Истории «с чистого листа» не бывает. Как меняются оценки Второй мировой войны

«Прежде чем объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться». Эти слова классика политической мысли ХХ века сегодня звучат как никогда актуально. Ведь минувший год, связанный с 75-летием Победы в Великой Отечественной, увы, ознаменовался всплеском «войн памяти». В очередной раз стало очевидным, насколько по-разному смотрят на итоги и последствия Второй мировой войны в России и в странах Восточной Европы, насколько память об этих событиях не сближает, а разделяет наши страны. К сожалению, не приходится надеяться на то, что эмоции схлынут, все само собой утрясется, успокоится. Тем более что наступивший год пройдет под знаком 80-летия начала Великой Отечественной. А значит, нас ожидает новый и не менее яростный виток дискуссий...Оба наших собеседника – доктора исторических наук, профессора Европейского университета в Санкт-Петербурге – внимательно следят за тем, как меняются оценки событий Второй мировой войны. Для Алексея МИЛЛЕРА они, кроме того, служат предметом исследования: он является одним из руководителей действующего при университете Центра изучения культурной памяти и символической политики. Никита ЛОМАГИН, известный исследователь истории блокады и битвы за Ленинград, также отслеживает «тренды» в своей теме.

Истории «с чистого листа» не бывает. Как меняются оценки Второй мировой войны | ФОТО pixabay

ФОТО pixabay

Миллер Алексей Ильич 22.jpg

– Алексей Ильич, в конце минувшего года ваш центр провел научный форум «Память о Второй мировой войне – прославление, проклятие, обвинение, оправдание, объяснение»...

– В самом названии мы перечислили те эмоциональные и стратегические задачи, которые возникают при обращении к этой теме.

Когда мы говорим о прославлении – понятно, речь о подвиге. Проклятие жители разных стран адресуют разным людям и разным силам. Обвинение – то же самое. Что касается оправдания... Сегодня мы видим, как в некоторых странах Восточной Европы действительно пытаются обелить своих соплеменников, причастных к преступлениям нацизма.

Устраивающего всех объяснения и понимания того, что же произошло, достичь очень трудно. Если это вообще возможно...

Сегодня, чтобы двигаться вперед, надо прежде всего понять: как разные общественные силы и индивидуумы работают с памятью о войне. И почему они делают это именно так, а не иначе? Если говорить просто, то все государства, которые каким-либо образом формируют свой национальный нарратив, то есть самостоятельно созданное повествование о некоторых взаимосвязанных событиях, в том числе о своем участии или неучастии в войне, озабочены тем, чтобы не выглядеть плохо.

В Восточной Европе очень распространено желание представить себя жертвами двух тоталитаризмов – германского и советского. Мол, они оба перед нами виноваты, при этом Германия свои грехи признала, а Россия вообще ни за что не хочет отвечать. Соответственно, в ее адрес выдвигается масса обвинений.

С нашей стороны, разумеется, – совершенно иной нарратив. Он подчеркивает роль Советского Союза, и прежде всего России, в борьбе с нацизмом, сфокусирован на подвиге: Ленинград, Сталинград, Курская дуга, взятие Берлина... А, скажем, польский нарратив – это представление о том, что подлые Гитлер и Сталин напали на Польшу, разделили и растерзали ее. Где Ленинград, Сталинград, Берлин? Это уже не главное...

К тому же если наша позиция фокусируется на героизме, победе и самопожертвовании, то западноевропейская – на холокосте и преступлениях нацизма. Оба подхода укоренены в традиции Нюрнбергского процесса и в принципе друг другу не противоречат. Ведь если речь о холокосте, то, значит, и о концлагере Аушвиц, а освободила его в январе 1945 года Красная армия.

Появились и другие версии произошедшего. По одной из них, Вторая мировая война началась с пакта Молотова – Риббентропа, и все ее ужасы случились потому, что Сталин и Гитлер договорились между собой. Поэтому немцы и русские виноваты, а все остальные как бы ни при чем. Этот подход сегодня подкреплен резолюцией Европарламента, принятой в сентябре 2019 года.

