Михаил Пиотровский. Когда инновации не для денег

Недавно вышло некое исследование Высшей школы экономики. Суть его в том, что работники культуры в России мало заинтересованы в инновационном и бизнес-подходе в своей области. В тексте несколько презрительное отношение к сфере культуры и людям, в ней занятым, так называемым бюджетникам. Я уже не раз говорил, что бюджетники – русская интеллигенция. Это учителя, преподаватели вузов, врачи, инженеры. Тон, которым принято о них говорить – бедные, получают мало и тем довольны, послушные, – время от времени меняется, потом возвращается.

Михаил Пиотровский. Когда инновации не для денег |

Люди культуры очень даже предрасположены к инновациям. Только инновации им нужны не для того, чтобы заработать деньги. А для того, чтобы переводить новое на язык тех, кто приобщается к культуре.

Инновации в сфере культуры нужны. Но, когда учреждения культуры внедряются в эту сферу, возникает проблема. Инновации – рынок, денежный либо уже поделенный. Мы там встречаем некое сопротивление. Зачем лезете не в свое дело? Не всегда, но иногда это высказывается.

Приведу примеры. NFT (невзаимозаменяемый токен), о котором так много говорят, в «переводе» на русский язык – неразменный рубль или неразменный пятак, как у Лескова и у братьев Стругацких. Это цифровой сертификат, который гарантирует оригинальность предмета и дает эксклюзивные права на него. Человек покупает сертификат на произведение, которое никуда не перемещается, становится владельцем оригинальной копии. Он получает ощущение, что ею владеет. Больше ничего. Материально вещь существует в картинах, репродукциях... Другие люди могут на нее смотреть сколько угодно.

Эрмитаж вписался в это дело, хотя оно связано не только с новейшими технологиями, но и с деньгами, рынком, криптовалютами. Почва зыбкая, но решили провести эксперимент. Заранее объявили, что деньги нас не волнуют. Нам интересно посмотреть, что происходит.

Выбрали пять картин Эрмитажа, с них сделали репродукции. В определенный момент под камерами я их подписал: в такой-то день, в такой-то момент зафиксирована уникальность репродукции. Изображение с моей подписью хранится в Эрмитаже. При этом сами картины находятся в общественном пользовании, все их видят. Ничьи права не нарушаются.

Эксперимент оказался достаточно удачным. Мы провели аукцион пяти вещей, неожиданно за них заплатили много денег. В итоге их будет не так много, потому что предстоит достаточно сложная процедура. Криптовалюты у нас в стране не существует, ее надо где-то обменивать, есть посредники. Полмиллиона долларов музей не получит, но сумма позволит создать привилегии, допустим, для инвалидов, которые приходят в Эрмитаж. Я постоянно рассказываю: музей должен заработать, чтобы из своего кармана предоставить какие-то привилегии посетителям и премии сотрудникам.

Возвращаясь к новейшим технологиям, скажу, что мы начинаем экспериментировать с произведениями, которые существуют только в цифровом пространстве. Готовится выставка, она позволит посмотреть, что это такое. В нее войдут как работы известных NFT-художников, так и произведения, специально созданные для Эрмитажа. Их можно будет увидеть на подключенных к Интернету устройствах с помощью ссылок и QR-кодов.

Есть много NFT-платформ, которые занимаются неразменными рублями. Они все хотят сотрудничать с музеем. Наше предложение – пожалуйста, мы со всеми сотрудничаем. Есть разные идеи для проекта. Большим игрокам не нравится, что мы на этот рынок уже влезли, с кем-то договорились по поводу аукциона, уже получили результат. Как обычно происходит в сфере массовых коммуникаций, поступают запросы, доносы или обвинения. Мол, криптовалюты в России не ходят, как вы умудрились обойти закон? Смысл – зачем вы сюда лезете? Если хотите что-то делать, идите к нам.

Когда получим деньги, опубликуем и расскажем, как мы это совершенно легально сделали. С начала перестройки у Эрмитажа есть опыт сопротивления и борьбы. Надо, чтобы свои сотрудники делали как можно больше, а не чужие. У нас налажено международное сотрудничество, мы знаем, каким образом сферу, связанную с деньгами, очистить. Она очищается, когда идет речь об учреждениях культуры.

