Генералы рудных карьеров. Как развивался горнопромышленный комплекс России

Не зря говорят, что горнорудная отрасль во многом обязана своим появлением ленинградцам. Это сущая правда. Институт по проектированию горнодобывающих предприятий «Гипроруда», поселившийся на набережной Мойки в 1931 году, был первой советской организацией такого профиля. Многие десятилетия он оставался головным проектировщиком в системе Минчермета СССР, помогая строить карьеры, рудники и горно-обогатительные комбинаты в нашей стране и за ее пределами – в Китае, Индии, Болгарии, во Вьетнаме... Правда, сегодня об этом мало кто знает, а 90-летие первенца проектного дела в горнорудной промышленности никто толком не отметил: пандемия.

Генералы рудных карьеров. Как развивался горнопромышленный комплекс России | Среди объектов, которые проектировали предприятие и его филиалы, были очень известные. К примеру, крупнейший в мире карьер Лебединского комбината на Белгородчине. / ФОТО Доната СОРОКИНА/ТАСС

Среди объектов, которые проектировали предприятие и его филиалы, были очень известные. К примеру, крупнейший в мире карьер Лебединского комбината на Белгородчине. / ФОТО Доната СОРОКИНА/ТАСС

С чистого листа

Первая пятилетка. Советское правительство строит грандиозные планы по подъему промышленности, которая, как люди в хлебе насущном, нуждалась в минеральном сырье. Металлургические комбинаты проектировал тогда ленинградский институт «Гипромез», созданный в 1926 году, а сырьевой составляющей занимался один из его отделов. Но задачи перед ним стояли масштабные, и в силу своей малочисленности он с ними не справлялся.

Для горнорудной отрасли нужна была своя крупная проектная служба. Постановлением Совнархоза СССР она была создана на базе гипромезовского отдела. Одно время институт размещался в шикарном особняке на набережной Мойки, 86, построенном по проекту Монферрана, где находилось прежде итальянское консульство. Уже одно это говорило о том, что власть связывала с институтом большие надежды.

Но вот какая загвоздка. Горных инженеров со времен Екатерины II готовили в бывшей имперской столице, а потом не только там. Проектировщиков же для горного дела, требующего знаний геологии, энергетики, механики, остро не хватало – их никто не выпускал. Как вышли из положения? Пригласили в Ленинград американцев, которые несколько лет передавали свое мастерство.

Ленинградцы оказались, однако, в непростой ситуации. «Гипроруда» должна была выдавать проекты освоения месторождений, рудников и карьеров, разбросанных по всей стране. Да еще в сжатые сроки. Кроме того, проектировщики разрабатывали отраслевые нормы. Присматривались к горнотранспортному оборудованию, а в нашей стране его тогда почти не производили (ленинградский «Механобр» развернулся позже), покупали за рубежом. Словом, начинали с чистого листа. А первым всегда тяжелее.

Получите и распишитесь

В эпоху общего энтузиазма гипрорудовцы работали в жестком цейтноте.

Реконструкция криворожских, тульских, липецких рудников? Пожалуйста. Горнодобывающие мощности для обеспечения железной рудой новых металлургических гигантов – Кузнецкого, Магнитогорского? Получите проекты. Ввести в строй первый подземный рудник на базе месторождений Курской магнитной аномалии? Будет сделано.

Такие объекты возникали нередко в чистом поле и тайге, вдали от обжитых мест. Их приходилось обеспечивать инфраструктурой (линии электропередачи, дороги, прочее) и строить поселки, превращавшиеся в города. Так на карте страны появились не один-два, а с десяток многолюдных городов, чьи судьбы неразрывно были связаны с горнорудным делом.

Правда, катить проектную глыбу «Гипроруде» помогали ее филиалы, открывшиеся в Харькове и Свердловске. Спустя время такие же подразделения появились в Белгороде, Новокузнецке и других регионах. Забегая вперед, скажем, что при поддержке ленинградцев это ремесло освоили китайцы. Проектный институт, возникший благодаря им в городе Аньшань, входит ныне в огромный холдинг, где работают порядка 50 тыс. человек.

Вместе со своими филиалами «Гипроруда» готовила планы развития подобных предприятий на все пятилетки. Анализировала перспективы роста их сырьевой базы на Урале, в Сибири, Казахстане – по всем железорудным районам страны. Институт пошел в гору. Ему поручали проектирование горнодобывающих предприятий медно-никелевой и угольной отраслей, которые располагали своими проектными силами.

