Столичный парень. Как уроженец Молдавии стал скульптором в Петербурге

«Я вырос в «сибирском» районе Кишинева. Удивительно, что небольшой район частных домов и нескольких замкнутых дворов из хрущевских пятиэтажек вмещал в себя бескрайние просторы Сибири: Енисейская, Омская, Новосибирская, Барнаульская, Томская… Живя в Петербурге на улице с солнечным названием Тбилисская, долгими зимними вечерами, сидя у печки, я перечитываю, как сказку, страницы своего детства, прошедшего в одном из дворов Красноярской улицы». Автор этих строк Валерий БЫТКА, участник творческого содружества «Деревня художников», называет себя петербургским скульптором молдавского происхождения и подчеркивает: «Я — столичный парень».

Столичный парень. Как уроженец Молдавии стал скульптором в Петербурге | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Валерий Константинович, а где вы себя больше чувствуете дома?

— Сегодня, наверное, уже в Петербурге. Но и без родного Кишинева тоже не могу. Хотя последний раз был там два года назад. Но зато в какое время: в апреле, когда там все цветет, когда вокруг — сказочная красота!..

В Петербурге во дворах растут березы, тополя и клены, а там — плодовые деревья: черешни, вишни, айва, яблони. Поэтому, когда я своим ученикам сказал, что поеду в апреле на цветение сакуры, они меня спросили: «В Японию?». «Да нет, — отвечаю, — в родной Кишинев».

Детские дворовые игры, цветущие деревья отложились во мне светом, который до сих пор не угасает и наполняет меня силой. И я, конечно, жду того момента, когда снова смогу хоть на недельку вдохнуть южный запах Кишинева. Выпить, как воду из ручья, и вернуться сюда, на ставший уже родным мне север, чтобы продолжать дальше делиться своим творчеством с живущими здесь людьми…

Сегодня мне кажется, что на невских берегах я все‑таки не случайно. Петр Великий ведь как поступал? Приглашал иностранцев на службу. И они привносили сюда не только свой национальный колорит, но и желание отдавать городу свои знания, умения, талант. Это самое главное, что резко отличает их от тех людей, которые прибывают сюда на заработки и остаются для нашего города чужими.

Вот вам простейший пример. В одном из домов на нашей Тбилисской улице в Коломягах уже пятнадцать лет живет бригада молдаван-строителей. И они не могут починить водопроводную колонку рядом с домом. Спрашиваю: «Ребята, почему?». «А это не наше», — отвечают. Что значит «не наше»? Живут здесь полтора десятка лет, и им все равно, что происходит рядом?! Я так не могу: я себя считаю жителем этой улицы, этого города, этой страны. Состою на службе у Петра. Вот моя принципиальная позиция.

Но было, признаюсь, и еще одно важное обстоятельство. Мой дед, родом из Дубоссар, гвардии рядовой Красной армии, не вернулся с войны. Мама лишь спустя сорок лет после Победы в ответ на свои многочисленные запросы получила извещение: «Пропал без вести в боях за Ленинград». Поэтому мне было важно, что я еду учиться в город, за который погиб мой дедушка…

Причем вот какая штука: родной молдавский язык я стал изучать здесь, в городе на Неве, когда оказался вдали от дома и стал задумываться: а кто я вообще такой?

Как же так получилось?

— Да очень просто. Несмотря на то что мои родители были молдаванами, в нашей семье не говорили по‑молдавски. Не было принято в советское время! Моему отцу в армии досталось от сослуживцев из‑за того, что он плохо знал русский язык. И он потом ни слова дома не говорил по‑молдавски. Мои родители работали на заводах, где не звучал национальный язык. В тот период в Кишиневе всего лишь в одной школе шло преподавание на молдавском, во всех остальных — на русском… Нонсенс, но это факт!

Теперь я уже могу считать себя полноправным молдаванином: говорю, читаю по‑молдавски, пою молдавские песни… Художница Елена Брановицкая недавно меня даже так и запечатлела — в национальном костюме.

Но, как бы то ни было, молдавские традиции я впитывал с детства, и это мне очень помогло. Еще будучи подростком, я зарисовывал старинные памятники на кишиневском кладбище, на котором мы с друзьями играли в казаки-разбойники. Оно было расположено неподалеку от нашего дома. А потом, с начала 1990‑х годов, старинные надгробия стали исчезать. Тогдашние «новые русские молдаване» выкупали лучшие куски кладбища…

Старые плиты исчезали, на этом месте возникали роскошные мраморные склепы?