И еще один документ: декларация, которую 7 мая 2020 года опубликовали госсекретарь США Майкл Помпео и девять министров иностранных дел восточноевропейских стран, входящих в НАТО. Вся она посвящена не событиям войны, а тому, как страдали люди в Восточной Европе после того, как нацистская оккупация сменилась советской.

– Может даже показаться, что в отношении исторической памяти у современной России гораздо больше точек понимания с Германией, нежели со многими бывшими соцстранами Восточной Европы...

– Говорить о том, что у нас с немцами все нормально, – тоже лукавство. Если судить по ситуации двадцатилетней давности – тогда, на волне сотрудничества между нашими странами, мы немцев как бы простили за прегрешения времен войны, но, с тех пор как наши политические отношения сильно ухудшились, тема немецкой вины и планов нацистов в войне на востоке снова вернулась как «недоработанная».

И в результате мы видим, к примеру, уголовные дела, возбужденные Следственным комитетом России по вновь выявленным фактам массового уничтожения советских граждан во время оккупации. А также всевозможные форумы с акцентом на преступления нацистов, о которых мы еще недостаточно сказали или вообще мало знаем...

В этом контексте важно обратить внимание на решение парламента Германии, принятое всего несколько месяцев. Речь о создании центра документации преступлений вермахта на востоке Европы. Этому предшествовала серьезная полемика, ведь решением Нюрнбергского трибунала вермахт не был признан преступной организацией. Тема совершенных им военных преступлений стала активно обсуждаться в германском обществе еще с 80-х годов ХХ века.

Правда, любая историческая память избирательна. В том же Берлине можно увидеть памятники жертвам холокоста, геноциду цыган, истреблению гомосексуалистов, жертвам эвтаназии, а вот монументов погибшим советским военнопленным (а их три с половиной миллиона!) или остарбайтерам, многие из которых тоже погибли, – нет.

– Ситуация достаточно обычная: люди всегда предпочитают помнить какую-то одну часть собственного прошлого и не хотят вспоминать о другой...

– Скажем, только в 90-е годы ХХ века французы, например, признали, что значительное количество их сограждан были причастны к политике уничтожения евреев. Конечно, не одни только французы этим «отличились»: граждане многих стран Восточной Европы запятнали себя подобным. Практически ни одна страна не может похвастать тем, что ее память о войне – полная, честная и неконфликтная. Одни норвежцы помнят героев Сопротивления, другие – добровольцев, участвовавших в легионах СС. И это две разные памяти.

То же самое можно сказать о Прибалтике, и даже о России. Понимаете, нам ведь тоже ничего плохого о себе не хочется помнить, так ведь?

Когда в 1991 году кончилась холодная война, многие жили надеждой: мы сейчас проясним прошлое, преодолеем все плохое, что было в отношениях между нашими странами, и навеки помиримся. В каком-то смысле начнем все с чистого листа. К примеру, скажем правду о Катыни – и помиримся с поляками. Но постепенно выяснилось, что мириться и прощать друг друга, собственно, никто не собирается...

Оценки становятся только жестче и жестче, ведь историческая память – это одна из сфер, где проявляется политический конфликт. И когда он принимает антагонистический характер, когда одна сторона изначально считает, что она права, а оппонент неправ и его точка зрения глубока аморальна, то уже нет задачи найти точку компромисса. Остается лишь морально уничтожить противника.

Потенциально существует альтернатива, когда две стороны признают: да, наши взгляды различаются, мы никогда не придем к единой точке зрения, но мы можем попытаться друг друга понять, говорить друг с другом уважительно. Но о подобном подходе пока приходится только мечтать. Он возможен лишь в том случае, если политические отношения между странами более-менее благоприятные. Когда же этого нет, то и в политике памяти преобладает антагонизм.

В результате, когда в минувшем году был демонтирован памятник маршалу Коневу в Праге, что, безусловно, было совершенно постыдно, мы, вместо того чтобы признать очевидный и достоверный факт участия власовцев в освобождении Праги, стали отрицать его. Разумеется, нелепо превращать их в борцов с нацизмом: они просто хотели, перейдя на сторону восставших, попытаться заслужить прощение. Но странно отрицать то, что они участвовали...

Утверждать, что Советский Союз всегда и во всем был прав, а любой говорящий что-то иное – пособник врага, вряд ли конструктивно. Идеология осажденной крепости лишает нас и внутреннего свободного диалога.