Лишь за первые десять лет по проектам «Гипроруды» были построены и реконструированы 93 объекта: рудники для черной и цветной металлургии, горнорудные предприятия, объекты стройиндустрии. Институт не закрывался и во время Великой Отечественной войны – обеспечивал жизненно важное сырье для выплавки железа и стали.

Сначала его сотрудники работали в осажденном городе. Потом институтские бригады стали выбираться на проектируемые уральские рудники, пока в Свердловск, куда эвакуировали Наркомчермет, не перебрался весь институт. А в марте 1945 года он вернулся и стал участвовать в восстановлении отрасли...

От Ковдора до Караганды

Нынешний генеральный директор института Андрей Сердюков вспоминает основные вехи его истории. Советского Союза давно нет, и карта этой страны в его кабинете не висит. Но она возникает перед глазами, когда в разговоре мелькают названия городов, где стараниями «Гипроруды» выросли горно-обогатительные комбинаты (ГОК) и металлургические заводы: Ковдор, Боровичи, Полтава, Соль-Илецк, Качканар, Караганда, Дашкесан. Это Россия и соседние с ней государства – Казахстан, Украина, Азербайджан, Грузия.

«Институт имел группу изыскателей, выезжавших в поле для предпроектных работ, и много других подразделений, – рассказал Сердюков. – В пору его расцвета коллектив насчитывал около 750 человек...»

Как головной проектировщик Минчермета СССР, «Гипроруда» собирала под свои знамена десятки организаций, хотя некоторые находились за тысячи верст от города на Неве. Металлурги, геологи, энергетики, обогатители – все действовали в одной связке с институтом, отвечавшим за конечный результат. И вовлекали в производство разные виды сырья – не только железную руду.

Заказчику было удобно: поручил дело главному проектировщику – и голова не болит. Но что хорошо: геологи нарастили запасы полезных ископаемых на десятилетия вперед. Для освоения брали наиболее лакомые месторождения, а прочие оставляли на потом. Так гурман выбирает самые изысканные блюда и, морща нос, отодвигает другие.

«Генералы»-ленинградцы отвечали также за разработку генеральной схемы размещения объектов черной металлургии, которая пересматривалась через каждые пять лет. С канцелярскими счетами и арифмометром готовили технико-экономическое обоснование проектов. Оценивали их целесообразность и эффективность освоения железорудных месторождений.

Соль вместо денег

В начале 1980-х вокруг площади Конституции стало формироваться кольцо проектных организаций, своего рода кластер, вспоминает главный инженер института Игорь Магаршак. Перебралась туда в одну из новых высоток и «Гипроруда», а на другом этаже обосновался институт «Ленгипромез».

А потом настали девяностые годы: безденежье, развал, беспросветность. Однажды в качестве платы за работу по одному из объектов проектировщикам дали... два вагона соли. Из этих передряг институт вышел с потерями: остались около ста специалистов. Но каждый – на вес золота, ведь за плечами у них были поистине драгоценные проекты.

Например, Ковдорский ГОК, освоивший комплексное использование руды с получением железорудного, апатитового и бадделеитового концентратов. Карьеры и подземные рудники для «Апатита», выпускающего фосфатное сырье, и сам этот комбинат. Костомукшский ГОК, построенный при участии финнов на базе богатейшего месторождения в Карелии и выпускавший миллионы тонн концентрата и окатышей.

«В Костомукше, где стояла наша изыскательская партия, вырос район под названием Гипроруда, – говорит Андрей Сердюков. – Но почему его так назвали, сегодня не вспомнят, наверное, и старожилы».

В начале нулевых годов экономика страны очнулась после кризиса, заказов на проектирование стало больше. Но серьезные вложения в горнорудную промышленность не направлялись, а вот добыча драгметаллов оказалась привлекательнее.

Институт вошел в состав одной из крупных золотодобывающих компаний, владеющей комбинатами и железорудными активами. И начал осваивать направление, связанное с добычей алмазов. По проектам института в Архангельской области построены два таких комбината: Верхотинский ГОК (месторождение имени Гриба) и подобный ему, созданный на базе крупнейшего в европейской части России месторождения алмазов имени Ломоносова...

