Анастасия Момот. Особое мнение

Анастасия Момот. Особое мнение | Анастасия Момот / Фото из личного архива

Анастасия Момот / Фото из личного архива

Образование «для галочки»


Хорошо писать о наболевшем. А еще лучше писать о том, что уже отболело и прошло. Без лишних эмоций можно сделать некие выводы, проследить закономерности и дать житейские советы людям, оказавшимся в подобной ситуации. Однако, сегодня речь пойдет о том, что болит у нас прямо сейчас и «проходить» в силу обстоятельств не собирается. Речь пойдет о том, чем наша страна могла по праву гордиться многие десятилетия, а теперь ей должно быть стыдно. Я про образование.

Вокруг единой системы тестирования или так называемых ЕГЭ, пришедших к нам вместе с новым тысячелетием, хватает споров. Среди аргументов в пользу тестирования звучит борьба с коррупцией при зачислении поступающих и возможность абитуриентов из регионов поступать в лучшие вузы Петербурга или Москвы наравне с жителями столиц. Аргумент про коррупцию можно даже не комментировать. Это смешно. А еще мы как будто забыли, что в высших учебных заведениях и прежде существовал целевой набор. То есть определенное количество мест для приезжих. Также приводится аргумент об объективности оценивания работ в том случае, когда человеческий фактор сведен до минимума. Можно подумать, компьютер не ошибается, проверяя бланки с галочками и закорючками. Итак, мы имеем условную объективность, такую же условную борьбу с коррупцией и удобство! Якобы удобно подавать документы по почте в дальние вузы, удобно оценивать результаты... Прошу вас обратить внимание! Нет ни одного аргумента в пользу того, что единая система тестирования и многолетняя подготовка учащихся к этому тестированию улучшают качество самого образования. Потому что не улучшают. А наоборот.

Насколько субъективный взгляд на вещи может быть объективным, настолько он у меня, пожалуй, объективен. Дело в том, что я работала университетским преподавателем, когда к нам пришли первые потоки ребят, набранных по ЕГЭ. Сами ребята были хорошие. А вот их познания впечатляли куда меньше, чем познания их предшественников, сдававших обычные вступительные экзамены. Эту разницу отметили все мои коллеги. И со временем она становилась все более очевидной и пугающей. Ребята совершенно не умели формулировать и излагать свои мысли. В Университете не было тестов, к которым они привыкли. В Университете были открытые вопросы, требующие развернутого ответа, анализа, а иногда еще и творческого подхода. Этому в современной школе больше не учат.

Наверное, скоро наше место в аудиториях окончательно займет новое поколение преподавателей, которые сами сдавали ЕГЭ, и контраст между тем, что было, и тем, что стало, нивелируется. Все будут примерно на одном уровне. Очень низком. Кстати работа с тестами - это удел не только старшеклассников, как многие ошибочно полагают. Все начинается раньше. Теперь дети младшего школьного возраста тоже пишут контрольные в форме тестов. Причем тестированиям и подготовке к ним отводится очень много учебного времени! Учитель вынужден подолгу объяснять ребятам, что от них требуется, а они все равно ничего не понимают, потому что простые по сути задания облекаются в громоздкую и очень сложную для восприятия форму.

Помните старые контрольные по математике? Допустим, есть три задания. Первое - «Реши примеры». И даны примеры. Второе - «Вычисли неизвестное». И даны уравнения с неизвестным. Третье - задача, разумеется. Пишем «дано», «решение» и «ответ». А вот какие задания в современной контрольной для ученика младшей школы: даны четыре столбика уравнений, над которыми висит многословная и устрашающая надпись - «Обведи номер того столбика равенств, в котором все неизвестные уменьшаемые больше числа 5, но меньше числа 15». «Что, простите?» - родители нахмурились и даже почесали свои семь пядей во лбу, прежде чем поняли, что надо сделать в задании. Конечно, они поняли! И даже правильно отметили нужный столбик. Недаром они взрослые... Только это задание для восьмилетнего ребенка. И таких заданий в тесте не три, не пять, а целых девять. Удачи ученику справиться с ними за сорок минут урока, продираясь к звездам сквозь кустистые и колючие терни формулировок.

Кроме того, в программу для малышей включили изучение сложной терминологии, которую раньше изучали в средней и старшей школе. Фонетика, синтаксис, метафора, эпитет, олицетворение, аллегория... Как филолог я их очень люблю. В них нет ничего плохого, кроме того, что это все слишком рано для учеников начальной школы. Детское сознание не готово к восприятию научного языка. Вместо того, чтобы развивать воображение и ассоциативное мышление у детей, мы заставляем их зубрить определения терминов. Тупо и бесхитростно. В итоге ребенок может рассказать, что такое эпитет, но совершенно не понимает, зачем ему это нужно. Разве что для правильной постановки галочки в очередном тесте. Кстати я буквально сегодня держала в руках вариант экзаменационного теста по литературе за 2020 год. Там все те же вопросы про эпитеты и олицетворения, определения которых зубрят малыши! Получается, второклассник мог бы неплохо написать ЕГЭ! Что тут скажешь... Надо постараться не расплескать чашу знаний, накопленных в начальной школе, за оставшиеся годы обучения.

