В России отмечают день сотрудника органов следствия Российской Федерации

25 июля — день сотрудника органов следствия Российской Федерации. Работу сотрудников Следственного комитета пресса освещает часто — ведь именно там расследуются все резонансные преступления, привлекающие внимание общественности: убийства, крупные хищения, коррупция в органах власти и силовых структурах. Есть, однако, отдельная сфера, которой занимается специализированное подразделение СК. Это — транспорт. Как мы понимаем, зона повышенной опасности. И не только в связи с возможностью человека, к примеру, оказаться под колесами поезда, но и потому, что часто там — немереное поле для коррупции. Тем не менее туда, где расследуют такие дела, СМИ заглядывают нечасто. Сегодня мы восполняем этот пробел. На вопросы обозревателя нашей газеты Михаила РУТМАНА отвечает руководитель Санкт-Петербургского следственного отдела Западного межрегионального следственного управления на транспорте СК России Марат КАЧМАСОВ.

В России отмечают день сотрудника органов следствия Российской Федерации | РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

Поясните, пожалуйста, Марат Гаджиевич, чем вызвана необходимость выделения транспортной темы в отдельное направление, требующее создания специализированной структуры.

— Работа по делам, связанным с транспортом, как правило, не только весьма объемна, но и требует специфических знаний, которых у обычного следователя, скорее всего, нет. Представьте себе, к примеру, столкновение поездов. Здесь уже некогда учиться или поминутно обращаться к помощи технических экспертов. Нужно быстро сориентироваться, задать точные вопросы вполне определенным людям и зафиксировать именно те детали, которые существенны в данной ситуации.

А откуда берутся следователи с транспортным уклоном?

— Разумеется, специально их нигде не готовят. Люди приходят к нам «с земли» и учатся на месте. Для этого существует отдел криминалистики, где наши сотрудники проходят соответствующую подготовку. Есть также учебный полигон, на котором представлены все виды транспорта: автомобили, поезда, самолеты, вертолеты. Занятия ведут специалисты — например, преподаватели Университета путей сообщения или Макаровки. Конечно, при расследовании конкретных дел привлекаем экспертов по необходимым направлениям — следователь не может знать предмет до тонкос­тей, но он должен уметь общаться с этими людьми на их языке.

Более того, даже внутри нашего отдела есть специализация — один следователь занимается железнодорожным транспортом, другой — водным, третий — экономическими преступлениями. Но, разумеется, когда происходит что‑то серьезное, по одному делу могут работать все. При необходимости привлекаем людей и из других отделов. Понятно, что наши сотрудники — «штучный товар», поэтому мы их очень бережем, обеспечиваем социальные гарантии, стараемся продвигать по служебной лестнице.

Теперь хотелось бы представить себе сферу влияния возглавляемого вами подразделения.

— Вопрос, кстати, не совсем прос­той: за последний год в нашем ведомстве произошла реорганизация, о которой, возможно, не все знают. До этого в России было восемь управлений СК на транспорте, в том числе Северо-Западное, к которому относился и наш отдел. Теперь структура укрупнена и управлений стало три. Мы входим в состав Западного межрегионального следственного управления на транспорте, зона обслуживания управления простирается от Новой Земли до Махачкалы. Но в нашем ведении по‑прежнему — Петербург, за исключением аэропорта «Пулково», который относится к сфере влияния коллег из Ленинградского отдела на транспорте.

— Подавляющее большинство расследуемых нами уголовных дел связано с эксплуатацией и без­опасностью транспортных средств. В нашем ведении также весь спектр коррупционных преступлений в данной сфере. Что касается первого, то это наезды железнодорожного транспорта на людей, крушения поездов или воздушных судов, происшествия на воде. В связи с открытием навигации, понятно, последних стало больше. Недавно, например, прогулочный теплоход из‑за неграмотных действий капитана врезался в опору Дворцового моста.

Эта часть нашей работы предполагает и профилактику подобных происшествий. Каждая трагедия на железнодорожных путях — повод для тщательного анализа: правильно ли оборудован переход, были ли там положенные запрещающие знаки и т. д. О возможной опасности происшествий на воде мы ведем беседы с учащимися разных учебных заведений, куда периодически выезжают наши сотрудники.