Приведу еще пример на ту же тему инноваций. Он тоже вызвал раздражение, хотя и не такое, как «неразменный токен». Я говорю про наш театральный проект «Флора». Замысел в том, что знаменитые и очень модные мировые писатели выбирают картины, пишут о них эссе, артисты и музыканты на основании этих эссе сочиняют перформансы, которые исполняются в музее. Писатели что-то новое видят в картинах, как и музыканты. Возникает особая трактовка. В течение трех часов люди ходят от картины к картине. Артисты что-то читают или танцуют, играет музыка.

Первым проект показал Художественно-исторический музей в Вене. Нам предложили проект развить. Мы вторгаемся в сферу современного искусства. Все время спорят, кому оно принадлежит – музеям, галереям или кому-то еще.

Первые вечера в Эрмитаже прошли. По-моему, получились прекрасные комбинации изобразительного искусства, музыки и литературы. Начинается все с поэмы Шекспира «Венера и Адонис» в Большом Итальянском просвете, где выставлена мраморная скульптура Джузеппе Маццуолы «Смерть Адониса». Поражает трагичность сюжета. Шекспир писал поэму, сидя «на удаленке» во время чумы в Англии. За нее он неожиданно получил деньги и сумел купить акции своего театра. Жизненная история. Текст Шекспира артисты прекрасно исполняют в сопровождении музыки.

Присутствует в проекте и другая великая фамилия – Толстые. Татьяна Толстая написала эссе, посвященное «Блудному сыну». Про него кто только ни писал, но она красиво «вытаскивает» из этой истории линию Каина и Авеля. Два брата, один любимчик, другой нет.

В Вене проект назывался «Ганимед». Там находится знаменитая картина «Похищение Ганимеда» Антонио Корреджо. Свой проект мы назвали «Флора». В Эрмитаже есть «Флора» Рембрандта и недавно отреставрированная «Флора» Франческо Мельци. Считалось, что ее написал Леонардо, оказалось, это не так. Но картина замечательная, одна из лучших.

Про одну «Флору» написано эссе известным австрийским писателем Мартином Поллаком. Он известен в мире, у нас переведен, но имя не на слуху. Поллак пишет о Восточной Европе, о трагедии евреев. Во время войны его отец был одним из немецких карателей. Поллак искупает чувство вины, рассказывая об этом. У него Флора копает в саду, если долго копать, наткнешься на осколки металла – следы войны.

К другой «Флоре» текст написала выдающийся филолог, поэт Ольга Седакова. У нее Флора выходит из картины к зрителю. Это характерно для понимания собственного творчества Седаковой.

Я очень горжусь подбором российских авторов. Евгений Водолазкин рассказывает о святом Иерониме с картины «Святой Иероним и ангел» Хосе де Риберы. Человек, который написал «Лавр», выступает в роли переводчика между культурами. В его эссе есть личные воспоминания. Он был в келье Иеронима.

Белорусский писатель Питер Мартинович, глядя на «Мадонну с младенцем» Прокаччини, рассказывает страшную историю о том, как попечители отнимают ребенка у матери.

Другой поворот у Зэди Смит. Английская писательница, которая продала свой первый роман на аукционе, когда была студенткой, написала эссе для проекта в Вене. Там есть «Портрет старушки» Деннера. Невозможно поверить, что в XVII веке он считался не хуже, чем «Мона Лиза». У этой картины множество повторений. Только в России их несколько. Нашу картину Смит не видела, писала про ту, что в Вене. История о том, как картины повторяются, как меняются вкусы публики.

Австрийскую писательницу японского происхождения Мичико Флашар привлекла «Цепная собака» Поттера. Автор романа-бестселлера «Я звала его Галстук» описывает в своих книгах современное социальное явление: взрослые люди уходят в отшельничество, живут со своими компьютерами, никуда не выходят, ни с кем не общаются. Это укладывается в нашу музейную историю. Эрмитаж – приют отшельника, место, где можно жить.

Перформанс «Флора» получился не просто хорошим, он в духе Эрмитажа. Европейские писатели оказались пессимистами, но исполнение эссе блестящее, проникает в душу.

Не устаю объяснять: на территории культуры свои правила, мы по этим правилам играем. Всякий раз, изобретая инновации, их преображаем. Инновации нужны не для того, чтобы уничтожать традиции, а для того, чтобы их сохранять. Когда культура что-то активно изобретает, это многих раздражает. Но и раздражение должно идти на пользу. Через раздражение проявляется, не скажу истина, но новое развитие.


#Пиотровский #Эрмитаж #очерк

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 182 (7019) от 29.09.2021 под заголовком «Когда инновации не для денег».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?