Главная городская газета

Настоящий подполковник

Свежие материалы Культура

«Культурная» ли виза?

Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Алексей Цивилев обратился к министру культуры Владимиру Мединском не оказывать поддержу в случае обращения известному американскому актеру Читать полностью

Нестареющая Золушка

История балетных интерпретаций сюжета «Золушки» по известной сказке Шарля Перро богата событиями, именами хореографов, композиторов, исполнителей ведущих партий.

Читать полностью

Меломанов ждал завод

Новый сезон в Мариинке начался музыкой машин.

Читать полностью

Неделя ювелирной моды пройдёт в Музее связи

21-24 сентября 2017 года Музей связи примет неделю ювелирной моды «Сокровища Петербурга», которая объединит почти 250 российских и зарубежных компаний. Читать полностью

Выставка «Блокадный рисунок»

Облик и реалии осаждённого Ленинграда в работах С. П. Светлицкого Читать полностью

Ты записался в плакатисты?

Первую в постсоветское время выставку графической агитации «Плакат эпохи революции» Русский музей открыл в залах Мраморного дворца.

Читать полностью
Реклама
Настоящий подполковник | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Популярный актер Александр Устюгов рассказал «Санкт-Петербургским ведомостям» о том, почему он окончил Щукинское училище, но так и не получил диплом, о несгибаемом подполковнике Шилове из «Ментовских войн» и о своей новой музыкальной группе «Экибастуз».

– Александр, вы учились в Москве в Щукинском училище. Легко поступили?

– Я поступил в 1999 году в мастерскую Родиона Овчинникова. Это был его первый курс. Но поступил только на четвертый раз. Впервые попытался, когда мне было 15 лет.


– Как же вас допустили, ведь это еще школьный возраст?

– Да меня никто особо не спрашивал о возрасте. Документы ведь надо подавать уже после отборочного тура. А я не прошел. Был плохо подготовлен, у меня было слабое представление о том, как надо выбирать и читать на экзамене басни, стихи, прозу. Не знал, что в тексте, который читают абитуриенты, обязательно должны быть диалоги. Так что это была разведка боем.

В следующие два года я был уже похитрее, лучше подготовлен. И все равно не получилось. Четвертая попытка удалась. До поступления в Щукинское я успел поучиться в колледже культуры в Омске, поработал как актер в ТЮЗе.


– Но все-таки вы добились цели и в 2003-м наконец получили диплом.

– Я окончил Щукинское училище, но диплом не получил. Произошло недоразумение. Когда нам выдавали дипломы, выяснилось, что у меня не подписан обходной лист, не сданы какие-то книги в библиотеку. А меня уже брали в театр. Ну я думал, что выполню все формальности позже и заберу диплом. Однако шли годы, а я так и не собрался подписать обходной лист. Но диплом у меня ни разу никто не спрашивал!


– А в какой театр вас пригласили?

– Алексей Бородин позвал меня в Молодежный театр (РАМТ). Там я сыграл в спектакле «Тень» и даже получил премию за лучший дебют.

Затем в постановке известного французского хореографа Режиса Обадьи «Идиот» я исполнил роль Парфена Рогожина. Это был такой своеобразный спектакль, почти балет, точнее, пластическая драма, где Достоевский был переведен на язык движений, в пластические этюды, зрелищные и очень красивые.


– Насколько это было сложно драматическому артисту?

– Нас ведь обучали сценическому движению, умению выражать чувства в пластике. Сразу после окончания института ты еще натренирован, размят. Все актеры были в хорошей форме. Хотя все равно было нелегко. Репетировали несколько месяцев по 12 часов в день. Спектакль этот мы играли три года.


– Насколько я могу судить по вашим интервью, съемки в фильме «28 панфиловцев» Андрея Шальопы вам тоже дались нелегко. Фильм еще не вышел, поэтому расскажите, пожалуйста, о вашем герое.

– Я играю рядового Москаленко. Достоверной информации об участниках этого сражения у нас нет. Мы фантазировали, придумывали для бойцов имена, характеры. Известно, что там были уже опытные бойцы, которые прошли через серьезные битвы. Но были и необученные солдаты, которые пороха не нюхали: из Средней Азии, из тылов под Москвой.

Москаленко – один из самых матерых бойцов, он воевал, ходил в разведку. На нем даже ремень особенный – немецкий, с пряжкой, на которой орел заменен звездой: трофей. Тертый калач. Форма на нем сидит как влитая. Говорит Москаленко с легким украинским акцентом. Он веселый, разговорчивый, злой, смелый. В нем есть сарказм, он часто шутит, зубоскалит. Возможно, таким образом он пытается прогнать страх: и свой собственный, и у других. Из таких людей, собственно говоря, и получаются герои.

А съемки действительно были тяжелые. Снимали в Петербурге, Москве, Иванове. 12-часовые смены на морозе. Все вокруг пронизано холодом. А в марте все стало таять, в окопах – вода. Валенки, ватники мгновенно вымокали, становились тяжелыми, обледеневали. Даже вылезти из окопа было непросто – все скользит.

Я подумал, каково же приходилось на войне, если нам, актерам, работавшим в сравнительно комфортных условиях, было так тяжко? Земля, песок были везде – в ушах, глазах. Я засыпал после съемок мгновенно, а утром видел, что лежу в песке, вокруг меня можно детскую песочницу делать.