Но в основном, конечно, занимаемся теперь экономической преступностью. В нашем ведении, кроме всего прочего, и учебные заведения транспортного профиля. Взятки, получаемые преподавателями, хищения бюджетных средств. Однако за последние полгода 90 % всех дел связаны с Балтийской таможней.

Это самая горячая точка города?

— По нашему направлению — да. Несмотря на то что там существует своя служба по борьбе с коррупцией и даже есть свои дознаватели, она как была, так и остается чрезвычайно криминогенной зоной. По количеству выявленных коррупционных преступлений среди таможен России это «рекордсмен». За 6 месяцев текущего года — 28 уголовных дел по фактам получения и дачи взяток. Фигурантами стали 11 сотрудников таможни. Причем среди них не только те, кто непосредственно стоит на постах, но и те, кто за ними надзирает. Одно из дел возбуждено в отношении сотрудника вышеупомянутой службы. В ходе расследования были выявлены факты мошенничества со стороны его начальника — кроме всего прочего, он позволил другому человеку пользоваться своей картой «Подорожник».

Невольно вспоминается бессмертное: «Хоботов, это мелко!».

— На самом деле суммы взяток там колеблются от нескольких сотен рублей до нескольких миллионов. Причина проста: у рядового инспектора таможни зарплата совсем небольшая. А через него проходят грузы стоимостью сотни миллионов. Соблазн немного «отщипнуть» от этого богатства заставляет людей забыть обо всех нормах морали. При этом можно действовать в рамках своих полномочий, формально ничего не нарушая. Поставить, например, груз на досмотровую площадку для проверки и держать его там несколько дней. Хозяин груза теряет сумасшедшие деньги за простой, задержку доставки, аренду площадки. Конечно, проще дать «на лапу» инспектору и без проблем уехать. Причем ведь под уголовную статью подпадает и тот, кто дает, и тот, кто берет. Мне неоднократно приходилось беседовать с взяткодателями. Люди разводят руками: «У меня все документы в полном порядке, но, если я не дам хотя бы 500 рублей, груз будет стоять и я буду нести убытки на ровном месте».

Если у человека есть право пропустить груз или задержать для проверки, при этом то и другое действие будет законно, то это гарантированное поле для коррупции!

— А что другое здесь можно придумать? Если ограничить инспектора в правах, то возникнет больше возможностей для контрабанды. Единственный выход — усилить контроль за его действиями. Разумеется, все таможенные посты оборудованы видеокамерами. Вот, к примеру, для сотрудников ГИБДД ввели носимые видеорегистраторы, которые невозможно выключить. И это дало эффект — количество взяток на дорогах значительно сократилось. Насколько я знаю, подобную меру пытались ввести на таможне, но что‑то, видимо, не получилось. Несколько лет назад, чтобы исключить непосредственный контакт таможенника с перевозчиком, было введено электронное декларирование. Все документы при этом подаются дистанционно, с использованием электронной подписи. Но мы и здесь фиксируем факты коррупции — ведь в декларации все равно указывается номер телефона. Позвони и договаривайся…

Таможня — это правоохранительная структура. Ее сотрудники наверняка знают, как скрывать улики…

— Разумеется. И в этом дополнительная трудность нашей работы. Эти люди, конечно, соблюдают конспирацию. Когда еще деньги брали наличными, например, их перебрасывали из окна одной машины, остановившейся на светофоре, в окно другой, стоящей рядом. Сейчас, конечно, купюры из рук в руки уже не передают. Взятки чаще всего переводят инспектору на карту. И даже не его личную, а какого‑нибудь родственника или просто «доверенного лица». А номер карты сбрасывают взяткодателю на электронную почту или в мессенджер. Чтобы пресечь подобные действия, инспекторам запретили пользоваться на работе мобильными телефонами, но реально проконтролировать это оказалось невозможно — все равно большинство их проносит.

Но обычно коммерсанты, которые занимаются трансграничными перевозками, при каждом пересечении границы просто платят «транспортный налог» в виде фиксированной суммы конкретному сотруднику — от 5 до 15 тысяч рублей за одну декларацию. Если груз большой, то набегает немало. Последняя сумма, которую мы зафиксировали — 6 миллионов рублей.