Лекарство от кризиса

«Многим кажется, что горнопромышленный комплекс сегодня на подъеме, но это не так, – делится гендиректор компании. – Отрасль в кризисе. Точнее, после очередного упадка она восстанавливается менее заметно, чем на финише прошлого кризиса 2012 – 2013 годов. Стоимость железорудного концентрата теперь куда ниже, и компании уменьшают объемы производства, не вкладывают деньги в его развитие».

Ценовые перекосы объяснимы. Две трети мирового потребления железной руды приходится на Китай, и его влияние на рынок огромно. Но это слабое оправдание. «Советские» запасы такого сырья истощаются, а новых весомых открытий не видно. Действующие железорудные комбинаты не получают развития, а новых крупных предприятий за последние четверть века не появилось. Один такой комбинат – Кимкано-Сутарский на Дальнем Востоке – сейчас проектируется, но вся его продукция пойдет в Китай.

«Последний объект, при проектировании которого мы выступали головным подрядчиком, – комбинат, построенный на базе месторождения апатит-нефелиновых руд «Олений Ручей» в Мурманской области, – отмечает Сердюков. – Но это было давно, теперь господствует узкая специализация. И заказчик, выбирая на тендерной основе исполнителей, ориентируется на минимальную стоимость работ. Это как если бы человек, приходя в аптеку, просил дать ему самое дешевое лекарство – неважно, лечит оно или калечит».

Положение дел усугубила и пандемия. Хотя при общем отраслевом спаде комплексный подход к проектированию и ныне востребован. Не говоря об использовании «умного» софта и компьютерных моделей.

Глубоких перемен в отрасли, нуждающейся в поддержке государства, пока не происходит. Так, некоторые сибирские месторождения, богатые запасами, нерентабельны – они в стороне от железных дорог. А в отличие от легких алмазов миллионы тонн добытой железной руды без этого не перевезти. Вот и лежат сырьевые «кубышки» без пользы, сетуют специалисты. Однако надежды на возрождение отрасли у них остаются.

#промышленность #геология #предприятия

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 160 (6998) от 30.08.2021 под заголовком «Генералы рудных карьеров».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года
26 августа 2019

Новые предметы и знания. Что изменится в российских школах с 1 сентября 2019 года

Рассказываем, что ждет учащихся уже через несколько дней.

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?
26 августа 2019

Вода из колодца - по лицензии. На кого распространяется новый закон?

С 1 января пользование скважинами и колодцами будет разрешено только по документу.

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти
20 августа 2019

Белые – в Лосево, маслята – в Синявино. 8 самых грибных мест Ленобласти

Помогаем не очень опытным грибникам и любителям пробовать новое разобраться, в какие леса лучше всего выходить с ножом и лукошком.

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов
08 августа 2019

В таких туфлях лететь нельзя! Курьезные случаи с пассажирами самолетов

Как обувь приняли за взрывчатку, а на борт пронесли летучую мышь.

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев
05 августа 2019

Финляндия объяснила ужесточение визовых правил для петербуржцев

С первого сентября туристам надо показывать план поездки и подтверждения наличия финансовых средств.

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет
05 августа 2019

Спасибо, нам не надо. Китай не хочет присоединяться к новому договору о ликвидации ракет

Пекин еще раз официально заявил, что выступает против превращения ДРСМД в многостороннее соглашение.

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти
02 августа 2019

Демографический сюрприз. Как меняется численность населения Петербурга и Ленобласти

В черте Северной столицы и области вызревают города-стотысячники.

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров
08 июля 2019

Перевозчики экономят. Еще одна авиакомпания отказалась от бесплатного питания для пассажиров

На борту самолетов будут предлагаться только прохладительные напитки.

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп
02 июля 2019

В «Сестрорецком болоте» проложат 3 км экотроп

Здесь сохранились такие растения и мхи, которых не встретишь больше нигде в окрестностях Петербурга.

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке
25 июня 2019

Женский вопрос. Эксперт – об использовании феминитивов в юридическом языке

Суды активно используют слова «истица» и «заявительница», а слово «юристка» встречается лишь однажды.

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста
13 июня 2019

Как грамотно уйти с работы? Советы юриста

При увольнении «по собственному» человек помимо положенной зарплаты получает лишь компенсацию за неиспользованный отпуск.

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку
03 июня 2019

Открывайте двери! В квартирах россиян будут искать незаконную перепланировку

Верховный суд РФ решил: управляющая компания имеет право доступа на жилплощадь с целью проверки.