Как же так выходит, что при кажущейся сложности современной школьной программы дети вырастают безвольными неучами и лентяями, знающими куда меньше, чем их великие предки, которые шли в первый класс «чистыми листами», то есть без необходимых нынче умений читать и писать с пеленок? Во всем виновата эта самая кажущаяся сложность. Ученик начальных классов - пока еще открытый, восторженный, жаждущий знаний и приключений, идущий в школу, как на праздник, внезапно получает двойки за неправильно выполненное задание. И сразу красной ручкой в дневник! Бесцеремонно и безжалостно. Не потому что он не умеет вычислять неизвестное в уравнении или решать задачи, а потому что он просто не понял, что от него хотят и какой такой номер столбика надо обвести. Ребенок расстраивается, приходит домой в слезах... Что сделает любящий родитель? Правильно. Пожалеет ребенка. Постарается утешить. Скажет, что не надо так убиваться из-за оценок. Любящему родителю психическое состояние ребенка важней успеваемости. Постепенно ребенок адаптируется, привыкает к плохим оценкам и повсеместной несправедливости, выращивает толстую броню «пофигизма», без которой можно сойти с ума в современном мире. Ему становятся безразличны и оценки, и предметы. Школьные годы превращаются в некий обязательный срок, который надо отбыть, потерпеть и забыть. А как же самолюбие и чувство собственного достоинства? А как же мотивация? А как же интерес к новым знаниям и умениям? Как же мечты о великих открытиях, свершениях и изобретениях? Все это убивается на корню! Еще в начальной школе.

Приведу следующий пример - на сей раз с обычным контрольным тестом по литературе. Нечто подобное было у нас в первом классе. Ребенок прочитал рассказ и должен показать свои знания материала. «Выберите характеристику героя, поставьте галочку напротив правильного ответа», - написано в задании. И даются варианты: он (герой) а) жадный, б) хитрый, в) внимательный, г) добрый. Предполагается, что ребенок настолько глуп, что он не в состоянии сам охарактеризовать героя? Даже если он не был глуп изначально, он вынужден стать или притвориться таким, чтобы не провалить задание. От себя хочу добавить, что подобная категоричность в оценке литературных героев просто недопустима. Их образы почти всегда многогранны и неоднозначны. К счастью, давно ушедшие классики литературы не видят, как современные школьники «тыкают» галочку возле слов «хороший» или «плохой», препарируя их произведения...

Как бы то ни было, в бланках ЕГЭ имеется блок для изложения собственных мыслей на заданную тему. Жалкое подобие того, что прежде считалось экзаменационным сочинением. Раньше написание сочинения было важнейшим этапом поступления в вуз. Это был отдельный экзамен, отражающий способность ученика рассуждать, последовательно излагать свои рассуждения на бумаге и делать это грамотно, с чувством глубокого уважения и любви к родному языку! Экзаменационное сочинение имело огромное значение. На него отводилось четыре часа. А теперь это последнее задание в бланке, до которого не все успевают дойти за ограниченное время. Кстати необходимый объем этого, с позволения сказать, сочинения - всего 200 слов. Но краткость отнюдь не сестра таланта. Для многих выпускников и 200 слов - это чересчур. Где бедолаги возьмут столько мыслей?

Зато ЕГЭ дает возможность ребятам подать документы не в один вуз, а в целых пять! Куда они пройдут по количеству баллов, туда и пойдут. Хорошо ли это? Вопрос опять-таки спорный. Некоторые старшеклассники до самого момента поступления не размышляют на тему своего призвания и дальнейшего пути. Им просто надо куда-нибудь поступить. Куда получится. В итоге вузы приобретают совершенно незаинтересованных в обучении первокурсников и не знают, что с ними делать. Раньше мы более ответственно относились к выбору будущей профессии и готовились к вступительным экзаменам в конкретный вуз задолго до окончания школы. Мы тоже ошибались и внезапно обнаруживали себя не на своем месте. Но это случалось реже.