— Знакомая картина, да? И вот тогда я подумал: а почему бы мне не продолжить старинную молдавскую традицию резных могильных плит? Пришел к питерскому скульптору Дмитрию Вердияну, моему земляку, рассказал о своей задумке, попросил: научите, пожалуйста! Тот отнесся серьезно, дал несколько уроков. А мне было уже тридцать лет, каменотесных инструментов в руках никогда прежде не держал, я ведь по образованию — режиссер драмы…

Начал с изображения маленького ангелочка — получилась корявая бабочка. Но учитель не стал смеяться, он понимал, как важна для меня работа с камнем. Жил я тогда в доме у площади Мужества и таскал камни в свою квартиру на десятый этаж. Трудился, где только мог: и дома, и в дворницкой, и в каморке грузчика. Раз в полгода приглашал учителя, показывал, что сделал…

Да, начинал я как мастер надгробий. Но уже вскоре стали появляться и другие темы — детство, семья…

А где камень брали?

— Поначалу — в Пудости под Гатчиной, в том самом карьере, где когда‑то добывали песчаник для Казанского собора. Камень очень непростой. Он пористый, выделяет влагу наружу, а внутри остается сухим. А еще он цветной, солнечный! Петербургский камень с молдавским солнцем…

Выставку, которая у меня была в Москве несколько лет назад, я так и назвал: «Молдавское солнце над Невой». Кстати, ближе к лету я представлю свои работы в Музее городской скульптуры…

Да, в Петербурге солнца не хватает, но оно есть в камне, из которого в немалой степени построен город. Я ведь использую тот материал, который нынче оказался брошенным, ненужным: раньше это были ступеньки, фрагменты фундаментов, облицовки… И горжусь, что через этот камень служу Петербургу — моему любимому городу, который уже давно стал моей второй родиной.

Вообще национальные мотивы в моем творчестве порой прорываются совершенно внезапно. В молдавских деревнях стены домов украшены каменными рельефами с изображением винограда и цветов, и соседи соревнуются: кто ярче раскрасит. И на меня вдруг как нахлынуло: я стал делать деревянные скульптуры в молдавском стиле! «Бабушкины внуки», «Деревенский ангел», «Рыбаки», «Девочки со скакалкой»…

Так что нынче я чувствую себя деревом, у которого два ствола, как две культуры — русская и молдавская.

#Молдавия #скульптор

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 29 (7112) от 17.02.2022 под заголовком «Молдавское солнце в камнях Петербурга».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года
26 августа 2019

Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года

Рассказываем, что ждет учащихся уже через несколько дней.

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?
26 августа 2019

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?

С 1 января пользование скважинами и колодцами будет разрешено только по документу.

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти
20 августа 2019

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти

Помогаем не очень опытным грибникам и любителям пробовать новое разобраться, в какие леса лучше всего выходить с ножом и лукошком.

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов
08 августа 2019

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов

Как обувь приняли за взрывчатку, а на борт пронесли летучую мышь.

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев
05 августа 2019

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев

С первого сентября туристам надо показывать план поездки и подтверждения наличия финансовых средств.

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет
05 августа 2019

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет

Пекин еще раз официально заявил, что выступает против превращения ДРСМД в многостороннее соглашение.

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти
02 августа 2019

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти

В черте Северной столицы и области вызревают города-стотысячники.

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров
08 июля 2019

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров

На борту самолетов будут предлагаться только прохладительные напитки.

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп
02 июля 2019

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп

Здесь сохранились такие растения и мхи, которых не встретишь больше нигде в окрестностях Петербурга.

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке
25 июня 2019

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке

Суды активно используют слова «истица» и «заявительница», а слово «юристка» встречается лишь однажды.

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста
13 июня 2019

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста

При увольнении «по собственному» человек помимо положенной зарплаты получает лишь компенсацию за неиспользованный отпуск.

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку
03 июня 2019

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку

Верховный суд РФ решил: управляющая компания имеет право доступа на жилплощадь с целью проверки.