Ломагин_С.jpg

– Никита Андреевич, сегодня абсолютно очевидно, что Нюрнбергского и других процессов оказалось совершенно не достаточно для преодоления нацизма. Об этом, в частности, шла речь и на международной конференции «Цифровая история», в которой вы участвовали. С чем связано то, что многие факты о преступлениях нацистов и их пособников только сегодня получают широкую огласку?

– Отвечу вопросом на вопрос: а вы никогда не задумывались, почему из сорока двух томов заседаний Нюрнбергского процесса, опубликованных на английском языке Секретариатом международного военного трибунала в 1949 году, на русский язык были переведены только восемь? Потому что там было очень много «лишнего» и нелицеприятного. Не хотели бросать тень на дружбу народов внутри СССР и соцлагеря, а позже опасались навредить политическому единству соцлагеря – Варшавского договора и Совета экономической взаимопомощи. Берегли западных украинцев, западных белорусов, дорожили отношениями с Финляндией...

Изучением оккупации у нас, по сути дела, вообще очень мало занимались: боялись трогать эту тему, поскольку оказывалось, что тех, кто сотрудничал с нацистами, было довольно много – и на Украине, и в Белоруссии, и особенно в Прибалтике, да и в России тоже. В том же сожжении Хатыни участвовали в основном бойцы карательных батальонов, сформированных из украинцев и белорусов...

Все это замалчивание продолжалось до того времени, пока со стороны стран Восточной Европы и Балтии не стали раздаваться обвинения в том, что СССР не освободил их от нацизма, а принес новую оккупацию. Поляки вообще попытались представить себя главной жертвой войны: мол, они первыми пострадали от нападения, предпринятого на них сразу с двух сторон, то есть Германией и СССР. А вот помнить многое из того, что они делали вместе с Советским Союзом, ведя борьбу против нацизма, не хотят. Как будто в Польше не было прокоммунистических сил, искренне симпатизировавших Москве и после войны видевших в ней союзника! Они предпочитают говорить о том, что Красная армия не поддержала варшавское восстание, но не хотят слышать ни о том, какую цену СССР заплатил за освобождение от фашизма Польши, ни о том, как в результате войны изменились ее границы.

Другие страны тоже начали заниматься откровенным мифотворчеством. Например, та же Венгрия, которая стала провозглашать себя жертвой нацизма и коммунизма. Как будто не было ни правителя венгерского королевства Миклоша Хорти, втянувшего страну во Вторую мировую войну на стороне нацистской Германии, ни коллаборационизма, ни массового убийства евреев.

Обратите внимание: президент Чехословакии Вацлав Гавел, диссидент, пострадавший от советского режима, никогда не называл солдат Красной армии, пришедших в Прагу в 1945-м, оккупантами. Увы, сейчас пришло поколение тех, кто интерпретирует историю по-своему и озабочен сиюминутной политической выгодой...

История намного сложнее, нежели пакт Молотова – Риббентропа. Много чего плохого было сделано Сталиным, но надо во всем этом беспристрастно разбираться, не привнося сегодняшней политики. А по факту нас стали обвинять во всех смертных грехах. В том, что мы вместе с Гитлером развязали Вторую мировую войну. Стали говорить о массовом насилии Красной армии в отношении мирных жителей Восточной Европы. Но кто выступил с обвинениями? Нередко это были те, кто во время войны запятнал себя сотрудничеством с нацистами.

Начался снос памятников советским воинам-освободителям. История с «бронзовым солдатом» в Таллине весной 2007 года уже почти забылась, но это ведь был не отдельный случай, а звено в целенаправленном процессе.

А теперь отвечаю на ваш вопрос: раньше нам было политически невыгодно говорить о преступлениях тех, кто был нашим союзником или тем более принадлежал к числу братских народов СССР. А теперь об этом можно сказать открыто. Вот и все.

– То есть, по вашему мнению, нынешнюю «историческую повестку» нашей стране навязали?

– В немалой степени – да. Россию вполне устраивало то знание о Второй мировой войне, которое было до начала 2000-х годов. Но началась нечестная политическая игра. Некоторые государства, относящие себя к числу «цивилизованных», стали разговаривать с Россией весьма высокомерно, обвиняя ее в преступлениях во время Второй мировой войны, хотя им, причастным к коллаборационизму, мягко говоря, надо было бы вести себя куда скромнее.