– И часто на съемках приходится так тяжело работать?

– Бывает. Вот снимался в проекте «Викинги». По 12 часов мы не слезали с лошадей. Съемки зимой проходили, на льду, лошади боятся скакать, скользят. А мы-то ведь актеры, не наездники.

Один раз после съемок я вечером играл в спектакле «История любви». Там есть сцена, где я, сидя на лавочке, должен закинуть ногу на ногу. И вот я пытаюсь это сделать, а не могу. Мышцы «забиты». Надеюсь, зрители не заметили.


– Вы уже десять лет снимаетесь в сериале «Ментовские войны». Не скучно?

– Знаете, когда меня об этом спрашивают, я иногда отвечаю вопросом на вопрос: «А вам не скучно двадцать лет на заводе одно и то же делать?» Конечно, есть некоторая утомленность от образа, сюжета, диалогов. Но это не скука, а привычка к персонажу. Интересно же создавать новые роли, а тут вроде все идет по накатанной. Все изменения происходят в сценарии, а образ персонажа остается прежним. Даже если пытаешься внести какие-то мало-мальские изменения, зритель возмущается. Посмотрим, сколько Шилов еще проживет на экране. Мне самому любопытно. Я уже встречаю людей, которые говорят: «Мы выросли на вашем сериале». Первые серии вышли в 2004 году.


– Признаться, я не видела ни одной серии... Как вы думаете, чем подполковник Шилов так нравится зрителям?

– Мне тоже сложно судить, потому что я сериалы не смотрю, я их произвожу. С моей точки зрения – интересный персонаж: честный, довольно сложный по характеру. Не ломается под давлением обстоятельств, трудностей. Ветеран сыска и отчасти – романтик. Плюс – детективные сюжеты, лихо закрученные. У нас один из сценаристов – действующий начальник убойного отдела. Думаю, поэтому нравится и сериал, и мой герой.


– В вашем послужном списке есть еще один долгоиграющий проект – сериал «Чума».

– Это был большой проект: 155 съемочных дней. В нескольких сериях я даже выступил не только как актер, но и как режиссер. Там я играю персонажа, абсолютно противоположного Шилову. Это матерый уголовник по кличке Табак. Классический негодяй. В конце он погибает. Проект мне дорог, команда была хорошая. Хотя многие зрители говорят, что мне не идет играть плохих персонажей.


– Это подполковник Шилов вам мешает.

– Да, бывает. Не все режиссеры любят экспериментировать, некоторые пытаются работать на привычных типажах. Мне вот часто предлагают сыграть хорошего милиционера. Режиссерская лень подчас мешает актерскому развитию. В театре меньше обращают внимания на клише, типаж, амплуа.


– Насколько я поняла, у вас исключительно мало свободного времени. Тем не менее вы создали музыкальную группу «Экибастуз».

– Это сегодня самый «животрепещущий» мой проект. Создан он пять месяцев назад. Надеюсь, что публике понравится наша музыка. А началось все с телесериала «Чума». Мне сказали: «Было бы здорово, если бы в телесериале появилась песня». Сказано – сделано. В фильм вошли две песни – «Почтовые птицы» и «Дорога в рай». А сейчас мы с музыкантами готовим новый альбом, собираем на него деньги с помощью краундфандинга. Довольно сложно ломать стереотипы: все знают Александра Устюгова как исполнителя роли подполковника Шилова, но еще мало кто знает меня как руководителя группы «Экибастуз». Послушать нашу музыку можно 19 февраля в баре «Барслона» на Думской ул., 1. А 18 марта мы даем концерт в клубе «Порт-Артур» (Звенигородская ул., 12).


– Вы назвали группу в честь вашего родного города? У вас хорошие воспоминания о нем?

– Когда ты еще ребенок, везде хорошо. Я там родился, вырос. И уехал оттуда не потому, что искал, где лучше, а чтобы получить театральное образование. Но само слово «Экибастуз» навсегда связано для меня с детством, чем-то светлым, ярким, позитивным. Это мама, первая любовь, первая драка, пацаны, которые вечером поют во дворе под гитару, запах сирени. Из Экибастуза я черпаю эмоции, воспоминания. Думаю, что даже мои «Ментовские войны» отчасти оттуда.


– Как так?

– Когда я был маленьким, были очень популярны фильмы с Гойко Митичем (югославский актер, который особенно прославился исполнением ролей индейцев. – Прим. ред.). Мама смотрела и восхищалась им и его героями. Естественно, и я восхищался. Кое-что от Гойко Митича есть в моем подполковнике Шилове.


– Вы родились в Экибастузе, учились в Омске и Москве, а сейчас живете в Петербурге. Вам здесь хорошо, комфортно?

– Мой переезд сюда не был внезапным. В течение десяти лет я проводил здесь по полгода, снимаясь в «Ментовских войнах». Петербург был для меня такой нишей успокоения. За десять лет я пропитался городом. Он близок мне по духу, по темпоритму, энергетике. В Москве такого не было. Для меня Москва – это такое производственное помещение с беготней по этажам. А Петербург – место, где можно жить, дышать, встречаться с друзьями, просто гулять.

Группа «Экибастуз» собирает средства на выпуск дебютного альбома. Поддержать группу можно на ресурсе Planeta.ru, пройдя по ссылке https://planeta.ru/campaigns/ustugov–ekibastuz


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook