Кибердрама Чехова. На фестивале «Точка доступа» покажут спектакль «Робот Костя»

Уже не первое лето любителям театра скрашивает фестиваль «Точка доступа». Спектакли, перформансы и хэппенинги проходят на базаре, вокзале, в торговых центрах и салонах сотовой связи, в барах, лесу... Несколько лет назад, помнится, была даже опера в дамском туалете одной из гостиниц. Но разве в этом есть сегодня новизна? В выходе за пределы театральных зданий в городские пространства? А вот если спектакль разыгрывается на сцене, перед сидящими в зале зрителями, но играют его роботы – это необычно. В программе нынешней «Точки доступа» – спектакль «Робот Костя» молодого режиссера Ивана Заславца, который намечен в «Люмьер-холле», в пространстве «Сада сновидений» 15 и 16 июля. Сказать, что в России никогда не видели роботов-актеров, нельзя. Но эти случаи пока редки. Можно вспомнить спектакль режиссера Оризы Хирата «Три сестры. Андроид-версия» по Чехову, показанный в 2013 году в Москве во время фестиваля «Японская осень». Там были задействованы роботы-андроиды. Робот Костя – механическое воплощение героя Чехова Константина Треплева – не человекоподобный объект. Машина. Весом полторы тонны. И другие артисты в спектакле – машины. На вопрос обозревателя Зинаиды АРСЕНЬЕВОЙ, почему все же не андроиды, Иван ЗАСЛАВЕЦ отвечает:

Кибердрама Чехова. На фестивале «Точка доступа» покажут спектакль «Робот Костя» | ФОТО pixabay

ФОТО pixabay

–  Вам знаком термин «эффект зловещей долины»? Это психологический феномен, замеченный и сформулированный в 1970 году японским ученым-робототехником Масахиро Мори. Если объект очень похож на человека, но не человек, мы это чувствуем, даже на бессознательном уровне. Ответная реакция на это тревожащее несоответствие –  отвращение, отторжение. Если же робот выглядит как робот, кукла как кукла и не имеет антропоморфных признаков, у нас не возникает конфликта восприятия. Этот эффект широко используют в киноиндустрии, чтобы вызвать чувство отторжения от негативного персонажа, яркий пример –  Франкенштейн. 

Так вот мы принципиально стараемся уйти из зоны «зловещей долины», наоборот, пробуем работать с промышленными роботами, как с живыми актерами. Мы смотрим, какие у них пластические данные, как они могут действовать, выражать свои эмоции, и при помощи их индивидуального языка пробуем осваивать материал пьесы. 

Помните, у Чехова Нина говорит Треплеву: в вашей пьесе нет живых лиц? Вы не представляете, насколько это философская и пророческая фраза. Сейчас XXI век, 2021 год, вот и у нас в постановке нет живых лиц. Но это совсем не значит, что роботы не могут передать живые чувства. 

–  А почему именно Чехова выбрали для кибердрамы? Почему, на ваш взгляд, Чехов остается самым популярным драматургом наряду с Шекспиром?

–  Я очень люблю Чехова за его авангардный и ироничный взгляд на искусство и жизнь в целом, за тонкую наблюдательность и понимание простоты и сложности жизни одновременно. Он ведь очень внимательно подмечал абсурд и бессмысленность многих человеческих проявлений и, главное, умел это выразить. Но меня он еще привлекает как большой мастер формы и работы с формой (говоря «форма», я имею в виду средства художественной выразительности). На мой взгляд, его пьесы очень хорошо сделаны и сконструированы. Если ты его изучаешь и анализируешь, то можно понять, как создается произведение искусства. Это виртуозность и высокое качество работы со словом как со структурным элементом, а еще ведь и философия, и чувственные драматические куски, где невозможно не сопереживать. И все продумано, сконструировано и сделано настолько тщательно, что с годами не устаревает, а, кажется, становится только лучше.

Притом что это же эксперимент! Нужно помнить, что Чехов для своего времени был новатором. Это был современный театр, те самые попытки поиска «новых форм». Он внутри своей драматургии уже задает некую игру: а попробуйте-ка изобрести свои новые формы, «ведь если их нет, то ничего не нужно» (словно говорит нам Чехов репликой Кости Треплева).