Очевидно, что ЕГЭ и многолетняя подготовка к ним разделили историю нашей системы образования на условное «до» и «после». Если «до» система «выращивала» будущих ученых, творцов и изобретателей, то «после» она стала «выращивать» безвольных и безликих потребителей, искореняя инакомыслие и подгоняя всех под единый стандарт. Причина происходящего тошнотворно проста. Как говорится, «nothing personal, just business». Образованная интеллигенция со своим мнением и оригинальными идеями никому не нужна. Во-первых, она плохо покупает! Что бы то ни было... Ее не соблазнишь второй сковородкой по акции. Ее не заставишь взять кредит на приобретение айфона последней модели и так далее. Она слишком умная, чтобы «кормить» банки без крайней необходимости. Во-вторых, интеллигенция представляет угрозу для самой системы. Одно логично следует из другого. Теперь только отчаянные альтруисты захотят стать докторами, преподавателями или учеными. Зарплата преподавателя высшей школы, имеющего ученую степень и полную нагрузку, близка к прожиточному минимуму. В то время как мастер-бровист, закончивший месячные курсы по фундаментальной науке «бровистике», получает в три раза больше. Бровист - это такой человек, который «делает» брови нашим модницам. Красит, стрижет, причесывает их, наносит татуаж. Если вы мне не верите, посмотрите существующие вакансии в Интернете. Мне кажется, скоро встанет вопрос о целесообразности высшего образования как такового... Может, ну его?

Моя дочь, ученица второго класса, сказала, что ее одноклассницы мечтают о сумках Берберри. «Мам, а что такое Берберри?» - спросила она меня. К счастью, мой ребенок не разбирается в брендах. Пойманный на даче жук ей куда важней и дороже этой ерунды. Но вы только вдумайтесь... Мечтать о какой-то сумке в восемь лет! Мне безумно жаль наших детей. Потому что они все хорошие. Они все умные. Они все талантливые. Нет глупых детей. Есть глупые родители. Нет плохих учеников! Есть плохая система... При этом с учителя снимается большая часть ответственности, ведь он - такая же часть системы, как и ученик. Все вынуждены следовать нелепым инструкциям.

В своих статьях я пытаюсь ответить не только на извечный вопрос «кто виноват?», но и на вопрос «что делать?» Что я буду делать, когда мой замечательный, творческий, любознательный и очень трудолюбивый ребенок принесет двойку за очередной тест? Вчера мы с супругом обсуждали реформы в сфере образования, в частности, тестирование. Он - кандидат педагогических наук, доцент в старейшем педагогическом Университете. То есть тот человек, который учит будущих учителей. Пытаясь спасти юные умы, страдающие от осложнений после перенесенного ЕГЭ, он находится на передовой, подобно врачам, сражающимся с коронавирусом. Супруг прочитал мне целую лекцию на тему образования. Он говорил долго и пылко. Недаром его так любят студенты. А потом я его спросила: «Как мы поступим, когда наша дочь принесет двойку за тесты? Ругать ее? Утешать? Хвалить? Что делать?» И пламенная речь кандидата педагогических наук оборвалась. Он потупил взор и тихо произнес: «Я не знаю».

А я знаю. Я вытру ей слезы и скажу: «В следующий раз мы подготовимся лучше! Ты обязательно получишь пятерку, потому что ты ее заслуживаешь». Если честно, мне наплевать на оценки. Но мне не наплевать на самолюбие моего ребенка. Смирившись с двойками, я его уничтожу.

Не пополнить своими детьми поколение потребителей, пофигистов и неучей - отныне задача родителей. Как и дошкольная подготовка... Как и множество домашних заданий, которые вынуждена делать с ребенком мама - измученная и обессиленная в конце рабочего дня. Некоторые известные личности настолько ненавидят современную школу, что агитируют за перевод детей на домашнее обучение. Но надо быть Ломоносовым, чтобы самому преподавать ребенку и русский, и английский, и литературу, и алгебру, и геометрию, и историю, и географию, и физику, и химию с биологией... Или иметь очень много денег на репетиторов по всем предметам. Мы - не то и не другое, а значит мы - часть системы. Быть ее частью, но не стать ее жертвой - наука посложней «тыканья» галочек в нужные места.

Я знаю про все минусы дистанционного обучения, но кое-чем оно мне понравилось. В нашем случае это был тот самый компромисс между обычной школьной программой и моим оригинальным видением того, как следует ее проходить. Например, в рамках изучения темы «Космос» я самовольно показала ребенку мультфильм «Мы не можем жить без космоса» Константина Бронзита. Тот самый, который был номинирован на Оскар. Посмотрев его, дочь пригорюнилась, прониклась сочувствием к героям и задумчиво сказала: «Мам, а помнишь, в середине мультфильма космонавты играли в шахматы на время? У одного из них время закончилось на часах. Точно так же закончилась и его жизнь...» Я была поражена. Часы героев, играющих в шахматы, были показаны, но мельком. Не могу сказать, что на этом моменте был сделан ощутимый акцент. В общем, я не заметила эту деталь, а ребенок заметил, чем несказанно удивил не только меня, но и самого Бронзита... «Сколько, сколько лет ребенку?! - воскликнул великий мультипликатор, - взрослые не видят этого, а ребенок увидел! С ума сойти!».

Доченька, а теперь давай найдем верное определение для слова «аллегория» и поставим напротив него галочку. Умница! Пятерку тебе.

#школа #вузы #образование #ЕГЭ

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?