Вы можете придумать, как с этим бороться?

— Думаю, могло бы помочь совершенствование системы материального стимулирования — чтобы заработок инспектора зависел от суммы, которую благодаря его работе нарушитель заплатил в бюджет. Тогда сотруднику было бы выгоднее не скрывать нарушения, рискуя попасть за решетку, а выявлять их.

Может быть, сотрудники таможни так уверенно себя чувствуют, потому что грозящее им наказание недостаточно сурово?

— Наказание зависит от степени тяжести вины: если речь идет о взятке — то от размера полученной суммы. За взятку в крупном размере — более 150 тысяч рублей — Уголовный кодекс предусматривает до 10 лет лишения свободы, а в особо крупном — свыше миллиона руб­лей — до 15 лет. Я бы не сказал, что эти санкции слишком мягкие. Суд имеет право также присуждать штраф в размере, кратном сумме взятки, но эта мера применяется редко — если человек, допустим, получил миллион рублей, то взыскать с него 10 миллионов, скорее всего, не получится. Да, можно арестовать имущество подсудимого и обратить его в счет погашения понесенного государством ущерба и назначенного штрафа. В Москве суды эту меру применяют часто, но у нас на моей памяти это случилось лишь однажды — здесь все‑таки не такие большие суммы.

Вероятно, подобные факты не так просто доказать?

— Конечно! Для этого, как правило, нужна очень серьезная оперативная работа. В ней кроме нас участвуют сотрудники ФСБ и антикоррупционного подразделения Федеральной таможенной службы. Используется весь спектр допускаемых законом оперативно-разыскных мероприятий.

Когда цепочка платежей выявляется — кто и кому переводил деньги, кто и с каких банкоматов их снимал — проводим серию обыс­ков. Там изымаются телефоны, в которых содержится дополнительная информация. Выявляется окружение подозреваемых, по этим лицам тоже проводятся оперативные действия. Так из маленьких кусочков складывается целостная картина. И когда мы знакомим фигурантов дела с результатами нашей работы, им уже ничего не остается, как чистосердечно признать вину. Многие заключают досудебное соглашение и начинают сотрудничать со следствием. Дело передается в суд и почти всегда оканчивается обвинительным приговором.

В общем и целом, как я понимаю, нагрузки у следователей хватает?

— В производстве каждого из моих следователей находится одновременно пять-шесть дел. Каждый месяц он два-три дела отправляет в суд. Это одна из самых больших нагрузок в России.

#транспорт #расследование #следствие

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 134 (7217) от 25.07.2022 под заголовком «Улики налицо — признавайтесь!».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года
26 августа 2019

Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года

Рассказываем, что ждет учащихся уже через несколько дней.

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?
26 августа 2019

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?

С 1 января пользование скважинами и колодцами будет разрешено только по документу.

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти
20 августа 2019

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти

Помогаем не очень опытным грибникам и любителям пробовать новое разобраться, в какие леса лучше всего выходить с ножом и лукошком.

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов
08 августа 2019

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов

Как обувь приняли за взрывчатку, а на борт пронесли летучую мышь.

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев
05 августа 2019

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев

С первого сентября туристам надо показывать план поездки и подтверждения наличия финансовых средств.

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет
05 августа 2019

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет

Пекин еще раз официально заявил, что выступает против превращения ДРСМД в многостороннее соглашение.

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти
02 августа 2019

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти

В черте Северной столицы и области вызревают города-стотысячники.

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров
08 июля 2019

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров

На борту самолетов будут предлагаться только прохладительные напитки.

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп
02 июля 2019

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп

Здесь сохранились такие растения и мхи, которых не встретишь больше нигде в окрестностях Петербурга.

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке
25 июня 2019

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке

Суды активно используют слова «истица» и «заявительница», а слово «юристка» встречается лишь однажды.

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста
13 июня 2019

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста

При увольнении «по собственному» человек помимо положенной зарплаты получает лишь компенсацию за неиспользованный отпуск.

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку
03 июня 2019

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку

Верховный суд РФ решил: управляющая компания имеет право доступа на жилплощадь с целью проверки.