И в этом смысле мне кажется, что его пьесы требуют постоянного обновления, а при мощном, тонком и ироничном содержании, конечно, они не устареют, будут с годами открываться все новые и новые глубины.

Мне кажется, что в «Чайке» тема критики театра и даже самих театральных принципов очень важна. Мне нравится, когда режиссеры мощно разрабатывают эту тему. Как, например, в «Чайке» Юрия Бутусова, которую я видел в Москве в «Сатириконе». Там режиссер сам выходит на сцену, читает монологи Треплева, танцует свои сумасшедшие танцы, хотя те, кто занимается театром, знают, какое это мучение –  создавать и ставить пьесу, а потом выносить ее на суд зрителей.

В списке актуальных тем обязательно вспоминают тему противостояния молодых художников и заслуженных деятелей искусства, получивших признание и почивающих на лаврах. Для современно русского театра и, наверное, искусства это очень насущный вопрос. В медиасреде столько по этому поводу сломано копий со взаимной критикой обеих сторон, что тут либо долго спорить, либо просто промолчать.

–  Японец, который поставил «Трех сестер» с роботами-андроидами, по образованию физик. А вы –  программист, специалист по современным компьютерным технологиям?

–  Я действительно не чужд технологиям и буквально на днях поступил в магистратуру Art& Science Университета ИТМО. Но прежде всего я, конечно, человек из театра. Учился режиссуре сначала в Питере в Мастерской Г. Р. Тростянецкого, затем перевелся на курс А. А. Могучего и потом немного поучился в ГИТИСе в мастерской О. Л. Кудряшова. Плюс у меня есть актерское образование.

Что касается технологий, то я отучился в Лаборатории новых медиа в 2020 году на Новой сцене Александринского театра. В качестве выпускной работы сделал там экспериментальный эскиз, с которым потом принимал участие в творческой лаборатории «Группа продленного дня» при Театре имени Ермоловой. Этот проект «Лаборатория боли, или К чему приводит Овидий» тоже экспериментальный и исследовательский. Если кратко, то мы при помощи нейроинтерфейсов, надетых на головы актеров-перформеров, снимали показания ЭЭГ и пытались понять, что именно происходит в мозгу актера, когда он находится в процессе творческого переживания на сцене. В этом перформансе наша команда опиралась на исследования, которые начала профессор РГИСИ Лариса Грачева, изучавшая вместе с Институтом мозга психофизиологию исполнительских искусств. Но благодаря современным технологиям мы еще и смогли в режиме реального времени визуализировать процессы, происходящие в верхней коре головного мозга.

Собственно, идея о том, чтобы роботы поставили и сыграли «Чайку» Чехова, также родилась в двадцатом году, когда из-за ковида театральная жизнь замерла и я занимался в Лаборатории новых медиа.

–  Какие бы радикальные перемены ни происходили в современном театре, все же многие театроведы убеждены, что главное –  это актер, его живая энергия, талант, харизма.

–  Мне кажется, этот вопрос был уже частично разработан многими современными режиссерами. Примеры –  постановки Хайнера Геббельса (например «Вещи Штифтера»), Rimini Protokol, Ромео Кастелуччи... Если вспомнить их и другие многочисленные эксперименты с дополненной реальностью, спектакли, где не работают профессиональные актеры, спектакли с участием ИИ (искусственного интеллекта), то можно сказать, что современный театр вполне может обойтись (и все чаще обходится) без актеров и иногда вообще без биологических объектов. И все равно остается театром.

Актеры прекрасны, и, я думаю, актерский театр никуда не уйдет, но театр, искусство и жизнь не стоят на месте. Наверное, когда человек читает аннотацию к нашему спектаклю, у него возникает картинка: «Киборги ходят и говорят текст Чехова...». На самом деле все совсем не так. Эти эксперименты с мышлением роботов, с поиском их чувственности, с нашим восприятием их природы, с поиском новых форм театра –  это именно то, что, наверное, и заповедовал нам Чехов устами Константина Треплева: «Нужны новые формы. Новые формы нужны...».



#фестиваль #спектакль #театр

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 127 (6965) от 14.07.2021 под заголовком «Кибердрама Чехова».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?