В результате происходит размывание сформированного после войны международного порядка. История стала важнейшим инструментом политики. Безучастно смотреть на то, что происходит, нельзя, нам ничего не остается, как принять вызов: разбираться, кто и чем занимался в той войне. В ответ на их аргументы приводить наши. Давать адекватный ответ, опираясь исключительно на архивные материалы. Тогда перед нами предстанет неретушированная история оккупации и преступлений нацизма.

Мне наиболее близка тема блокадного Ленинграда. Еще пятнадцать лет назад сами немецкие исследователи высказывали тезис: германское военное руководство осуществляло геноцид в отношении жителей блокированного Ленинграда. И сегодня мы находим все больше доказательств в пользу этого утверждения. Германское командование имело четкую установку: капитуляцию Ленинграда не принимать, даже если она будет предложена. Иными словами, стратегия сводилась к уничтожению гражданского населения путем голода.

– А военнослужащие вермахта и их союзники, которые находились под Ленинградом, знали о том, что ждет осажденный город?

– Знали! Поскольку приказы о том, что капитуляцию принимать не следует, что надо открывать огонь по гражданскому населению, если оно попытается вырваться из города, офицеры зачитывали перед строем. И высшие командиры неоднократно выезжали в части, чтобы выяснить, готов ли личный состав эти приказы выполнять. Ответ был такой: готовы, по крайней мере один раз, а затем эти части придется выводить в тыл, поскольку нельзя будет ручаться за моральное состояние солдат.

Иными словами, самое важное: ответственность за жертвы блокадного Ленинграда лежит не только на высшем нацистском руководстве, но и фактически на всех военнослужащих, которые здесь находились. Поскольку они прекрасно знали, что делают. Вот о чем речь...

И когда наши оппоненты пытаются так представить дело, что во время войны они были «святее Папы Римского», а нас обвинить во всех грехах, мне так и хочется ответить словами Высоцкого: «нет, ребята, все не так...». Наш главный нарратив – наши деды спасли мир. И это правда. И нельзя приравнивать освобождение Восточной Европы от нацизма к ее советизации. Это совершенно разные вещи. Наши деды, проливавшие кровь в Восточной Европе в 1945-м, не имеют никакого отношения к тем, кто подавил восстание в Венгрии в 1956-м и «пражскую весну» в 1968-м. Никакого! Точка.

#Вторая мировая война #Европа #история

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 8 (6846) от 20.01.2021 под заголовком «Истории «с чистого листа» не бывает».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года
26 Августа 2019

Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года

Рассказываем, что ждет учащихся уже через несколько дней.

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?
26 Августа 2019

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?

С 1 января пользование скважинами и колодцами будет разрешено только по документу.

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти
20 Августа 2019

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти

Помогаем не очень опытным грибникам и любителям пробовать новое разобраться, в какие леса лучше всего выходить с ножом и лукошком.

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов
08 Августа 2019

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов

Как обувь приняли за взрывчатку, а на борт пронесли летучую мышь.

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев
05 Августа 2019

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев

С первого сентября туристам надо показывать план поездки и подтверждения наличия финансовых средств.

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет
05 Августа 2019

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет

Пекин еще раз официально заявил, что выступает против превращения ДРСМД в многостороннее соглашение.

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти
02 Августа 2019

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти

В черте Северной столицы и области вызревают города-стотысячники.

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров
08 Июля 2019

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров

На борту самолетов будут предлагаться только прохладительные напитки.

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп
02 Июля 2019

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп

Здесь сохранились такие растения и мхи, которых не встретишь больше нигде в окрестностях Петербурга.

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке
25 Июня 2019

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке

Суды активно используют слова «истица» и «заявительница», а слово «юристка» встречается лишь однажды.

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста
13 Июня 2019

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста

При увольнении «по собственному» человек помимо положенной зарплаты получает лишь компенсацию за неиспользованный отпуск.

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку
03 Июня 2019

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку

Верховный суд РФ решил: управляющая компания имеет право доступа на жилплощадь с целью проверки.