго искали визуальное решение картины. Было понятно, что это в первую очередь - фильм о городе. Петербург на тот момент - один из главных мегаполисов Европы. И наша история - история города, в котором собрано большое количество силы, энергии, денег, людей... Перепутаны языки, верх и низ, золото и грязь.

Мы стали думать о выражении этой идеи. И я для себя сформулировал: мы делаем город, каким бы он стал, если бы денег было еще больше. Вот так, например, с нашим мостом через Неву. Или с атлантами: мы удвоили их количество, поставив над уже существующими второй ряд. Мы хотели, чтобы и город был не декоративным, не фэнтезийным, а впечатляюще мощным.

Небывалый Петербург сделан так деликатно, что оказывается действительно реальней реальности - и в то же время каким-то слегка галлюциногенным. Вспоминается Париж в «Видоке» с Депардье или Лондон в «Шерлоке Холмсе» с Дауни-младшим. Те фильмы так же увлеченно занимались вольным краеведением.

В «Дуэлянте», конечно, Депардье и Дауни нет, но актерская публика собралась, пожалуй, не менее впечатляющая. У Петра Федорова вышел по-настоящему романтический антигерой, вполне себе Сильвио из «Выстрела». Владимир Машков в качестве графа Беклемишева убедительно пугает и скалится. Очень хорош в маленькой роли пройдохи-инвалида Сергей Гармаш. Впечатляют и приглашенные зарубежные артисты: Франциска Петри представляет здесь некую порочную «великую княгиню», любовницу графа, а Мартин Вуттке - барона Старое, замечательного мошенника с драгоценными вставными зубами.

Эти великосветские негодяи на протяжении всего фильма пикируются, стреляются, с хрустом мозжат головы дубинами, даже любовью занимаются так, словно до смерти, и в конце, почти как в «Горце», останется только один. «Дуэлянт» - кино откровенное и жестокое.

Движения героев не плавны, не расплывчаты - они всегда доводятся до конца с отчетливым стуком, хряпом, лязгом - они как будто и двигаются не по-нынешнему, более угловато и четко, как заводные автоматы. Как те новые пистолеты с револьверным механизмом, которыми с удовольствием пользуется Яковлев, чтобы выбить очередному недотепе мозги.

- Артисты убедительно могут существовать только в психологически достоверной реальности. На экране нам нужны были живые люди. И попытка погрузить их в неживое, надуманное пространство уничтожила бы картину, - говорит режиссер. - Поэтому весь предметный мир абсолютно достоверен. Это вещи из XIX века. Пистолеты у нас - совершенно реальное дуэльное оружие, мы собирали его по блошиным рынкам всей Европы. Оно только было превращено в холостое, чтобы артисты не поубивали друг друга. Даже у холостых пистолетов есть выхлоп. Когда артисты стоят в трех метрах друг от друга - это по-настоящему опасно. Но нам было важно, чтобы здесь не было чистой декоративности. Костюмы на актерах постоянно бывали пробиты выхлопами, костюмеры замучились их штопать.

За всей этой почти совершенной динамикой героев и места действия почти теряется условность, расхожесть сюжета и его периодическое провисание.

Ну да, тут Монте-Кристо или, скорее, какой-нибудь наш аналог из сочинений Загоскина, Булгарина или Крестовского: коварный демонический граф, несчастный отверженный герой, жестокий, но способный на чувства сильные; юная и порывистая княжна, алеуты, которых тут без эпитета «дикие» не поминают...

Это бульварное чтиво, конечно. Но, как и у Тарантино, притворно «пошлая» оболочка позволяет коснуться вполне подлинных и серьезных вещей. Мир «Дуэлянта» - а, по словам продюсера Александра Роднянского, есть мысль снять еще несколько фильмов с действием в том же полувымышленном Петербурге - мир этот мифологически убедителен.

Пусть герои вымышлены. Зато достоверны избиение шпицрутенами солдат, сырость и нищета рядом с имперским великолепием Петербурга, звериные, безжалостные нравы рядом с разговорами о предполагаемой дворянской чести. Фантазия авторов служит не наведению иллюзий, а усилению эффекта от действительных вещей: всю эту жизнь мы как бы разглядываем через сильное увеличительное стекло. Не сказать, что вблизи она выглядит приятно. Но взглянуть очень даже полезно. Дуэли, честь, да и любая иная система ограничений, работающая на усиление сильных и доводящая человека маленького до полнейшего отчаяния, - сюжет универсальный.

«Дуэлянт» - вполне удачная попытка восстановления мифа. Не как обмана, а как попытки серьезной, пусть и популярной рефлексии над нашей историей, над ее единством и ее трагическими закономерностями.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook