Иван Краско: «Актер – не лицедей, а создатель своей роли»

23 сентября, исполняется 90 лет легендарному петербургскому артисту Ивану Ивановичу Краско. С ведущим актером Театра им. В. Ф. Комиссаржевской побеседовала театральный критик Светлана Рухля.

 Иван Краско: «Актер – не лицедей, а создатель своей роли» | Фото предоставлено Театром им. Комиссаржевской

Фото предоставлено Театром им. Комиссаржевской

- Иван Иванович, в начале нашего разговора мне хотелось бы вспомнить вашего педагога – блистательную русскую актрису Елизавету Ивановну Тиме.

- Мудрая женщина, которая никогда не позволяла себе перехвалить. В ученические годы это очень опасно.

Ее супруг Николай Николаевич Качалов привозил ее к институту на машине и как-то сказал мне под большим секретом, как мужчина мужчине: «Елизавета Ивановна вас очень ценит. Но я вам ничего не говорил!». А это же для студента как гром среди ясного неба… никакими словами не выразить…

Однажды Елизавета Ивановна сказала: «Иван Иванович (так она меня называла) вы не могли бы мне привезти журнал? Я немножко приболела». Приезжаю, звоню в квартиру, открывает дверь Галина Сергеевна Уланова… Я дар речи теряю, а она так просто: «Ученик Елизаветы Ивановны? Проходи, чего ты?». Как я себя потом корил! Николай Николаевич – двоюродный брат Блока, крупный ученый-химик; Елизавета Ивановна… не знаю, правда или нет, но мы тайком обсуждали, что она была любовницей Керенского, Уланова – подруга. Какой мир! Я имел право каждый день бывать в этом доме, но стеснение, боязнь быть навязчивым. Ох, как теперь жалею!

- А что самое главное из ее уроков запомнили?

- Достоинство человеческое. Она и в нас его воспитывала. Многое в памяти осталось. Помню, Елизавета Ивановна читала как-то в Малом зале Филармонии «Даму с камелиями» Дюма. Большое произведение, два отделения. Зашел я к ней после концерта, говорит: «Иван Иванович, а я пережила некий психологический опыт. С утра чувствую: безобразие, течет из носа как из водопроводного крана. Я взяла семь платков, попрятала их во всех складках сценического платья и, представьте себе, ни один не понадобился!». Организм хитро ведет себя у профессионалов: не позволяет растратиться перед сложным спектаклем. Встаешь, тебе надо куда-то ехать, что-то делать, а ты везде вялый, тебе все неинтересно, а оказывается он, подлец (улыбается), готовится к вечеру. Это как в комедии известной: «А страсть я вечером дам». Неоднократно мне это приходилось испытывать на себе.

- Тиме ведь «отвоевала» вас у Бориса Вульфовича Зона, который хотел вас взять к себе на курс. Как же ей это удалось?

- (улыбается) Да, он хотел ставить пьесу Александра Крона «Офицер флота» и хотел видеть меня в качестве консультанта, ведь я пришел поступать, как он сам выразился, «с корабля на бал». Но Елизавета Ивановна сказала: «Мне нужен староста на курсе, а консультантом он может быть, будучи моим студентом». Так и получилось.


Фото предоставлено Театром им. Комиссаржевской

- Елизавета Ивановна обладала удивительным по тембру голосом и чтецким даром. То же самое я могу сказать про вас. Записанные вами на радио повести и рассказы – настоящие шедевры искусства художественного слова.

- Помню, звукооператор на радио сказала обо мне: «Поразительно, Краско не только текст доносит, но еще и рельеф дает» (улыбается). Я, действительно, вижу все, что написано и стараюсь интонационно это описать, чтобы и другие увидели. А голос… Конкурс был в Александро-Невской лавре: песни пели, стихи читали. Я спросил у отца Назария, почему у лауреатов такие чистые голоса. Он ответил: «Голос – это Божья благодать».

- Когда снимаетесь в кино и на телевидении, зрителей будущих «видите» как и книжных героев? Работа в театре и в кино для вас различаются?

- Суть одна. Есть вещи внутренние, но у каждого артиста есть еще чувство аудитории. Как только ты оказываешься в любом театральном помещении, пусть это зальчик небольшой или школьный класс, сразу срабатывает какое-то подсознание и находится верный тон. Можно забавную историю расскажу (улыбается)? В БДТ был случай. Пришли сорок артистов из Театра оперы и балета им. Кирова на «Горе от ума». Наутро вдруг ЧП. Товстоногов вызывает труппу и начинает кричать: «Безобразие! Жалоба! Плохо слышно!». А Ефим Захарович Копелян неожиданно спрашивает: «Георгий Александрович, а балетные или оперные были?». «Какая разница?», - не снижает накала Товстоногов. «Если балетные, может они ногами слушали?». Такой хохот грянул, Георгий Александрович махнул рукой и закрыл собрание.

А в продолжение ответа на вопрос скажу, в кино срабатывает инстинктивный или воспитанный механизм, что тебя – в плане душевной подачи – должны услышать все. Поэтому на съемочной площадке внутренняя концентрация сильнее, чем в театре. Меня приучили телевидение и кинокамера к общению более широкому, если так можно выразиться. На сцене, если что-то упускаешь, берешь себя в руки и находишь нужное состояние. В кино этого нельзя сделать и ощущение на площадке совершенно особое, которое я даже не пытаюсь себе объяснить. Хотя мне Владимир Александрович Сахновский объяснил про все мои работы: «Когда ты играешь, невозможно подумать, что ты просто выучил текст, ты живешь».


Фото предоставлено Театром им. Комиссаржевской

Я сам как-то посмотрел один телеспектакль и заметил, что почти все партнеры отговорят текст и отключаются, а артист Краско ведет наблюдение за всеми, внутреннюю нить не прерывает. Сахновский спросил еще: «Ты всегда осознаешь, про что играешь?». Я ответил, что не задумываюсь, и он сказал, что это правильно, но в то же время раскрыл мне все мои роли, рассказав, про что я в них играю. То есть о восприятии и воздействии на выходе. И я ему очень благодарен, потому что он настоящий критик. А есть критики, которые что-то представили себе и пишут про это, ведут свою линию. А это ерунда, потому что у меня этого нет. Это мне не свойственно как человеку.

- В роли вы вносите только то, что свойственно вам?

- То, что совпадает у меня с персонажем. Это наука Товстоногова. Он не исказил ни одного произведения, не подмял под себя, чтобы выпятиться. Всегда находил аллюзию, совпадение с современностью. Помню, его спросили: «Георгий Александрович, зачем вы взяли для постановки пьесу «Дачники»? Это ведь не лучшая пьеса Горького, потому что театр носит его имя?». Товстоногов ответил: «Потому что люди подразделяются на творцов и дачников, и от нас зависит, какое у нас правительство, в каких условиях мы живем». Я тогда подумал, это ведь совпадает с тем, что Шекспир говорил: «Театр – летопись и воплощение своего времени, и он показывает своему веку его неприкрашенный облик». Недавно Дмитрий Быков сказал, что выдающийся режиссер Товстоногов саккумулировал в себе все достижения русского театра. Станиславского, Мейерхольда, Вахтангова, Таирова, поэтому он – вершина. Как интересно обо всем этом рассуждать… Вот я думаю, почему Шекспир написал, что спектаклем может восторгаться весь партер, а знаток печалиться. Он одного поставил в центр, сделал выше всех…


Фото предоставлено Театром им. Комиссаржевской

А, вообще, актеры – это те же обыкновенные люди, просто некоторые из них почему-то умеют властвовать над залом, а если суетиться на сцене и стараться что-то из себя изобразить – ничего не получится. Я многому научился у Луспекаева, Юрского. Когда у меня спросили, есть ли у вас кумир, причем спросили с некоторой иронией, я ответил: «Представьте, есть. И целых два - Луспекаев и Юрский». Один гений от земли, второй – интеллектуал. А у меня есть желание и стремление соединить их в себе.

- Получается?

- Не мне судить… Я считаю, что актер не должен быть глупым. Это не лицедей, а создатель, конструктор своей роли. А как может быть иначе? Когда Женя Шифферс предложил мне сыграть царя Креона, я опешил, как это я – крестьянский парень – буду играть царя, да еще и древнегреческого. Но он был непреклонен: «Я - режиссер, мое дело дать тебе роль, а ты – актер. Твое дело сыграть». Это так сразу вздыбило мой интерес! Я взял в руки палку - как символ власти - иду по Невскому и смотрю всем встречным в глаза, выявляю, все ли мне лояльны, я ведь царь! Человек хмурится, я с вопросом смотрю; улыбается – улыбаюсь в ответ. Но мне нужен был антипод. 

И вот наткнулся в метро на человека, которому не понравился мой взгляд. Между нами возникло мощное энергетическое напряжение. Он спрашивает глазами: «Чего надо?». Мой немой ответ: «Узнаешь скоро» (я-то знаю, что я – царь). Люди вокруг стали замечать, что двое сцепились взглядами… После этого случая, пришел на репетицию, зыркнул глазами: «Антигона, место!». Женя сказал: «И, правда, царь!». Это по Станиславскому и есть зерно роли. Воля во мне в тот момент проснулась, с тех пор никакого стеснения, с этого эпизода, с этого этюда, который я в жизни проделал. А выдуманные этюды, которые играют в театральном институте, это все не то, чтобы на сцене была настоящая жизнь, нужно прочувствовать все в реальности.

#театр #артисты #юбилей

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?